Прошлое

Странности русского языка: что удивляет в нем других славян

2020-06-02 22:20:06

Славянские языки схожи в достаточно большой мере, что обусловлено относительно поздним их разделением и активными культурными контактами их носителей в историческое время. Большая часть лексики, отвечающей за важнейшие реалии жизнеобеспечения, если и не совпадает, то звучит похоже. Слово «река» везде останется «рекой», а «человек» — «человеком».

Однако временами возникают забавные моменты, когда привычное для носителя одного славянского языка слово означает нечто совсем иное у ближайших соседей. Например: во всех славянских языках обильное насаждение деревьев называется «лесом», а у болгар отчего-то «горой», а чехи назовут дерево «стромом». В русском языке тоже есть такие своеобразные и диковатые для ушей братьев-славян слова.

Структурные отличия

Праславянский язык обладал рядом специфических особенностей, которые в той или иной мере сохранились в большинстве из существующих в наше время славянских языков. В сонме ушедших столетий русский язык сумел растерять часть из них.

Думается, все слышали распространенную в фольклоре фразу «гой еси». Так герои былин любили обратиться к кому-либо, и даже к неодушевленному предмету (к дубраве, земле и т.д.). Что же означают эти странные слова – непонятно. Фактически, это вариант обращения на «ты», но в данном случае вместо местоимения используется форма специального глагола (по смыслу равноценного нашему «быть»), который в русском языке прекратил своё существование. Другой формой этого же слова, только поставленного в единственное число, является «аз». Отмерев в русском, этот глагол-связка очень часто употребляется в других языках славянской группы. В некоторых из них – особенно выраженно в чешском – этот глагол почти полностью вытеснил обычные местоимения. Например: jsem dělník и jsi dělník («я рабочий» и «ты рабочий» в переводе с чешского).

В большинстве славянских языков возвратная частица «ся», которая у нас удобно крепится к концу глагола, живет своей, насыщенной и полной удивительных противоречий жизнью. Осознать, на какое место в предложении надо ставить эту частицу, русскому человеку временами бывает очень непросто. В том же чешском языке, который вообще во многом застрял в позднем Средневековье и служит своеобразным заповедником для речевых анахронизмов, частицу надо ставить на вторую смысловую позицию. Впрочем, это частица сохранилась, например, и в сербском языке.

В недалеком прошлом наш язык утратил один из падежей – звательный. Как очевидно из его названия, он использовался, если надо было адресно к кому-то обратиться. Он дошел до нашего времени исключительно в виде церковнославянских древностей и служит гулким эхом ушедших веков. Реликтом этого падежа являются такие слова, как «отче» и «Боже». Впрочем, пропав в русском, этот падеж великолепно чувствует себя, например, в чешском языке.

Абсолютно бесследно в седую старину пропала категория двойственного числа. Это форма местоимения, которая использовалась, если нужно обратиться именно к двоим людям. В наше время эта древнейшая особенность праславянского языка употребляется только двумя очень небольшими народами: словенцами с берегов Адриатического моря и верхнелужицкими сербами, которые живут на севере Германии.

Нетипичные для других славян слова русского языка

Многих славян удивляет богатство ударений русского языка, так как в большинстве случаев у наших родичей ударения носят фиксированный характер и закреплены за каким-то слогом (у чехов, например, на первом). Поэтому привычная для русского уха разница между «зАмком» и «замкОм» может привести в тупик человека, который говорит на западных славянских языках.

Периодически возникает и путаница в словах. Традиционно во всех славянских языках слово «неделя» означает «воскресенье». Если вдуматься, то в этом нет ничего противоречивого: у всех христиан это выходной. День, в который, дословно, «не делают», т.е. не работают. Само же понятие семидневного временного цикла в других славянских языках, как правило, звучит примерно как «тыдень» (польск. tydzień, чешск. týden, укр. тиждень), либо как «седьмица» (болг. седмица).

Весьма вероятно, что ранее и в русском языке употреблялось одно из озвученных выше слов, но эта лексическая замена произошла, судя по всему, еще во времена глубочайшей древности. Так в современном нам значении этого слова оно в первый раз фиксируется в тексте Евангелия 1057 года.

Не менее странным для многих славян может показаться тот факт, что русские «ходят на работу». Так как в большинстве славянских языков слово «работа» означает именно каторжный, подневольный труд. Как известно, слово «робот» происходит из чешского языка и впервые появляется в романе Карела Чапека «Россумские универсальные роботы» и является однокоренным нашему слову «работа». Дав своим героям именно такое название, Чапек стремился подчеркнуть их подневольное состояние. Сами же братья-славяне используют для этого разные формы глагола «працовать».

В целом русский, если сравнивать его с другими славянскими языками, довольно далеко ушел от общего первоисточника, но не является самым модифицированным из всех. Наибольшим изменениям за ушедшие века подвергся болгарской язык. Так, например, из-за мощного турецкого культурного влияния этот язык растерял все падежи, зато ощетинился изначально чуждыми славянам артиклями.

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий необходимо
Читайте также:
Рекомендуемые статьи
Рекламные статьи