История

Как пантюркисты хотели создать Великий Туран от Балтики до Тихого океана

Автор: Ярослав Бутаков  |  2018-08-08 08:00:20

Город Симбирск на Волге стал родиной не только двух председателей правительств революционной России – Керенского и Ульянова, но и двух идеологов пантюркизма, причём дальних родственников и однофамильцев.

Россия – родина и мишень пантюркизма

Род богатых купцов Акчуриных, мишарей по национальности, издавна славился в Симбирске. В конце XIX века из него вышли два деятеля, сыгравших важную роль в становлении международной идеологии, едва не перевернувшей мир в ХХ веке.

Зухра Асфандияровна Акчурина родилась в 1862 году, в 1883 году вышла замуж за издателя газеты «Переводчик» в Бахчисарае, крымского татарина Измаил-бека Гаспринского. Акчурина вошла в штат как корреспондент и соредактор газеты и стала первым в России журналистом, писавшим на татарском языке.

«Переводчик» проповедовал идею культурного сближения всех тюркских народов, создания общетюркского языка, очищенного от иранизмов и арабизмов. Газета издавалась на двух языках – по-русски (кириллицей) и по-татарски (арабской вязью). Поразительно, что после падения султанского режима и создания в 1919 году Турецкой республики, лингвистические опыты Гаспринского легли в основу современного официального турецкого языка, который сильно отличается от предшествовавшего ему в Турции до начала ХХ века османского языка. Новый турецкий язык оказался ближе всего к крымско-татарскому и гагаузскому.

Возникает вопрос: почему в условиях, как часто пишется, «царской реакции», такая «прогрессивная» газета беспрепятственно издавалась в России четверть века и была закрыта только большевиками в 1918 году? Ответ, вероятно, в том, что царские власти не видели в культурном пантюркизме никакой угрозы себе. Более того, рассматривая, по привычке, старую Турцию как своего врага, благосклонно взирали на издание, которое направлялось, прежде всего, против османского режима. То, что идеология пантюркизма в потенциале была нацелена против единства Российской империи, царская цензура проглядела.

Юсуф Хасанович Акчурин родился в 1876 году, однако ещё в юности его мать переехала в Стамбул – «сменить климат». Так Юсуф стал турецко-подданным, поступил в военное училище, был вовлечён в политику и вынужден был ещё в молодости эмигрировать на Запад. В 1903 году он вернулся в Россию, где продолжал выступать с позиций турецкого национализма, направленных против султанского правительства. Его статьи публиковала турецкая оппозиция. И опять же царские власти взирали на это дело как на нечто, не касающееся России. Тем более, что в 1908 году в Турции произошла революция, и Акчурин навсегда уехал туда. При Кемале Ататюрке он стал одним из главных официальных турецких историографов.

Но происшедшая «младотурецкая» революция таила в себе новую угрозу для России. Пришедшие к власти политики взяли на вооружение рождавшуюся идеологию пантюркизма. Осуществляя накануне Первой мировой войны тесное сближение с Германией, младотурки ставили цель преобразовать Османскую империю в принципиально новое государство – Туран, которое объединило бы все народы, говорящие на тюркских языках. Пантюркизм стал калькой с возникших в XIX веке идеологий панславизма и пангерманизма.

Турецкий писатель Мехмед Зия, известный под псевдонимом Гёкальп, утверждал в это же время, что тюрк это сверхчеловек, о приходе которого учил Ницше. После знакомства с Акчуриным и другими тюркскими интеллектуалами из разных мест Российской империи – Казани, Крыма, Азербайджана – он стал проповедовать проект создания Малого Турана – объединения всех тюркских народов, от Балкан до Якутии, в одно государство. Монголов и даже иранцев Гёкальп также причислял к тюркам. Затем тюрки должны были завоевать себе жизненное пространство и создать империю, наследницу державы Чингисидов, – Великий Туран от Балтийского и Адриатического морей до Тихого океана. Как нетрудно увидеть, на пути реализации этих замыслов лежало существование Российской империи.

Союз пантюркистов и большевиков и его распад

Первая мировая война представила возможность осуществить эти планы на практике. Несмотря на поражение в ней Германии и Турции, пантюркисты увидели в совершавшейся в России революции благоприятный шанс для успеха своей доктрины.

Бывший султанский военный министр Энвер-паша разделял идеи пантюркистов. После капитуляции Турции в октябре 1918 года он был объявлен, по настоянию Антанты, военным преступником за устроенное им истребление армян, ассирийцев и понтийских греков в 1915 году. Энвер-паша скрылся в Германии. Там весной 1919 года его обнаружил большевистский деятель Карл Радек и предложил от имени советского правительства сотрудничество в целях разжигания антиимпериалистической революции на мусульманском Ближнем Востоке.

Большевики хотели использовать связи и авторитет имени Энвер-паши для поднятия антибританского движения. Энвер-паша же собирался воспользоваться возможностями, предоставляемыми большевиками, для реализации собственных идей.

В сентябре 1920 года Энвер-паша выступил на Первом (и единственном) Конгрессе народов Востока, созванном большевиками в Баку. Там он изложил программу соединения ислама и коммунизма. Выступление одиозного бывшего османского министра было встречено неоднозначно. В 1921 году Энвер-паша по предложению наркома иностранных дел Георгия Чичерина был отправлен в Среднюю Азию – возглавить пропаганду среди басмачей, чтобы нацелить их на борьбу с Британией.

В самой Турции всё это время шла борьба между пантюркистами и турецкими националистами в узком смысле – сторонниками Мустафы Кемаля. Кемалисты начали одерживать верх, так как ставили актуальную задачу – отстоять независимость Турции от интервенции Антанты. В 1920-1921 гг. большевики признали правительство Кемаля и подписали с ним договора о разделе Армении и Грузии. Всё это повлияло на решение Энвер-паши открыто выступить против советской власти.

Формально Энвер-паша занял пост главного военного советника правительства Бухарской Народной Советской Республики. Он пробыл на этом посту всего 23 дня. Под предлогом поездки на охоту он сдался первому же встретившемуся отряду басмачей. Однако дела пошли поначалу для Энвер-паши не гладко. Басмачи продержали его в тюрьме три месяца, пока не убедились в его лояльности, и пока он сам не понял, что его пантюркизм басмачам абсолютно безразличен. С этого момента Энвер-паша стал проповедовать фундаментализм и получил пост главнокомандующего басмаческими войсками всей Бухары и Хивы. 4 августа 1922 года он погиб в бою с красноармейцами.

История ХХ века не знала, вероятно, более парадоксального и беспринципного альянса, чем у большевиков с пантюркистами.

Вторая мировая война

В кемалистской Турции влияние пантюркизма сошло на нет, хотя нацистская Германия и пыталась безуспешно соблазнить правящие круги Турции перспективой создания Великого Турана в случае вступления в войну против СССР.

Читайте также:
исправить оишбку
Летний музыкальный фестиваль в Кусково
Рекомендуемые статьи
Рекламные статьи
Мы в Одноклассниках
Кириллица в Одноклассниках