Прошлое

Почему в царской России не любили Столыпина?

За всю политическую карьеру Петра Столыпина пытались убить 11 раз. Причем, главу Правительства не любили не только революционеры, но и пресса, интеллигенция, левые, правые...

Слишком умный губернатор

Саратовская губерния считалась трудной, и Столыпина отправили в нее губернаторствовать именно поэтому. Новый губернатор начал там масштабную модернизацию: в Саратове была построена новая женская гимназия, глазная лечебница, городская больница и несколько ночлежных домов с редкой по тем временам канализацией. Заасфальтированные главные улицы с газовыми фонарями… Если бы не начавшаяся русско-японская война, город был бы телефонизирован. После кровавого воскресенья 1905 года Столыпину как губернатору нужно было сдерживать массовое кровопролитие. Для эсеров Столыпин был «проклятым царским сатрапом с человеческим лицом», и они приговорили его к смерти. В Саратове произошло несколько покушений на губернатора: брошенная бомба, террорист-смертник с револьвером… Ни в одном из этих покушений Столыпин не был убит.

Слишком деятельный министр

После назначения Столыпина председателем Совета министров масштаб его деятельности, а значит, и масштаб ненависти к нему как к влиятельнейшему представителю правительства, только увеличился. Придворные круги отнеслись к Столыпину как к интригану и выскочке, а революционеры объявили устранение Столыпина первоочередной задачей. Столыпин предчувствовал, что умрет не своей смертью (а в завещании, составленном задолго до нее, написал: «Хочу быть погребенным там, где меня убьют») и говорил своему брату: «Смерти не боюсь – это расплата за убеждения. Успеть бы сделать побольше… Времени мало, совсем мало. Каждый день – как последний». Известно, что политик работал с девяти часов утра до четырех часов ночи.

«Столыпинские галстуки»

Выражение «столыпинские галстуки» распространилось из-за остроты, принадлежавшей кадету Родичеву: он сказал, что правительство использует галстуки, т.е. виселицы, как единственное средство для борьбы с «эксцессами революции». В ответ на это Столыпин вызвал его на дуэль, но Родичев отказался от нее, принеся публичное извинение. Поводом же было то, что через неделю после покушения на Столыпина Николай II учредил военно-полевые суды. Эти суды действовали вне законодательных норм и при очень упрощенном судопроизводстве. Таким судом разрешалось судить обвиняемых в разбое, убийствах, грабеже, нападениях на военных, полицейских и должностных лиц и в других тяжких преступлениях, в тех случаях, когда вина преступников была очевидна. Сам Столыпин не был инициатором этого указа и трактовал его как исключительную меру, ведь в России того времени красный террор стал обыденностью. В исполнение были приведены 683 смертных приговора, за следующие два года – 1800 из 4000 вынесенных.
К слову, именно в ответ на политику военно-полевых судов Лев Толстой написал свою знаменитую статью «Не могу молчать!».

Роспуск II Государственной думы

Дума, большую часть которой составляли социал-демократы, социалисты-революционеры, народные социалисты и трудовики, была настроена оппозиционно. Она отклоняла все правительственные законы и предлагала те, которые заведомо не могли быть утверждены Государственным Советом и императором. Правительство имело право распустить Думу, но должно было созвать новую, которая оказалась бы столь же оппозиционной. Дальнейшие действия сторон выглядят как игра в шахматы. Власть пошла на серьезный шаг: распустить Думу и изменить избирательный закон. Столыпин потребовал отстранения 55 депутатов социал-демократической фракции и снятия депутатской неприкосновенности с шестнадцати из них, сделав большой доклад об их заговоре против государства. Дума не ответила на это сразу же и взяла время на размышления. Тогда Николай II прекратил игру, удалив своего соперника и изменив правила – избирательный закон. Теперь в Думе не могло собраться так много оппозиционеров. Многие обвиняли Столыпина в организации «фиктивного заговора» - ситуации с «солдатским наказом».
Кстати, именно в связи с этой ситуацией Столыпин произнес свое знаменитое «Не запугаете»: «Эти нападки рассчитаны на то, чтобы вызвать у правительства, у власти паралич и воли, и мысли, все они сводятся к двум словам, обращенным к власти: «Руки вверх». На эти два слова, господа, правительство с полным спокойствием, с сознанием своей правоты может ответить только двумя словами: «Не запугаете»».

