История

Снаряды Шрэпнела или русские гранаты Дивова: что было убойнее

Автор: Арсен Абдурахманов  |  2019-01-28 14:49:07

 

Павел Гаврилович Дивов — сенатор и действительный тайный советник, работавший в министерстве иностранных дел. Долгое время возглавлял секретный архив в 1805—1820 годы, а в отсутствии К. В. Нессельроде до 1831-го управлял непосредственно министерством. Дивов оставил после себя дневник, где были собраны ценные сведения о своих современниках. Дневник публиковался в журнале «Русская старина». Помимо отличных управленческих умений, Павел Гаврилович обладал талантом артиллерийского конструктора.

В XIX веке на вооружении русской гладкоствольной на тот момент артиллерии имелись следующие типы снарядов: ядра, картечь, бомбы, гранаты (отличались от бомб только вдвое меньшим весом), брандскугели (зажигательное ядро), светящие ядра и книппель (на флоте для повреждения мачт и оснастки).

Самой большой дальностью обладали ядра и бомбы, но они не были достаточно эффективны против пехоты, особенно когда артиллерия была немногочисленна. Дальность ядер была до 2000 м, бомбами стреляли единороги (пушки с гаубичным огнем), их дистанция составляла до 1700 м. Против пехоты самым эффективным типом снарядов была картечь, но ее дальность была не больше 300—400 м. И если против турок этой дистанции хватало, для того чтобы нанести им существенный урон и заставить их отступить, то против французов, активно использующих рассыпной строй и решительно выполняющих приказы своих командиров, этого было недостаточно.

Против пехоты нужно было новое оружие, которое сочетало бы дальнобойность и большую площадь поражения. Эту проблему решил Генри Шрэпнел (1761—1842). Британский артиллерийский офицер решил совместить бомбу и картечь воедино. Успешные испытания были проведены в 1787 году на Гибралтаре. Однако английская бюрократия и приверженность традициям позволила принять новый тип снарядов только в 1803-м и только благодаря настойчивости Г. Шрэпнела.

В России spherical case shot (изначальное название снаряда Шрэпнела) получили имя «картечная граната». Она не вытеснила картечь из использования, а стала дополнительным эффективным инструментом на больших дистанциях против плотных построений. В российской армии иногда досыпали пули в бомбы для балансировки снаряда. Во время испытаний было замечено, что пули наносят дополнительный урон мишеням. Испытания были успешно продолжены, но прекратились. Российская армия пошла более простым и дешевым путем. В итоге в 1809 году на вооружение была принята картечь по французскому образцу. Новая картечь была новшеством месье Жана Батиста де Грибоваля (1715—1789). Усовершенствование заключалось в использование чугунных пуль вместо свинцовых. Чугунные пули имели большую рикошетируемость и не слипались в комья, как это делали свинцовые аналоги. Также деревянные поддоны были заменены на железные. Французская модификация увеличила кучность, а дальность картечи возросла до 850 м.

Тем не менее в 1811 году П. Г. Дивов предложил два оригинальных проекта новых снарядов военному министру М. Б. Барклаю-де-Толли: гранатной картечи для крепостной и осадной артиллерии и картечной гранаты для артиллерии полевой.

Гранатная картечь представляла собой бомбу для 5-пудовой мортиры, начиненной гранатами, которые заполнялись либо зажигательной смесью в случае осадной артиллерии, либо картечью для осадной. При падении бомба взрывалась, гранаты, снабженные шипом, разлетались в стороны и закреплялись, после чего взрывались.

Картечная граната для полевой артиллерии начинялась порохом и 15—30 пулями крупного калибра. Мушкетный порох заменялся на винтовочный, имевший большую разрывную силу и более мелкие пороховые зерна.

Первыми испытания назначили картечным гранатам, так как их проще было изготовить. Дивову пришлось делать это за свой счет. На первых испытаниях весной 1812 года была отмечена слабость конструкции, снаряд разлетался при ударе о землю. Павел Гаврилович укрепил конструкцию и увеличил количество пуль до 60. Испытания показали: картечной гранатой можно стрелять на дистанцию ядра, при этом можно вести огонь из-за укрытий, но требовались и доработки в отношении убойной мощи и прочности корпуса. Дивов предложил опробовать новую гранату большего калибра, вмещавшую до 100 пуль весной 1813-го.

Снаряд Шрэпнела представлял собой бомбу, начиненную пулями и порохом. Внутрь бомбы вставлялась самшитовая трубка с запалом. Длина трубки зависела от дальности стрельбы — чем дальше цель, тем длиннее трубка. На трубках были деления, отмечавшие секунды горения. Расчет орудия должен был аккуратно отпилить трубку нужной длины, а после забить в снаряд. Если артиллерист оказывался неаккуратен, могла произойти незапланированная детонация. Шрэпнел решил эту проблему, выпуская коробки с трубками различной длины. Это снизило раннюю детонацию до 8%. У Французов не получалось скопировать снаряд Шрэпнела долгое время, хотя они и заполучили оригинальный образец. Столкнувшись с убийственной мощью шрапнели, французские солдаты прозвали ее черным дождем.

Граната Дивова имела более сложное устройство. Пули не засыпались вместе с порохом и помещались в специальный жестяной стакан объемом до 70 пуль, в который вставлялась деревянная трубка. Стакан был в огнеупорном холщевом чехле. После в гранату засыпался порох через особое отверстие, которое после завинчивали медным винтом. В конце деревянную трубку снаряжали запалом, который соприкасался одним концом с порохом.

Военно-ученый комитет, проводивший испытания, вынес свое заключение для военного министерства в ноябре 1813 года. Члены комитета отметили, что картечная граната имела большую дальность, позволяла вести огонь с закрытых позиций и по частично закрытым целям. Гранаты можно было наполнить зажигательной смесью вместо картечи.

Тем не менее специалисты комитета посчитали, что производство подобного снаряда будет дорогим, а изготовление сложным. Также комитет ошибочно посчитал, что пули имеют слишком большое рассеивание, так как летят во все стороны. Ошибка состоит в неправильно проведенном эксперименте, во время которого над манекенами взрывали статично установленную гранату, вместо того чтобы сделать как Шрэпнел, стреляя из орудия. Комитет просто не учел, что пули будут иметь направление полета снаряда. При этом за счет наличия внутреннего стакана пули в гранате Дивова летели бы кучнее шрэпнелевых.

Военно-ученый комитет предложил императору решить судьбу снаряда Дивова и изобретения Шрэпнела. Если бы Александр I утвердил принятие на вооружение нового снаряда, то русская артиллерия имела бы самую убойную картечь во время Заграничного похода. Но война с Наполеоном уже почти закончилась, денег на производство сложного снаряда не было, сыграла свою роль и окрепшая уверенность военных в превосходстве русского оружия над любым другим. А это значит, что в совершенствованиях нет необходимости.

Но П. Г. Дивов не сдавался, как и Г. Шрэпнел. Павлу Гавриловичу удалось добиться продолжения испытаний в 1828 году. В этот раз картечные гранаты Дивова пытались совместить с ракетами, но большей информации об этих опытах не имеется. В конце концов картечные гранаты, похожие на снаряды Шрэпнела, были приняты на вооружении только в 1840-м, в то время как в Англии велись разработки более совершенных шрапнельных снарядов.

 

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий необходимо
Читайте также:
Рекомендуемые статьи
Сухарева Башня
Рекламные статьи
Мы в Одноклассниках
Кириллица в Одноклассниках