Народы

Пандуры: как в Российской империи пытались сделать казаков из сербов

Автор: Орынганым Танатарова  |  2020-05-15 19:39:30

В XVIII веке обострилось противостояние между Османской империей и Россией. При этом многие славяне Восточной Европы страдали от завоевательных походов турок. Тогда официальный Санкт-Петербург начал активно использовать идеологию панславизма, побуждая братские народы к совместной борьбе. Например, сербских воинов-пандур расселили на приграничных территориях, чтобы они, как и казаки, защищали юго-западные рубежи России от набегов крымских татар.

Кто такие пандуры

Особая благосклонность руководства нашей страны к сербам объясняется не только их братским, славянским происхождением, но и православной верой, объединяющей оба народа. К тому же, сербы всегда видели в русских своих освободителей от османского гнета. Власти Российской империи хорошо знали об этом, поэтому доверили братьям-славянам особую миссию: служить своеобразным живым щитом против турецкой экспансии.

В общем, эту функцию пандуры исполняли и ранее, являясь подданными другой империи – Австро-Венгерской, которой правила династия Габсбургов.

Изначально пандурами называли личную гвардию венгерской знати, набиравшуюся преимущественно из сербских и хорватских наемников. Одни исследователи считают, что название этих войск произошло от местечка Пандур, где впервые были сформированы такие подразделения. Другие ссылаются на то, что существовавшая в Венгрии система военного устройства называлась «бандерия» (banderium), что звучит похоже.

Слово «пандуры» обозначает непосредственно воинов-мужчин, служивших Габсбургам. Все славянское население приграничных районов Австро-Венгрии, включая женщин, детей и стариков, называлось «граничарами» (гранычарами). Они жили на территории, отделявшей католический мир от Османской империи.

Во второй половине XVIII века многие сербы переселились из владений Габсбургов на земли современной Новороссии, чтобы нести службу, аналогичную казацкой. В случае нападения турок они бы первыми приняли на себя вражеский удар.

Беглецы без родины

Старший научный сотрудник Центра военной истории России ИРИ РАН Владимир Артамонов описал непростую судьбу гранычар в своей статье «Сербы и турецко-русская война 1710-1713 гг. (к 300-летию русско-сербского боевого содружества)», которая была опубликована в издании «Известия Самарского научного центра Российской академии наук» (том 13, выпуск 3-2 за 2011 год). Исследователь рассказал, что под давлением Османской империи сербы были вынуждены покинуть родные места.

Массовая миграция началась в конце XVII века, в Венгрию перебралось несколько сотен тысяч вооруженных людей, имевших уникальный боевой опыт, полученный в результате многочисленных стычек с турками. И хотя все они считали свою службу Габсбургам временной, мечтая вернуться на родину и возродить независимую Сербию, это не помешало мигрантам требовать организации собственной автономии.

Правящий австрийский дом решил использовать гранычар не только как живой антиосманский щит, но и для подавления куруцев – венгерских повстанцев, боровшихся против гнета Габсбургов. В результате, вспыхнул межнациональный конфликт, который сопровождался разорением и поджогами сел, взаимной резней, массовыми убийствами мирного населения.

«Сербские воины перенесли на Альфельд свой многовековой опыт борьбы с османами и "крестили" Венгрию во всех направлениях от Кошице и Жилины до Трансильвании. Налёты "неистовых сербов" (так называли их венгры) держали в постоянном напряжении куруцев», – отметил В.А. Артамонов.

Кроме того, австрийские власти использовали боевой опыт гранычар в ходе Семилетней войны (1756-1763 гг.), когда развернулась борьба с Пруссией за территорию Силезии. Об этом писатель Сергей Охлябинин рассказал в своей книге «Повседневная жизнь Русской армии во времена суворовских войн» (Москва, 2004 г.).

«И хотя за пандурами волочилась весьма дурная репутация, поскольку они отличались жестокостью и грабежами, на них возлагались немалые надежды. Особенно умело они действовали в местностях гористых и пересеченных», – написал С.Д. Охлябинин.

В общем, Габсбурги извлекли немалую выгоду для себя, приняв на службу сербских переселенцев. Но сами гранычары не были довольны жизнью на чужбине, ведь австро-венгерские власти и представители духовенства принуждали их отказаться от православной веры и стать католиками.

Под скипетр Романовых

Нет ничего удивительного в том, что Габсбурги всячески мешали сближению сербов с русскими, но уже при Петре I Алексеевиче (1672-1725 гг.) отечественные дипломаты начали вербовать гранычар, предлагая им переселиться в Киевскую и Азовскую губернии. При этом пандурам было предложено приличное по тем временам денежное и хлебное довольствие.

