История

Не первая репатриация: как французы возвращали эмигрантов в Красную Россию в 1920-е

Автор: Майя Новик  |  2019-04-11 13:04:40

Многие знают о насильственной выдаче в СССР казаков из Англии и Австрии в 1946 году после победы над фашисткой Германией. Репатриация казаков вошла в анналы истории как «события в Лиенце». Менее известен факт, что выдача европейцами казаков в Красную Россию была не первой. Еще в 1920-м Франция пыталась подобным образом избавиться от мешавших ей русских офицеров и их семей.

Под давлением обстоятельств

Во время Гражданской войны из России уехало около 40 тыс. донских казаков, около 25 тыс. кубанских казаков и примерно 3000 терских казаков и казаков из Астрахани.Но одновременно с бегством возникло и противоположное явление — возвращение эмигрантов на родину. Люди стали искать способ вернуться в страну уже из Константинополя, куда прибыли корабли эмигрантов. В большинстве это были одиночки, возможно, жители Крыма, почти не связанные узами фронтового братства с окружением. Обратно они возвращались, воспользовавшись рыбацкими судами и лодками контрабандистов.

Но это было стихийное возвращение, а в конце 1920 — в начале 1921 гг. Франция предприняла официальную попытку избавится от казаков, выдворив их на пустынный остров Лемнос. Как пишет историк из Кубанского госуниверситета Олег Валерьевич Ретушняк в работе «Репатриация казаков-эмигрантов из Европы в 1920-е гг.», увидев, что представляет собой остров, казаки отказались сходить на берег и были согласны, чтобы их отправили в Россию, пусть и на верную смерть.

Такому решению способствовали французские агитаторы, которые подбивали казаков не слушать командиров, уверяли, что в России война закончена, что на Лемносе казаки умрут от голода и что лучше всего вернуться домой. О том, что агитация активно велась среди нижних чинов, писал генерал Петр Николаевич Врангель в письме Морису Пелле, верховному комиссару Франции, который как раз и организовывал репатриацию казаков.

Врангель писал, что замешкавшихся казаков окружили и объявили их «возвращенцами». С этого момента французы никого не выпускали с кораблей, а те, кто передумал возвращаться, прыгали за борт и вплавь достигали Лемноса.

Никому не нужны

Это был не единичный случай выдачи казаков большевикам. Французские власти, решив уменьшить количество эмигрантов, вели пропаганду в турецких лагерях, где размешались беженцы из России. Занимался этим некий генерал Шарли, командующий оккупационными войсками. Действовали аккуратно, давали устные гарантии безопасности, однако старались не тревожить командование, чтобы не вызвать выступлений казаков против французов. Уже в феврале 1921 года первую партию репатриантов вывезли в Новороссийск на пароходе «Решид-паша». А к середине марта Врангелю под угрозой голода приказали «выбрать дальнейший способ жизни», то есть убраться куда-нибудь, пусть даже и к большевикам. Врангель ответил, что если французам угодно избавиться от белых, пусть они доставят его армию в любой из черноморских городов, где каждый офицер и солдат мог бы с честью умереть с оружием в руках.

Возможности влияния на эмигрантов самого Врангеля были весьма ограничены. Он не мог приказывать не возвращаться гражданским, которых среди беженцев было много. Генерал прекрасно осознавал, что впереди белых ждет неизвестность, но все еще не решался распылить силы армии, надеясь на чудо.

Между тем французы усилили агитацию, рассказывая солдатами и казакам о том, что в России все спокойно, что там налаживается жизнь. Все, что могли противопоставить французам белые — это публиковать листовки о расстрелах и зверствах большевиков в Красной России, которым с течением времени все меньше верили.

Лига Наций — за радикальное решение вопроса

В конце концов французы репатриировали в Красную Россию в феврале 1921 года — 4500 казаков, в марте — 5500 казаков, около 2000 казаков уехало в Батуми. Всего с Лемноса за год было репатриировано почти 9000 донцов, больше 3000 кубанцев и 2000 терцев. Это официальные цифры. Количество тех, кто возвращался с помощью контрабандистов, подсчитать невозможно.

Репатриацией белых в Россию занималась не только Франция. В августе 1921 года этот вопрос был поставлен на заседании Совета Лиги Наций, и было решено не отягощать бюджеты европейских государств материальной помощью казакам, а предоставить их самим себе, а лучше всего применить радикальное средство — вернуть их в Россию, причем сделать все для того, чтобы люди уехали добровольно. Для решения вопроса был избран комиссар по вопросам дел беженцев Фритьоф Нансен.

Для белых радикальное решение вопроса не сдвинулось с мертвой точки еще год. Но из-за тяжелых условий жизни казаки уезжали на родину сами, пробираясь в Россию через Румынию, Турцию и даже Польшу. Только через Болгарию к большевикам проникло около тысячи человек.

Судьбу возвращенцев проследить сложно. Большинство их них не было репрессировано или расстреляно. Более того, осенью 1921 года Советы объявили амнистию всем рядовым участникам Гражданской войны.

Одних везли насильно, другие ехали сами

В конце 1922 — в начале 1923 гг. казаки, старавшиеся примириться с мыслью о Красной России, сами стали создавать организации по возвращению на Родину. Это было следствием агитации большевиков и обращением к беженцам царских генералов, оставшихся в России. Создавали подобные организации и большевистские партии восточнославянских государств, — об этом пишет в работе «Судьба русской белоэмиграции в Болгарии» советский историк Георгий Иосифович Чернявский.

С начала 1923 года через Болгарию в СССР организованно въехали 5000 донских казаков, 1300 — кубанских. Около 4000 казаков въехали на родину через Чехословакию, где был организован репатриационный лагерь. В последующие пять лет из Франции были выдворены и высланы в Россию еще 4500 казаков, а к 1929-м процесс завершился.

За границей осталось 28 тыс. казаков. Постепенно они расселились в Австралию, США, Канаду и Южную Америку.

Читайте также:
Правда ли
Задать вопрос
Рекомендуемые статьи
Сухарева Башня
Рекламные статьи
Мы в Одноклассниках
Кириллица в Одноклассниках