История

Зачем Екатерина II заточила митрополита Мацеевича в тюрьму

Автор: Александр Чаусов  |  2017-11-20 11:55:38

Церковная политика в России кардинально изменилась при Петре I, и те монархи, что правили позже, в целом, эту политику секуляризации, умаления Церкви в правах и имуществе только продолжали и усугубляли. Не являлась исключением из этого правила и императрица Екатерина II.

Именно она инициировала секуляризацию церковных земель 1764 года, которая очень тяжело ударила по стоянию Церкви вообще, и православных монастырей в особенности. Но чтобы понять логику этой «реформы» и мотивацию императрицы следует обратиться к её религиозной, да и внутренней политике в целом.

Упорядочить религиозную жизнь

Екатерина II исповедовала политическую доктрину просвещенного абсолютизма. Что это значило на практике? Во-первых, определённый универсализм в механизмах государственного управления. Империя должна была управляться эффективно и по определённым «стандартам». И как неотъемлемая часть Империи, также должны были управляться и религиозные сообщества. А на момент правления Екатерины II это было не только православное большинство.

Именно при этой российской императрице появилось исламское духовное управление, которое выстроило всех российских мусульман в подобие некоей общей иерархии. Тоже самое получилось и с польскими католиками, которые после раздела Речи Посполитой стали подданными Российской Империи.

И даже российские буддисты получили свою четкую иерархию, за что, кстати, провозгласили Екатерину II бодхисатвой Белой Тары, духовной сверхсущности милосердия, сострадания и «ведения всех бед мира».

Все эти преобразования с политической точки зрения преследовали одну цель: упорядочить религиозную жизнь империи и дать необходимые рычаги управления этой жизнью главе государства.

Секуляризация церковных земель

Суть секуляризации церковных земель носила не только экономический, но и политический характер. Перестав быть землевладельцем, Церковь ставилась на государственное жалование. Священство и епископат становились ещё более связаны с государственной властью, превращаясь, по сути, в компонент вертикали власти.

При этом у Екатерины хватало чувства такта не вмешиваться в догматическую сторону вопроса, во внутреннюю жизнь религиозных сообществ. И, например, когда синодальный прокурор Иван Мелиссино предложил реформировать церковный устав по протестантскому образцу, с семейным епископатом, недопущением младенцев до десяти лет до причастия и прочими «прелестями» западного богословия, он очень быстро лишился обер-прокурорской должности.

Что же касается непосредственно секуляризации церковных земель, то внутри церковной среды не было единомыслия по данному вопросу. Часть иерархов приветствовала эту идею, видя сближение с государством – несомненным благом.

Однако, были у этой реформы и противники. И одним из самых яростных и непримиримых стал митрополит Арсений (Мацеевич), который в 2000 году был канонизирован, как священномученик Русской Православной Церковью.

Митрополит Арсений

Личность это была, прямо скажем, незаурядная и темпераментная. Периодически характер Мацеевича и обрекал его на ссылки и гонения. А усугубляло всё то, что он был действительно талантливейшим и убедительнейшим проповедником.

С другой стороны, стоит отметить, что сам процесс вывода церковных земель с крестьянами в сферу государственного пользования в крестьянской среде был воспринят, скорее, с восторгом. Екатерина в первые годы правления искренне верила в либерализм, и как указывает Карташев в «Очерках по истории Русской Церкви», хотела сделать этих крестьян собственниками своей земли, обложив их денежным налогом, и не закрепощая оброком и барщиной.

Потом, конечно, необходимость денег на глобальные проекты екатерининской эпохи, да и на многочисленных фаворитов, весь этот либерализм нивелировали, и сделали императрицу одним из апологетов крепостничества.

Но поначалу, крестьяне поверили в то, что скоро они станут свободными, что периодически приводило к открытым столкновениям с монастырями ещё до манифеста 1764 года. Подавлять которые пришлось в том числе и царской армии.

И вот на фоне всех этих тревожных событий активно подает свой голос против секуляризации Арсений (Мацеевич). Он выказывал свою позицию типичного «иосифлянина», сторонника максимальной независимости Церкви и её участия в государственных делах на принципах «симфонии» ещё с 1741 года, со времен Елизаветы Петровны, когда отказался присягать ей, поскольку в тексте присяги монарх обозначался, как «Крайний Судия», что, по мнению владыки Арсения, было прилично только Господу Богу.

Во время же процессов секуляризации он писал Екатерине II, но писал настолько резко и прямолинейно, что прочитав его послания, императрица сочла их не просто оскорбительными, а порочащими Императорское достоинство. Более того, он опосредованно, с формулировкой «на всех отнимающих земли церковные» наложил и на Екатерину II анафему. Вообще, к анафемам южнорусские архиереи, а Мацеевич был из их числа, прибегали довольно часто, и именно, как к политическому средству. Но в данному случае это был явный перебор.

Критика из ссылки

Личный допрос доставленного ко двору Мацеевича только подтвердил опасения императрицы. Более того, Арсений сказал ей нечто такое, что она заткнула уши и повелела заткнуть ему кляпом рот.

Дальнейшая судьба митрополита была печальна, в ходе первого процесса над ним, его сделали простым монахом, лишив епископского достоинства и сослав в монастырь. Но Мацеевич при всей своей темпераментности был по свидетельству современников ещё и очень простым и прямолинейным человеком.

И в заключении в Николо-Корельском монастыре он продолжал критику церковной политики Екатерины. Критиковал Мацеевич императрицу не только в вопросе церковных земель, а ещё и в том, что «де Величество наше неприродная и в законе нетверда, и не надлежало бы ей престола принимать, но следовало бы Ивану Антоновичу…». А это, в общем-то, уже называлось государственной изменой.

В итоге на Мацеевича донесли, и в ходе второго процесса он был уже расстрижен и из монахов, и под именем Андрея Врала посажен в Ревельскую крепость, в режиме жесточайшей изоляции.

Смерть в крепости

Потом, в 1771 последовал ещё один процесс, после которого Арсения попросту замуровали, начали морить голодом. В итоге он умер в 1772 году. Перед смертью ему все же позволили исповедоваться и причаститься, но с исповедовавшего его священника взяли следующие обязательства: «обязуюсь, что я об имени и состоянии его спрашивать не буду и никому об нём отнюдь объявлять не имею – не только в разговорах, ниже догадками или минами какими и совсем учинить себя об нем незнающим повинен до конца жизни моей. А только едино имею исправить, что по духовности потребно, как от команды мне приказано».

Секуляризация в 1764 году в итоге состоялась. Она нанесла удар по монастырям, количество которых сократилось в России больше, чем на две трети, с 1201 до 387. Мацеевич, как непримиримый политический оппонент был устранен, но и крестьянским надеждам на раскрепощение не суждено было сбыться. Церковь же получила сильнейший финансовый, да и в целом материальный урон со времён Пета I.

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий необходимо
Рекомендуемые статьи
Рекламные статьи