«Капитанам назначили по 60 р. денег и 60 четвертей хлеба (ржи и овса поровну), поручикам по 30 р. и 30 четвертей, прапорщикам по 25 р. и 25 четвертей, вахмистрам по 14 р. и 14 четвертей, рядовым по 12 р. и 12 четвертей на год. Тем, кто пожелает уехать, предписано было выдавать паспорт и деньги на обратную дорогу», – сообщил в своей статье В.А. Артамонов.

Так что первые сербские военные поселения появились на территории современной Украины уже в начале XVIII века, но гораздо более активная миграция братьев-славян в Российскую империю началась при Елизавете Петровне (1709-1762 гг.).

Кандидат исторических наук Елена Белова написала статью «Из прошлого Новороссии: сербы на охране российских границ (1750-1760-е гг.)», которая вышла в журнале «Новый исторический вестник» (№ 17 за 2008 год). Исследовательница отметила, что идея привлечь славян для охраны юго-западных окраин России и освоения Северного Причерноморья возникла в правительстве страны в середине XVIII века.

13 июля 1751 года Елизавета Петровна приказала создать административно-территориальное образование, получившее название Новая Сербия. Она расположилась на северо-западе Запорожья, между рекой Синюхой и Днепром, там было организовано несколько военных поселений гранычар. А 29 мая 1753 года по указу Сената между Запорожьем и территорией донских казаков возник еще один регион компактного проживания пандуров – Славяносербия.

Несмотря на препоны, чинимые австрийцами, гранычары начали массово переселяться на новые земли, надеясь, что русские братья помогут им в борьбе с турками.

Вместо казаков – сербы

Итак, по замыслу официального Санкт-Петербурга, пандуры должны были прикрывать те участки юго-западной границы России, где не было казаков. Им определили жалованье. Например, офицеры получали по 50 рублей в месяц, а солдаты – по 5 целковых. Всем гранычарам полагались наделы земли, сообразно статусу, а каждому прибывшему вручали 10 рублей на обзаведение хозяйством.

Семьи военных поселенцев занимались земледелием, скотоводством, бортничеством. Кроме того, в свободное от службы время пандуры охотились и ловили рыбу. Им разрешалось вести небольшой личный бизнес, а также торговать.

Уже в 1754 году в Новой Сербии проживали 2 225 душ мужского пола. Это были воины, переселившиеся вместе со своими семьями. Люди постоянно прибывали, и далеко не все из них являлись этническими сербами. На вольные земли потянулись также хорваты, валахи и болгары. Учитывая нехватку военных кадров, руководители Новой Сербии и Слявяносербии принимали на службу почти всех желающих, поэтому в 1759 году по национальному признаку были сформированы два полка – Македонский и Болгарский. И к 1760 году общая численность населения этих территорий достигла примерно 26 тысяч человек.

Переселенцы приносили немалую пользу России, они не только прикрывали слабо защищенную границу, но и наладили сбор разведывательных данных о действиях крымских татар, докладывали в Санкт-Петербург об имеющихся у противника фортификационных сооружениях, оружии и численности военных гарнизонов.

Впрочем, далеко не все было гладко. Так, власти соседних польских районов не раз жаловались на грабежи и другие бесчинства, творимые пандурами. Поскольку их действия провоцировали дипломатические осложнения, правительством России была организована специальная проверка, которая подтвердила виновность военных поселенцев.

«Генерал Лопухин доложил Сенату и Коллегии иностранных дел, что гусар из Новой Сербии отправляли в Польшу с целью грабежа», – написала Е.В. Белова в своей статье.

Тогда Елизавета Петровна запретила пандурам нападать на мирных поляков, отнимать у них имущество. Насильно уводить из приграничных сел молодых женщин и детей тоже не разрешалось.

Образование Новороссии

После смерти государыни, уже при Петре III Федоровиче (1728-1762 гг.), к руководителям Новой Сербии и Славяносербии нагрянули инспекторы, обнаружившие в бухгалтерских документах и отчетах немало приписок. Выяснилось, что реальная численность военнослужащих была сильно преувеличена, а жалованье, выплаченное этим «мертвым душам» из государственной казны, куда-то исчезло. Началось следствие.

При Екатерине II Алексеевне (1729-1796 гг.) возник проект создания Новороссийской губернии, в состав которой вошли земли Славяносербии и Новой Сербии. Таким образом, в 1864 году эти два административно-территориальных образования, по сути, были упразднены. Как и по всей стране, вооруженные части перешли в ведение Военной коллегии, а гражданские органы управления были подчинены Сенату.

В целом, сербские военные поселения выполнили возлагавшуюся на них задачу, они надежно прикрыли юго-западные рубежи России, что позволило обеспечить дальнейшее освоение Новороссии. Затем началось активное заселение этих земель украинскими и русскими крестьянами.

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий необходимо
Читайте также:
Рекомендуемые статьи
Рекламные статьи