Народы

Казачьи атаманши: из глубины веков до наших дней

Автор: Майя Новик  |  2019-04-02 12:20:12

Военизированное положение, на котором жили казаки, не обошло влиянием и женщин-казачек. Эти отважные представительницы казачьего сообщества умели постоять за себя, отличались не только красотой и женственностью, но и умением стрелять, не теряться в опасной ситуации, дать отпор врагу, когда рядом нет мужа. Такие особенности казачек отмечал историк Игорь Юрьевич Васильев в статье «Нравственные ценности кубанского казачества и их трансляция», где он писал, что в 1826 году недалеко от города Екатеринодара, когда на обоз казаков напали черкесы, женщины проявили героизм, быстро разобрали тюки на повозках и начали разносить патроны.

Женщины-герои

Историки Игорь Юрьевич Ерохин и Ирина Олеговна Аржанова в статье «Гендер и вопросы истории государственного казачества» описывают случаи, когда казачки не оставались в стороне от боевых действий. Например, кубанская казачка Ульяна Линская при нападении на курень горцев отважно вступила в бой и утопила врага в бочке с квасом.

Публицист Валерий Евгеньевич Шамбаров упоминает о донской казачке вдове Прасковье Куркиной, которая в 1792 году ушла из станицы, переодевшись казаком, взяла коня и оружие мужа, вступила в казачий полк Балабина, участвовала в боях с поляками, была ранена и произведена сначала в урядники, затем в хорунжие, а потом и в сотники. Спустя два года она вернулась в родную станицу героем. В XIX веке во время защиты линии Адагумская на правом берегу Кубани на Липецком посту вместе с 35 казаками несла службу казачка Марьяна Горбатко.

До начала I Мировой в конном переходе из Владивостока в Сант-Петербург приняла участие жена есаула Оренбургского войска Серафима Кудашева, которой Николай II вручил орден Святого Иона. Во время I Мировой Кудашева пошла на фронт добровольцем и стала разведчиком.

Казачки I Мировой

В I Мировую воевала казачка Елена Чоба из станицы Роговская. Она с детства увлекалась верховой ездой, а когда узнала о гибели на фронте мужа, то решила ехать на фронт.

Станичные старшины поддержали отважную вдову и не прогадали — женщина воевала храбро и была награждена двумя Георгиевскими крестами. О ней писал журнал «Кубанский казачий вестник», который описывал ее как хладнокровного воина, который не боится смотреть в глаза смерти.

В 1916 году после ранения Чобу отправили домой, но в 1918-м она добровольцем вступила в ряды белогвардейцев. Долгое время ее считали погибшей, но казачка выжила и оказалась сначала в Болгарии, а затем — в США, где выступала с номерами джигитовки. Вслед за отцом и братом добровольцем ушла на войну дочь войскового старшины уральская казачка Наталья Комарова, сама купившая себе коня и аммуницию. Она отличалась храбростью, а однажды отбила у немцев полковое знамя и увлекала за собой в атаку пехотный полк, за что была удостоена Георгиевского креста IV степени.

Ханша-атаманша

Несмотря на патриархат, который до сих пор царит в среде казачества, то и дело появлялись женщины, которые не только проявляли героизм в боевых действиях, но и становились атаманами. Ради правды стоит отметить, что происходило это в мирное время, когда главными вопросами были вопросы хозяйственные.

В первый раз такое произошло, когда в XVIII веке в казаки записали калмыцких ханов с подданными. Калмыцкий хан Тайшин вместе с улусом принял православие и стал Петром. Хан был стар и вскоре умер, а руководить улусом в 2400 человек осталась его вдова — ханша Тайшина. Российские власти наделили ханшу пожизненными правами атамана и приняли её на службу с жалованием в 500 рублей в год, повелев Тайшине заложить заставу, которая позже разрослась в город Тольятти.

К калмыцкому казачьему войску было приписано 1000 солдат-инвалидов и 2000 крестьян. Позже православные казаки-калмыки составили костяк Ставропольского казачества.

Женщины-атаманы

Новые женщины-атаманы появились в России только после падения СССР. В 1999 году была избрана атаманом казачьей общины в селе Махра Владимирской области казачка Юлия Пасальковна Ткаченко. Это была стойкая, строгая и смелая женщина, которая не боялась брать на себя ответственность. Посвящение в казаки она прошла как мужчина — сначала ее благословил священник, потом ее окунули в крещенскую купель, а потом довелось попробовать казацкой нагайки.

При ней казаки восстановили дороги, провели газ и электричество в дома, взяли шефство над стариками, восстановили источник святого Стефана, открыли кадетскую школу в Александрове и помогали Стефано-Махрищской обители, — об этом пишет журналист Лидия Юдина. В 2013 году в возрасте 69 лет атаман Юлия Ткаченко скончалась.

В 2012 году женщина-атаман Неля Заславская появилась в Оренбуржском казачьем войске. Она возглавила общину казаков в селе Крыловка.

В селе Сухобузимское Красноярского края живет еще одна женщина-атаман Ольга Некрасова — потомственная казачка, правнучка казаков-первопроходцев. Она сызмальства была «атаманшей» — хоть в играх, хоть в собственной семье. Поэтому, когда началось возрождение Енисейского казачества, выбор односельчан-казаков пал на нее.

Община казачьего села Сухобузимское взяла на себя обязанности по обеспечению порядка в селе и по искоренению пороков. Казаки лечат от алкоголизма односельчан, учат неблагополучных людей вести хозяйство, надеются открыть в селе туристический казачий комплекс «Суриковский посад» — оказалось, что в Сухобузимском останавливался художник Суриков.

В Ростове в 2015 году появилась атаман Татьяна Сивоволова, получившая чин есаула. Она руководит обществом «Ростовский казачий округ “Казачки Дона”» и занимается социальными проектами и благотворительностью; в подчинении у нее в основном женщины. Впрочем, атаман надеется, что постепенно ее «женский батальон» может войти во Всевеликое войско Донское.

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий необходимо
Читайте также:
Рекомендуемые статьи
Сухарева Башня
Рекламные статьи
Мы в Одноклассниках
Кириллица в Одноклассниках