История

Какое мнение было у европейцев о России

2017-11-12 21:01:15

Чем была Русь для средневекового европейца? Краем света, таинственной страной, не похожей ни на одну западную державу. Неудивительно, что заезжий иностранец порой терялся от избытка впечатлений и легко мог перепутать факты и эмоции, правду и вымысел.

«Московия» vs «Руссия»

Начнём с того, что в Европе долгое время не могли определиться с названием Русского государства. В XV-XVI веках общепринятыми понятиями становятся «Московия» и «Руссия», причём последнее немного отличалось от первого по значению: если Московия – это собственно Москва, то Руссия – синоним Древнерусской, Киевской державы, когда-то поделенной между московским, литовским и польским государями. Соответственно жителей Московии знали как московитов; слово «русский» относилось по большей части к тем, кто исповедовал православную, то есть русскую, веру (это могли быть как сами русские, так и литовцы, и поляки, и немцы).

Попытался разъяснить ситуацию француз Жак Маржерет: «Ошибочно называть их московитами… Сами они, когда их спрашивают, какой они нации, отвечают: Russac, а если их спрашивают, откуда, они отвечают: is Moscova — из Москвы, Вологды, Рязани или других городов». Впрочем, термин «Московия» бытовал на Западе еще в эпоху Петра Первого, с чем царь-реформатор активно боролся.

Отъезд в иной мир

По прибытии в другую страну на что вы прежде всего обратите внимание? На культурные особенности, на традиции, на характер людей. Именно так и поступали европейские искатели приключений. Но прежде чем познакомиться с бытом и нравами Московии, до неё надо было добраться.

Сделать это было не так-то просто: путешественникам приходилось преодолевать расстояния в сотни миль, избегать многочисленных разбойников, зачастую ночевать в чистом поле. Не зря австрийский посол Сигизмунд Герберштейн, чье сочинение о России является едва ли не самым известным, сравнил свою дипмиссию с «отъездом в иной мир».

Переживших все тяготы пути ждал медленный процесс привыкания к новому окружению. Чужестранные авторы, как ни странно, сосредотачивали внимание на почти незаметных мелочах московитской жизни, сопоставляя их с европейскими и периодически вступая в ожесточённые споры друг с другом. Западный наблюдатель старался не упустить из виду ничего, будь то воинские обычаи, кулинария или чеканка монеты.

Нередко обитатель Старого Света отправлял на родину понравившиеся ему «лайфхаки»: так, соотечественник Герберштейна Адольф Лизек записал рецепт приготовления медовых напитков.

Особой темой для читателя-католика или протестанта был религиозный вопрос: как русские крестят детей? Как постятся? Как сочетаются браком? При этом европейцы иногда поражались православному мировоззрению, например отрицанию чистилища и отсутствию целибата у священников.

Огромный интерес для описывавших Московию имели социальные отношения в русском обществе: сословное деление, положение женщины, восприятие свободы и несвободы. Западного человека изумляли глубоко патриархальные порядки России, нашедшие отражение в обожествлении фигуры правителя.

Еще один центральный пункт повествования – планировка поселений. Типичный город Чехии, Германии, Франции – это узкие улицы и прижатые один к одному каменные дома в фахверковом стиле. Другое дело Москва, где хоромы были в основном деревянные, а по дорогам в ряд могли проехать четыре телеги; также иностранцам нередко доводилось видеть столичные пожары.

Рог изобилия

Заметки о Руси были интересны Европе не только как развлекательный рассказ, но и с точки зрения экономики, политики, стратегии. От тех, кто отправлялся в Московию, требовалось подробно описать посещаемую местность и её историю. Такой подход к познаванию новых стран в Средние века называли хорографией.

В России приезжих впечатляли три вещи: огромность территории, плохое качество дорог и, разумеется, холода, непривычные для тех, кто вырос в условиях мягкого климата (особенно тяжко приходилось испанцам и итальянцам).

Однако, несмотря на все пугающие обстоятельства, иностранцы не могли не упомянуть о природных богатствах восточного колосса. Лес, зерно, меха, мёд – невероятное обилие ресурсов вызывало настоящий шок у выходцев из небольших европейских государств.

Вполне очевидно, что европейцы разглядели в далёкой Московии важного торгового партнёра, способного удовлетворить потребность в предметах первостепенной необходимости. Впрочем, в Москве не было многих товаров, к которым успели привыкнуть западные соседи, к примеру, оливкового масла.

Кладовая легенд

Европейцы оставили потомкам огромное количество мифов, привезённых из Московской Руси. Именно благодаря европейцам до нас дошло предание о Золотой бабе, загадочном идоле, выполненном в форме женщины, держащей в руках младенца. Впервые о ней сообщают скандинавские саги, указывающие её местоположение в Пермской земле. К началу позднего Средневековья языческое божество «перекочевало» в устье Оби.

Вообще Урал и Западная Сибирь, иначе именуемые Лукоморьем, – это своеобразная аномальная зона Московии; до нас дошли небылицы о местном населении, впадающем в анабиоз, словно лягушки. Со времён Геродота Европа верила, что далеко на востоке обитают люди с пёсьими головами, с глазами на груди, без рук или без ног, а также водится чудесная рыба человеческого вида, имеющая приятный вкус.

«Люди чудовищны»

К несчастью, характерными чертами представителей Западной цивилизации являются самовлюблённость и, как следствие, презрение по отношению к другим народам. Европейцы никогда не скупились на оскорбления вроде «люди чудовищны», «мужчины вероломны», «женщины развращены»; к тому же они случайно или не случайно могли допустить неточность, унижавшую русского в глазах читателя: например, сообщение о том, что в России не умели подковывать лошадей, или заявление о бродящих по городам медведях.

Но были и те, кто глубоко уважал московитов. Альберт Кампензе, отец и брат которого полжизни прожили в Москве, писал: «Обмануть почитается у них ужасным, гнусным преступлением, а о клятвопреступлении и богохульстве вовсе не слышно».

Вполне очевидно, что при подобных противоречиях обывателю крайне непросто сложить чёткое мнение о Руси. И всё же Старый Свет был един в одном: Московия – необходимый союзник в борьбе за христианские ценности со страшным врагом – турками и татарами.

Спустя века, когда человеческая мораль и расстановка сил на мировой «шахматной доске» кардинально изменятся, Россия в умах европейцев так и останется полудикой нацией, с которой возможны контакты только в случае опасности.

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий необходимо
Рекомендуемые статьи
Рекламные статьи