Прошлое

Судебные процессы в Российской истории: cамые громкие

2017-05-10 13:00:04

В XIX веке, кажется, не было человека, не следившего за этими судебными процессами, каждый из которых мог лечь в основу детектива-бестселлера.

Мултанское дело

Обвиняемыми по «Мултанскому делу» проходили десять человек, но, по сути, судебному разбирательству были подвергнуты обычаи стотысячной народности.

Утром пятого мая деревенская девушка Марфа Головизнина отправилась в соседнюю деревню к бабушке. Путь ее лежал через мрачный, болотистый лесок. Марфа шла по узкой тропинке, около метра в ширину. Вдруг на тропинке наткнулась она на тело мужчины, голова которого была накрыта азямом. Решив, что лежащий пьян, она переступила через него и пошла дальше. Когда на следующий день девушка возвращалась той же тропой, мужчина лежал на прежнем месте, но на сей раз он был обезглавлен.

В убийстве обвинили группу вотяков, то есть удмуртов, из деревни Мултаны. По версии следствия, нищего Конона Матюнина они принесли в жертву неизвестному языческому божеству.

И следствие, и судебный процесс были проведены с грубыми нарушениями. Вотяков – в 1892 году! – обвинили в каннибализме, в человеческих жертвоприношениях.

Суд, дважды осудивший подсудимых, в третий раз вынес оправдательный приговор. Один из присяжных, крестьянин, после процесса поблагодарил адвокатов: «Теперь сердце у меня легкое», – сказал он, признавшись, что ехал с твердым убеждением осудить соседей-иноплеменцев.

Дело Верещагина

«Ребята! Этот человек, Верещагин, – тот самый мерзавец, от которого погибла Москва», – закричал московский градоначальник Ростопчин. «Граф, один Бог над нами», – ответил ему изувеченный молодой человек, которого через минуту растерзает озверевшая толпа. Эту дикую казнь, случившуюся 2 сентября 1812 года, описал Лев Толстой в «Войне и мире».

Не было ни полноценного суда над несчастным, ни окончательного приговора. Ростопчин через дело Верещагина пытался расправиться с политическими противниками, Александр I от решения по делу уклонялся.

Вопрос о судьбе Верещагина тяжелым летом тяжелого года висел в воздухе. Да и однозначно установить, что произошло на самом деле, кем был Верещагин, наверное, невозможно.

Ясно только то, что Михаил Верещагин, сын купца второй гильдии, был арестован за антирусскую пропаганду. А пропаганда его заключалась в переводе двух запрещенных речей Наполеона, которые он нашел то ли на улице, то ли у сына почт-директора.

Дело Кроненберга

Станислав Кроненберг наказал семилетнюю дочь за кражу нескольких ягод чернослива. Наказал – то есть в течение пятнадцати минут в исступлении бил связкой шпицрутенов так, что на ее крики «Папа! Папа!» прибежала дворничиха, и пригрозила ему, финансисту, кавалеру ордена Почетного легиона, вызвать полицию. «Наказание» прекратилось. Но, не выдержав, через пару дней женщина все-таки отправилась в отделение, прихватив связку палок и окровавленное детское белье. Против отца завели уголовное дело. Он предстал перед судом. Ему грозила каторга.

Однако по решению присяжных подсудимый был оправдан. Ключевую роль в процессе сыграла заключительная речь адвоката Владимира Спасовича. Искусный оратор, он сумел обелить отца единственным возможным способом – очернив ребенка.

Многие представители интеллигенции были поражены циничностью приемов адвоката. Статью, посвященную «Делу Кроненберга», Федор Достоевский закончил фразой: «Когда общество перестанет жалеть слабых и угнетенных, тогда ему же самому станет плохо: оно очерствеет и засохнет, станет развратно и бесплодно».

Дело Бейлиса

Менахем Мендель Бейлис был арестован 22 июля 1911 года, а освобожден из зала суда 28 октября 1913-го. За 27 месяцев, проведенных в тюрьме, приказчик киевского кирпичного завода стал всемирно известным. За материалы по его делу закрывали и штрафовали газеты, арестовывали и предавали суду людей. Он стал героем карикатур и сатирических поэм. В его защиту подписывали протесты видные деятели не только в России, но и в Германии, Англии, Франции. Решение суда по этому делу могло повлиять даже на выборы в Государственную Думу.

