История

Как православные монахи помогали разведке

Автор: Антон Бредихин  |  Фото: Русский Афон  |  2017-10-29 14:10:35

“На небе Бог - а на земле Россия!”, - говорит старая сербская пословица. Так видят представители этого многострадального народа нашу страну. Но не только они. Россия получила право защиты православных народов после взятия турками Константинополя. Во многом в этом реализовывалась концепция “Москва - Третий Рим”, правопреемственности нашей страны у Византийской империи.

Оттого и православные народы Балканского полуострова и Ближнего Востока ждали от Российской империи защиты и покровительства. Они же, особенно духовенство, активно помогали ей в проведении внешней политики в своих регионах, становились акторами “мягкой силы” в деле борьбы за независимость своих народов.

Гнет над Православием

К числу государств, поглотивших земли православных народов стоит отнести Османскую империю, Австро-Венгрию, Речь Посполитую. Оказавшиеся в их составе народы, придерживающиеся “восточного обряда”, были урезаны в правах, их имущество конфисковывалось. Была запущена политика ассимиляции, в том числе и духовной. В отношении белорусских, болгарских, греческих, македонских, малороссийских, русинских земель была введена Грекокатолическая (униатская) церковь. На сербских и болгарских землях проводилась исламизация, ввиду чего возникли босняки и помаки. А из наиболее крепких и умелых юношей-славян было создано войско бесстрашных янычар, которых Османские власти направляли в бой против единокровных народов.

Многочисленные русско-турецкие войны не только укрепляли Государство Российское, но и послабляли власть Порты над православными народами: им предоставлялась широкая автономия, а порой и независимость. В 1774 году Россия получает право официального покровительства над православными народами Османской империи. Выстраивает она и систему контактов с православным духовенством.

Особая роль православных священников сформировалась при выполнении дипломатических миссий. После пребывания с визитом у Ивана IV Васильевича Грозного игумен сербского афонского монастыря Хиландарь Паисий был отправлен с грамотой к турецкому султану, в которой сообщалось о намерении русского самодержавца покровительствовать Афону.

Активная работа Посольского приказа с православным греческим духовенством привела к тому, что к середине XVII века была создана широкая агентурная сеть, лояльная России на территории Османской империи. Она включала в свои ряды в том числе и высшие слои духовенства: в работу были вовлечены иерусалимские патриархи Феофон, Феодил и Досифей, александрийский Ионнкий, антиохийский Макарий, константинопольские Парфений I, Парфений II, Кирилл Лукарис, митрополиты Севастийский, Веррийский, Фессалийский, Тырновский, Приконийский, Халкидонский, Назаретский, Вифлеемский и Коринфийский; архимандриты Амфилохский, Бенедикт, Парфений и др.

В 1649 году в Москву была направлена информация от архимандрита Амфидохия о перевороте в османской столице: “Объявляем тебе, великому государю, что июля 28 числа собрались все янычаре, и стали они заодно со всем оружием против царского дворца, и заперли все ворота цареградские и поймали они царя Ибрагима, августа в 8 день, и задавили его за многую его неправду, и на его место посадили на царство царевича, сына его Ибрагимова, по седьмому году, и убили еще визиря Ахмед-пашу и на его место выбрали нового визеря Мехмед-пашу”.

Монахи стремились предупредить Россию о хитрости намерений европейских монархов. В ходе Карловацкого конгресса 1698-1699 годов Австрия, Венеция и Польша стремились уговорить российское правительство войти в союз против турок и татар, а затем оставить Москву и Порту один на один. Об этих умыслах узнал сербский патриарх Арсений III вовремя пославший гонцов к Петру I. России удалось заключить двухлетний союз с Османской империей, а будущий император стал покровителем сербского монастыря Раковица.

Польский вектор

Оказывали монахи помощь и в приграничных районах. В 1651 году на белорусских землях, подконтрольных Речи Посполитой, осуществлял сбор сведений поп Федор, проживавший в селе Сопоти Бельского уезда. От него торопецкому воеводе Ивану Бутурлину поступала информация о польских намерениях: “Мне на память со стороны войны. Казаки ляхов побили, убили 10 000, обоз новый поставили казаки недалеко от Могилева за 200 верст. А посполитов рушенье еще не поспело, еще ныне из Витебска поехали на Себеж, а король, ведомо, подлинно жив. Турки на ляхов восстали и уже на Литовской земле стоят. А гонец ваш еще мимо Смоленск не бывал”. Поступали от попа и важнейшие сведения о войсках Богдана Хмельницкого, его мятеже и перспективах.

В это же время конотопский поп Димитрий был направлен в Киев для выяснения итогов польского сейма решений короля. Своих лазутчиков на Десну направлял епископ Полоцкий и Витебский Калиаст, а в Яссы протопоп Симеон Адамович. Союзниками Москвы выступали ряд монахов Киево-Печерской обители, что особенно пригодилось в преддверии проведения Переяславской Рады и вхождения Малороссии в состав России.

Роль православных монахов в деле укрепления российской внешней политики оставалась высокой и в другие времена. Их вклад оценить весьма сложно, хотя во многом именно им сейчас многие государства Балканского полуострова обязаны своим правом на существование.

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий необходимо
Рекомендуемые статьи
Рекламные статьи