История

Почему жена Павла I дружила с его фавориткой

2017-12-02 19:01:13

Будущую жену императора Павла I отличало от предшественниц отсутствие властных амбиций. Девушке, из знатной, но обедневшей немецкой семьи ближе были идеалы, выраженные во французском произведении «Философия женщин»: «Воспитывать в добрых нравах детей, вести хозяйство, иметь наблюдение за прислугой, блюсти в расходах бережливость – вот в чем должно состоять ее учение и философия».

Вторая принцесса из Штеттина

Подобно матери будущего жениха, София была дочерью коменданта Штеттина, принца Вюртембергского Фридриха. Екатерина II заинтересовалась юной принцессой после кончины Натальи Алексеевны, первой жены Павла Петровича.

Цесаревич был удручен потерей, Екатерина – отсутствием наследника, а потому начала действовать активно. Павел был в восторге от избранницы и писал матери, что это невеста, о какой он только мог мечтать: хороша, застенчива, «отвечает умно и расторопно». Девушке тоже приглянулся юный и тогда ещё вполне красивый Павел.

Однако, Екатериной руководило не столько желание устроить счастье сына, к которому она была более чем равнодушна, сколько стремление найти покладистую невестку. Печальный опыт предыдущего брака Павла даже побудил царственную матушку выставить ей ряд условий: не выказывать никому лицеприятия, сохраняя со всеми ровное, но доброе обращение, доверять ей, уважать сына, и не слушать чужих внушений.

Опасения Екатерины были напрасны: девушка оказалась послушной, доброй и по-немецки практичной. Но у неё все же не было того ума, широты взглядов и глубины привязанности к новому отечеству, коих ждала от нее Екатерина, обладавшая ими сама.

Недолгое счастье

Идиллическими можно назвать первые годы жизни молодых супругов. Практически сразу у них стали рождаться дети и, к счастью – сыновья. Однако обоих первенцев, Александра и Константина, царственная бабка вскоре забрала, почти лишив их общения с родителями. Мария Федоровна (имя, данное Софии в православии) была хорошей хозяйкой, и поначалу Павел находил успокоение в семье.

Кроме того, его жена обладала множеством талантов, рисовала и даже вытачивала на токарном станке камеи и небольшие фигурки из камней и слоновой кости. Они вели жизнь, обособленную от «большого двора», что было обусловлено неприязненным отношением Екатерины к сыну, вскоре распространившимся и на его жену, которая стала казаться ей ограниченной и скучной.

«Его голова была лабиринтом, где заблудился разум»

Долгое пребывание не у дел, осознание собственного униженного положения испортило и ожесточило некогда великодушного Павла Петровича и дурно повлияло на атмосферу в его окружении. Свидетелем этих перемен была фрейлина Варвара Головина, чьи воспоминания - бесценный источник для истории.

«Великого Князя Павла было легче обмануть, чем кого-нибудь другого. Его характер, все более и более недоверчивый, ценил тех, кто хотел погубить его. Великая Княгиня, его жена, хотя и очень любила его, старалась подчинить его себе и этим только раздражила его. Она окружила его интриганами, которые постоянно льстили его самолюбию и противодействовали доброте его характера» - пишет Головина.

Неумелые попытки выправить характер мужа и вернуть тот порядок, который представлялся ей единственно правильным, побуждали Марию Федоровну к опрометчивым поступкам, которые лишь больше раздражали Павла.

Раздражительность вскоре стала проявляться и в ней самой: она страдала от того, что Екатерина более предпочитает общество невесток, жен Александра и Константина, и начинала донимать их придирками. Увлечение Павла фрейлиной Нелидовой, неприязнь императрицы, неопределенность статуса – всё тяготило Марию Фёдоровну.

Интриги фаворитов

Когда же Павел взошел на престол, в Марии Фёдоровне проснулась тяга к интригам, а в обхождении появилось высокомерие. Даже появление детей (которых, к слову, она родила 11 за 20 лет брака) уже почти не влияло на отношения между супругами.

Павел нашёл в документах покойной матери бумагу, в которой выражалось согласие на устранение его от престола – под ней предполагалась подпись его супруги. Подписи на бумаге не было, но обиду Павел затаил.

Понимая, что теряет влияние, Мария Фёдоровна сделала эксцентрический шаг: сблизилась с Нелидовой. Союз этот был выгоден обеим: императрица имела возможность воздействовать на супруга, а у Нелидовой было необходимое положение при дворе. Они довольно успешно вмешивались в жизнь двора, внушали Павлу те или иные мнения и удаляли от него «ненужных» людей. Однако, скоро их влияние пошатнулось.

Последние роды императрицы были тяжелыми, и её новый акушер выразил опасения за жизнь Марии Федоровны в случае новой беременности. Царственная чета вынуждена была отказаться от физической близости, что конечно, усугубило ситуацию.

По мнению Головиной, акушер был подговорен Кутайсовым, фаворитом Павла, который желал устранить влияние императрицы и Нелидовой. Тот же Кутайсов свёл его с юной Анной Лопухиной, в которую пылкий император влюбился, словно юноша.

В последний год царствования Павла I отношения супругов дошли почти до разрыва. «Я ограничиваюсь лишь единственной просьбой относиться ко мне вежливо при публике», - просила императрица мужа.

Узнав об убийстве Павла, Мария Федоровна сначала отказалась в это верить, а затем потребовала присягнуть ей. Она на 27 лет пережила мужа, сделала всё возможное, чтобы удалить от двора причастных к его смерти и активно занялась делами благотворительности и просвещения, оставив по себе добрую память.

Скончалась Мария Фёдоровна в 1828 году, и, согласно последней воле императрицы, все её бумаги и дневники были уничтожены.

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий необходимо
Рекомендуемые статьи
Рекламные статьи