Играя после занятий, мальчики киевского предместья Лукьяновка обнаружили в пещере труп своего товарища, 12-летнего Андрея Ющинского. Медицинская экспертиза обнаружила на теле следы 47 ран, нанесенных шилом.

Сам по себе ужасный, отвратительный случай – зверское убийство ребенка – стал поводом для других преступлений, как моральных, так и юридических.

По свидетельствам многих экспертов, вероятный убийца – содержательница воровского притона Вера Чеберяк, женщина, по выражению Короленко, «цыганского типа». Именно она была основной подозреваемой в начале расследования. До тех пор, пока следователи с подачи министра юстиции Щегловитова не стали раскручивать ритуальную версию убийства, активно «предлагавшуюся» черносотенцами.

Была задача: поднять волну антисемитских настроений. Для этих целей нашли еврея Бейлиса, который якобы убил мальчика, чтобы из его крови приготовить мацу.

Дело Бартенева

В одном из московских театров сейчас идет спектакль по рассказу Ивана Бунина «Дело корнета Елагина». Сам рассказ основан на реальных событиях, на деле гусара Бартенева. «Ужасное дело это – дело странное, загадочное, нераз­решимое», – этими словами открывается произведение.

Что касается судебного процесса, то он стал широко известен благодаря не только составу преступления, но и заключительной речи защитника, Федора Плевако.

Кажется, здесь имел место редкий случай, когда адвокат не пошел на сделку с совестью, не подтасовывал факты, чтобы выгородить клиента, а добился цели благодаря исключительному, глубокому анализу поведения убийцы и его жертвы.

Присяжные признали Бартенева виновным, осудили на восемь лет каторги, но император заменил приговор разжалованием в рядовые.

Знаменитая, но разочаровавшаяся в жизни актриса Висновская была застрелена своим поклонником – таков состав преступления. Основываясь на уликах, Плевако обрисовал психологическое состояние обоих фигурантов: они решили покончить с жизнью. Вернее, Висновская решила, что они должны умереть вместе, и приказала любовнику убить ее. И он убил, потому что «она была его жизнью, его волей, его законом. Вели она, он пожертвует жизнью, лишь бы она своими хорошими и ласкающими глазами смотрела на него в минуту его самопожертвования».

Дело клуба червонных валетов

Судебный процесс над членами «Клуба червонных валетов» можно считать одним из крупнейших провалов суда присяжных как института. Из 45 мошенников были оправданы 19, многие из которых, как, к примеру, Сонька «Золотая ручка», – легенды уголовного мира. А самым «суровым» приговором стали 2,5 года колоний. Притом что на процессе рассматривалось сразу 31 уголовное дело, а в качестве потерпевших от рук фальшивомонетчиков и мошенников выступило 59 человек.

Однако само существование шайки – предмет для споров, ведь в клубе не было ни постоянного главаря, ни четкого круга участников, а социальный и национальный состав преступников был чрезвычайно широк.

Недаром вокруг нее сложилось множество легенд. К примеру, говорят, что после суда один из скрывшихся от правосудия главарей подошел к судье и собственноручно передал записку: «Благодарю за сегодняшний спектакль. Я очень доволен. Шпейер».

Дело Грузинского

Седьмое из дел – о потомке грузинского царского дома, князе, убившем бывшего гувернера, любовника своей жены, в прошлом торговки. Врач из немцев поступил на службу в княжескую семью для воспитания старших сыновей, но занимался всем, чем придется: и лечил, и учил, и уголь копал. И сошелся с княгиней, когда князь устраивал в Петербурге сына в школу. Но изменой дело не закончилось. Гувернер был уволен, а жена потребовала развода.

«Он был богат – его ограбили; он был честен – его обесчестили; он любил и был любим – его разлучили с женой, на склоне лет заставили искать ласки случайной знакомой, какой-то Фени; он был мужем – его ложе осквернили; он был отцом – у него силой отнимали детей и в глазах их порочили его, чтобы приучить их презирать того, кто дал им жизнь», – так очертил суть дела адвокат Плевако.

Ему удалось убедить присяжных в том, что убийство было совершено в состоянии аффекта, и князь был оправдан. Примечательно, что заключительная речь адвоката, как в голливудских фильмах, была спонтанной и оттого особенно эмоциональной и убедительной.

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий необходимо
Рекомендуемые статьи
Рекламные статьи