Еврейский вопрос

Сохранилось свидетельство, что будущий убийца Столыпина Д. Богров во время свидания с эсером Е. Лазоревым сказал: «Я еврей, и позвольте вам напомнить, что мы и до сих пор живем под господством черносотенных вождей… Вы знаете, что властным руководителем идущей теперь дикой реакции является Столыпин. Я прихожу к вам и говорю, что я решил устранить его…»
При этом известно, что Столыпин ратовал за отмену «черты оседлости» для евреев, журнал Совета министров направил Николаю II такое предложение. Кроме того, со второй половины 1907 года до конца премьерства Столыпина в Российской империи не было еврейских погромов, а процентные нормы студентов-евреев в высших и средних учебных заведениях даже увеличились, а в Гродно было даже открыто еврейское двухклассное народное училище, ремесленное училище, а также женское приходское училище особого типа. Столыпин не был антисемитом, но ярлык антисемита носил.

Потерянная репутация

Принятие «Закона о земстве в западных губерниях» губительно сказалось на репутации Столыпина. Против премьер-министра сплотились противоположные силы — и левые, и правые. Левых реформы лишали исторической перспективы, а правые усматривали в тех же реформах покушение на свои привилегии и ревностно относились к быстрому возвышению выходца из провинции. Ухудшилось мнение о Столыпине прессы, отношения с Думой были подорваны. Министр финансов В. Н. Коковцов писал: «Со всех сторон я слышал один и тот же отзыв — Столыпин был неузнаваем. Что-то в нем оборвалось, былая уверенность в себе куда-то ушла. Он и сам, видимо, чувствовал, что все вокруг него, молча или открыто, настроены враждебно». В то же время он свидетельствует об отношении к Столыпину императрицы Марии Федоровны, матери Николая II: «Бедный мой сын, как мало у него удачи в людях. Нашёлся человек, которого никто не знал здесь, но который оказался и умным, и энергичным и сумел ввести порядок после того ужаса, который мы пережили всего 6 лет тому назад, и вот — этого человека толкают в пропасть, и кто же? Те, которые говорят, что они любят Государя и Россию, а на самом деле губят и его и родину».

