Прошлое

Как наказывали русских женщин за убийство мужа

2021-06-10 11:00:27

Во все времена убийство считалось одним из тех преступлений, которые карались максимально строго. Однако мужчин за это преступление живьем на площади не закапывали.

Пусть умрет на месте

Первым официальным документом, определяющим наказание за убийство, считается Договор Руси и Византии от 911 г. В нем, правда, не говорится о гендерных различиях. По мнению Э. Георгиевского, до крещения Руси в правовой сфере женщина не рассматривалась ни в качестве преступницы, ни в качестве потерпевшей.

Древнерусское право регламентировало, что любой – «русский или христианин» – должен «умереть на месте» совершения тяжкого преступления. Если убийца сбегал, вина переходила на его родственников. Как пишет Э. Георгиевский в статье «Убийство в уголовном праве Древней Руси», они отдавали родственникам убитого часть своего имущества. При выплате компенсации вина с убийцы снималась. Если же родственники оказывались не в состоянии компенсировать причиненный убийством ущерб, власти продолжали разыскивать преступника до поимки.

Если в Договоре от 911 года схваченного убийцу разрешалось казнить без суда и следствия «прямо на месте», при этом правом таким наделялась родня убитого, то в Договоре от 944 года эту норму скорректировали. Очевидцы или родственники убитого могли лишь поймать преступника, но судить и казнить его могли только представители власти.

Без вины виноватая

Во времена Русской Правды наказание за убийство смягчается. Власть взимает штраф в 40 гривен. О том, кто его получает, историки спорят – деньги выплачивались либо в пользу родственников убитого, либо передавались в княжескую казну.

В ранних списках Правды о наказаниях для женщин, убивших мужей, речь не идет. Зато появляется наказание для убивших «свободную женщину» – штраф. Его размер колебался в зависимости от того, заслуживала женщина смерти или нет. Если была убита «за дело», например, за измену мужу, то выплачивался штраф в 20 гривен. Если же оказывалась невиновной, то убивший выплачивал 40 гривен. Позднее, в Пространной редакции Правды говорилось о судьбе жен преступников. За проступок мужа они лишались свободы, то есть становились холопками.

Погребенная заживо

Один из самых шокирующих способов наказания женщины за убийство мужа описан Алексеем Толстым в романе «Петр Первый». Закапывание живьем по плечи практиковалось на основании главы 22 статьи 14 Соборного уложения 1649 года. Казнь проводили в оживленном месте – на главной площади, вблизи рынка. Обычно мучилась несчастная несколько дней. Так, страдания толстовской героини Дарьи, зарезавшей мужа ножом, царь Петр прекращает на третий день. Отдает распоряжение пристрелить. На практике же фиксировались случаи, когда женщины мучились неделями.

К преступнице обязательно приставлялась стража, которая следила, чтобы родня или сочувствующие зеваки не кормили убийцу, а голодные собаки – не обглодали полуживую голову. Прохожим разрешалось бросать к голове медяки – для погребальных расходов. Днем над головой священник читал молитвы.

На амнистию шансов у преступницы не было, даже если дома ее ждали малолетние дети. В лучшем случае ее могли насильно постричь в монастырь. Для беременных мужеубийц допускалась отсрочка казни. Их полагалось содержать в тюрьме до родов, а также на протяжении 6 недель после появления ребенка. После того, как закопанная в землю женщина умирала, ее тело откапывали и подвешивали за ногу на виселице. Так смерть становилась не только мучительной, но и позорной. Только Указом 1689 года закапывание в землю за мужеубийство заменили отсечением головы.

Исключительная мера

В Советском Союзе различий между преступниками по половому признаку не делалось. По Уголовному кодексу 60-х годов за убийство давали от 3 до 10 лет. За совершенное при отягчающих обстоятельствах – по предварительному сговору, с особой жестокостью и пр. – 8-15 лет. В особых случаях применялась исключительная мера наказания – расстрел. Советской истории известен лишь один случай, когда расстрельный приговор в отношении женщины был приведен в исполнение. Речь идет о Тамаре Иванютиной – посудомойщице одной из киевских школ, которая целенаправленно отравила десятки человек, в том числе детей.

В качестве «оружия» Тамара выбрала высокотоксичный яд на основе таллия. Смертельная жидкость не продавалась в магазинах. Доставать ее приходилось по блату через работницу геологического института. Сначала Тамара опробовала яд на первом муже, унаследовав в итоге его квартиру. Затем повторила «удачный эксперимент» на родителях второго мужа. Они умерли с интервалом в несколько дней. Второму супругу Тамара отраву тоже подливала, но в малых дозах. Рассчитывала, что вызванное отравлением ухудшение самочувствия, слабость и облысение не привлечет внимания. Но овдоветь во второй раз и завладеть домом с земельным участком убийца не успела.

Войдя во вкус, Тамара подлила яд школьному парторгу, учителю химии, а также ученикам младших классов, которые «отказывались расставлять стулья в столовой» и «выпрашивали остатки котлет». К слову, страстью к отравительству грешили и другие родственники Иванютиной. Ее сестра Нина тоже отравила своего мужа из-за квартиры, а их родители – отправили на тот свет соседа по коммуналке и родственницу. За масштаб преступлений Тамару приговорили к расстрелу. Ее сестру – к 15 годам тюрьмы, мать – к 13. Признавать вину и извиняться перед родственниками убитых отравительница на суде отказалась. Зато попыталась подкупить следователя. Безуспешно. 46-летнюю серийную отравительницу расстреляли в 1987 году.

Запретили смертную казнь для женщин на постсоветском пространстве только в 1991.

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий необходимо
Читайте также:
Рекомендуемые статьи