История

Как Борис Годунов изменил историю России

Автор: Тарас Репин  |  2018-11-28 08:25:13

Борис Годунов оказался недооцененным правителем во многом из-за того, что его царствование предшествовало Смутному времени. Тем не менее, некоторые начинания Годунова свидетельствуют о его стремлении серьезно реформировать Россию.

Не «природный» царь

В глазах многих видных отечественных историков, Карамзина, Соловьева, Костомарова, Борис Годунов – правитель, наделенный не очень привлекательными чертами, главная их которых – властолюбие. Даже демонстрируемое им нежелание взвалить на себя царское бремя они воспринимали как коварную игру, направленную на завоевание симпатий народа.
Как бы там ни было, Борис Годунов стал первым в истории России (за исключением Рюрика) не «природным», а избранным правителем. Как знать, если бы не Смута, то в России вместо Романовых вполне могла воцариться династия Годуновых, и тогда наша страна пошла бы по совершенно иному пути.
Недолгое царствование Годунова выпало на сложный период: после смерти последнего сына Ивана Грозного царя Федора Иоанновича, не оставившего после себя наследника, страна оказалась заложником династического кризиса. Ситуацию усугубляли последствия бесконечных войн, которые вело Московское государство, обернувшиеся социальными неурядицами, а в дальнейшем и народными бунтами. В самом начале XVII столетия Россию на два года охватил голод. Только в Москве жертвами неурожайных лет стали около 127 тысяч человек.
Несмотря на непростое время, Годунов сумел умиротворить державу и наладить общественную жизнь. «...умилосердися Господь Бог на люди своя и возвеличи царя и люди и повели ону державствовати тихо и безмятежно... и дарова всяко изобилие и немятежное на земле Русской пребывание и возрасташе велиею славой. Начальницы же Московского государства, князе и бояре и воеводы и все православное христианство начата от скорби бывшие утешатися и тихо и безмятежно жити».
Эти строки, написанные очевидцем, относятся к царствованию Федора Иоанновича, однако они справедливы и в отношении Годунова, в руках которого была сосредоточена фактическая власть в государстве. Об этом писал и голландский купец Исаак Масса, отмечая, что после опустошения и разорения вследствие тирании Ивана Грозного, благодаря необыкновенным способностям Годунова страна начала «оправляться и богатеть».

Прежде Петра

Историки единодушны в том, что Годунов не любил войну. Но, тем не менее, ему за короткое время удалось компенсировать потери, которые понесла Россия в изнурительной 25-летней Ливонской кампании. В 1589 году Годуновым были возобновлены переговоры со Швецией о статусе завоеванных ей городов – Нарвы, Копорья, Ямы и Корелы.
Шведская сторона отказалась пересматривать итоги войны, и тогда Москва ответила военным походом, который вместе с Федором Иоанновичем возглавил Борис Годунов. Вскоре пала Яма, а Нарва была осаждена. Король Юхан III, опасаясь потерять все завоевания Ливонской войны, вынужден был пойти на уступки. В итоге в Россию вернулись Ивангород, Копорье и Яма, но главное наша стран получила выход к Балтийскому морю. Это произошло за столетие до завоеваний Петра I.
Предвосхитил Борис Годунов Петра Алексеевича и в своем противостоянии с боярством. С одной стороны он вернул привилегии боярским семьям, пострадавшим от опричнины, но с другой в силу своей природной подозрительности подвергал бояр опале. Так, за решетку был брошен боярин Бельский, возомнивший себя царем. По свидетельству одного из иностранцев, Годунов приказал «выщипать у Бельского его густую бороду». Как тут не вспомнить Петра, нещадно резавшего боярские бороды столетием позже. Но в отличие от царя-реформатора Годунов свою войну боярам проиграл.

Европа ближе

Бориса Годунова справедливо называют «англоманом», но это прозвище следует воспринимать шире. Он был, пожалуй, первым русским царем, кто не просто демонстрировал свое восхищение Европой, но и пытался привить европейскую культуру среди российской знати. При воцарении Бориса Годунова в России резко возрастает количество иностранных купцов, ремесленников и прочих специалистов, прибывших из Германии, Голландии, Франции, Швеции, Дании и Англии.
Историк XIX столетия Константин Арсеньев признавал, что период правления Бориса Годунова стал для иноземцев живших и работавших в России настоящим праздником. «Он, предтеча Петра Великого, ласкал и ублажал их, призывал на службу и щедро одаривал». Говорят, что царь даже намеревался открыть в России университет, как в Европе.
При Годунове Россия впервые знакомится с предметами быта, ранее в России не ведомыми. Так, царицу Ирину поразили привезенные английским послом Джеромом Горсеем позолоченные и украшенные эмалью органы и клавикорды, музыкальность которых привела ее в восторг.
Для укрепления связей с Западом Годунов был намерен породнить своих детей с европейскими династиями, но по разным причинам эта затея не удалась. Потерпела неудачу и попытка обучить в европейских странах отпрысков знатных семейств – ни один из них так и не вернулся домой. К примеру, двое из посланных в Англию студентов уехали в Ост-Индию, один обзавелся семьей и осел в Ирландии, а некто Никифор Григорьев принял англиканскую веру и стал пастором.
Известно, что и сам Годунов, как в свое время Иван Грозный, рассматривал вариант эмиграции на Британские острова. Как писал Горсей, для этих целей царь переправил часть своего имущества в Соловецкий монастырь, чтобы оттуда в случае непредвиденных обстоятельств можно было беспрепятственно отплыть в Англию.

Первый патриарх

Для Русской церкви с момента падения Византийской империи стал животрепещущим вопрос автокефалии. В Первопрестольной тяготились зависимостью от Константинопольского патриарха, который фактически был узником турецкого султана. Москва, которую все чаще называли Третьим Римом была достойна иметь собственного патриарха.
Прежде всего, стараниями Бориса Годунова, который провел нелегкие переговоры с представителями Константинополя, в 1589 году в России было учреждено Патриаршество. Русская православная церковь во главе с новоиспеченным патриархом Иовой получила независимость, а Российская держава заметно повысила свой авторитет в мире.

С заботой о рубежах

Во время нахождения во власти Бориса Годунова с невиданным размахом развернулось строительство новых городов и обустройство уже существующих. Поддержкой царя пользовались как западные, так и отечественные зодчие. На карте России появляются Оскол, Курск, Воронеж, Белгород, Самара, Царицын, Саратов, Тобольск.
Все эти города строились как гарнизоны и крепости, оберегавшие южные и восточные рубежи страны от воинственных кочевых союзов, беспокоивших Московское государство со времен падения Золотой Орды. Крымский хан Казы-Гирей в письме Борису Годунову выражал обеспокоенность появлению городов вблизи его границ, из которых русские воеводы не раз предпринимали карательные походы против татар.
Наиболее масштабными проектами Годунова стали Смоленская крепостная стена, защищавшая Запад России от Речи Посполитой, и стены Белого Города, ставшие преградой на пути войска Казы-Гирея в Москву. Невиданным сооружением для России тех времен стал московский водопровод: с помощью специальных насосов вода из Москвы-реки подавалась прямо на Конюшенный двор.

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий необходимо
Читайте также:
Рекомендуемые статьи
Сухарева Башня
Рекламные статьи
Мы в Одноклассниках
Кириллица в Одноклассниках