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий необходимо
  1. 2017-04-12 18:45:22
    Саныч 1963
    Ложь, возведённая в ранг госполитики. Такая же, как американо-английско-евросоюзное "химическое оружие" в Ираке, Ливии, а теперь – в Сирии. С одной и той же целью: оправдать ограбление, насилие и физическое уничтожение несогласных с грабежом и насилием. "…ведь в России того времени красный террор стал обыденностью". Какого "того времени"? Вызов произошёл 17 ноября 1907 г. Ни о каком красном терроре, как элементе внутренней политики, тем паче большевистской, не могло быть и речи: ещё 10 лет до прихода к власти сначала эсеро-, а затем эеро-большевистского правительства. Эсеровский террор, который ни какой "обыденностью" в 1905-07 гг. не был и который одна из эсерок в 1906 г. назвала "красным", не имел ничего общего ни с красным цветом, ни тем более с большевизмом. Ибо большевики были самыми принципиальными и последовательными противниками террора вообще, а революционного – в особенности, как самой предательской дискредитации революционных идей. К тому же даже эта эсерка уже отмечала "ответность" эсеровского "красного" террора террору "белому", царскому, черносотенскому, затопившему Россию в 1905-07 годах рабочей и крестьянской кровью. А потом были и "столыпинские" военно-полевые суды, и казачьи расправы, и черносотенные погромы, и эсеровские же (Керенский А. Ф.‼!) расстрелы мирных демонстраций (т. н. "события 4 июля 2017 г."), корниловщина… В первые же дни Октября офицерьё, окапавшееся в Петрограде, начало подлые убийства рабочих, крестьян, солдат и матросов, новых работников госаппарата. О миллионах погибших в 1 мировой, о сотнях тысяч (это только убитых и казнённых, от народовольцев до революционеров 1917 г.) политических жертв царизма, черносотенцев, казаков и просто бандитов – ни полслова. Только "как чёрт из табакерки" вдруг появился красный террор. Не то в 1917, не то в 1918. У особо ретивых врунов – уже с 1906 г. "стал обыденностью". Только ленивый не прослюнявил про "убивали в Петрограде по 500-600 офицеров за ночь". Ну этим, либо тупоголовым, либо мошенникам, уже ничего не объяснишь. Но любой нормальный, не зомбированный человек в первую очередь поинтересуется: а что делали эти "расстреливаемые каждую ночь 600 офицеров" в Петрограде во время войны с Германией? дезертиров ловили? а сами-то они кто?‼! И зачем заявились с оружием в Петроград, бросив позиции? хлеб сеять? "помочь маме по хозяйству"? детишек на ноги поднимать? Так и ехали бы к себе домой, на родину, к семьям, чего их всех в Питер-то понесло? А, понесло их, чтобы вооруженным путём – расстрелами, виселицами – опять, как в 1905-07 годах, потопить русский народ в крови. Что они и стали делать (а то как мантру поют про "превентивность" красного террора). Ну, так вот и не обижайтесь… Во вторую очередь, нормальный незомбированный человек поинтересуется, а сколько всего в России 1917 года было офицеров? В 1914 году в царской армии было около 45 000 офицеров. За 3 года первой мировой училища подготовили около 170 000 прапорщиков. "Тупоголовым, либо мошенникам" не втолкуешь, но нормальный, не зомбированный человек понимает: не готовят из молодых людей сразу генералов, готовят младших офицеров. Весь морской офицерский корпус к началу 1 мировой (от "унтер-офицерских" кондукторов до адмиралов) насчитывал около 8 000 человек. Из 230 000 офицеров ¾ забрала мировая война. Как ни пыжатся либерастные "историки" обвинять ЧК-НКВД в "подтасовке цифр" репрессированных, больше 60 000 офицеров пострадать от Советской власти в принципе не могло. Их просто не осталось в этом мире к октябрю 1917, и виноваты в этом были не большевики, а новых ¬"царских" или "белых" офицеров уже не готовили: готовили "красных". Из этого числа необходимо убрать не участвовавших в Гражданской войне. И не правда, что "хватали" только "за погоны": случаи были, но не массовые, не "государственные". И далеко не всегда это было связано с действиями власти (бандиты, особенно вне железных дорог, политических цветов, общественных сословий и армейских званий не различали: "бей белых пока не покраснеют, бей красных, пока не побелеют"). Тем паче подло связывать это с большевиками, не забываем: до 6 июля 1918 г. и правительство и ЧК были преимущественно левоэсеровскими. А именно на это время (октябрь 1917–июль 1918) приходится пик плохо управляемых центральной властью репрессий. Также из общего числа офицеров необходимо выделить "красных" офицеров, закончивших Гражданскую в РККА. Если бы, как врут либерасты, всех белогвардейцев расстреливали уже "за одни погоны", мы бы, например, никогда не читали "Белой гвардии", "Театрального романа" или "Мастера и Маргариту": Булгаков в 1918-19 гг. дважды был в белой армии И не расстреляли ни разу… Красный террор как элемент госполитики – ноябрь 1918: когда жизнь новой Советской власти и её деятелей буквально висела на волоске, многих уже убили "белые и пушистые". Ленин всерьёз рассматривал вопрос о перемещении наиболее активной части пролетариата Москвы и Петрограда на Урал в случае падения столиц, чтобы не дать вырезать их "белым и пушистым" ангелочкам. Гражданская война по отношению к офицерству это война старших офицеров и генералов с унтер-офицерами (Будённый, Чапаев) и прапорщиками. И прапорщики побили генералов! Посмотрите на биографии старших офицеров, генералов и маршалов Великой отечественной: значительная их часть – прапорщики Гражданской войны. Как самый главный довод либерастные "историки" буквально хором поют о "стихийности и разобщённости" белого террора в противовес "тоталитарному и дисциплинированному" красному. Ещё раз говорю: читайте первоисточники, читайте "Белую гвардию". Именно полнейший развал царской власти привёл к необходимости смены аппарата управления страной, а не "садистские идеи", да ещё и "сионистов". Выбор в пользу государственной и военной дисциплины, без которой армия не существует, был сделан Турбиными и их товарищами в марте 1919 года. Только большевики на всей территории бывшей Российской империи были носителями этой самой военной и государственной дисциплины. Отсюда и неизбежность перехода РУССКИХ офицеров в КРАСНУЮ армию.…речи, банты и пения плавные пушечный рёв покрывает басом: по крови рабочей пустился в плавание царёв адмирал, каратель Дубасов. Плюнем в лицо той белой слякоти, сюсюкающей о зверствах Чека̀! Смотрите, как здесь, связавши за̀ локти, рабочих на̀смерть секли по щекам. Зверела реакция. Интеллигентчики ушли от всего и всё изгадили.
Скрыть комментарии
Читайте также:
Рекомендуемые статьи
Сухарева Башня
Рекламные статьи
Мы в Одноклассниках
Кириллица в Одноклассниках