Прошлое

Как Россия сама себя колонизировала

2017-06-09 09:30:21

Во второй половине 90-ых на Западе у историков одной из выигрышных тем исследования стала российская колонизация. Тогда как раз стало очевидно, что РФ не разваливается.


В начале 2000-ых исследования даже интенсифицировались. Одновременно с тем, как стало ясно, что РФ даже укрепляется. «Как же это так возможно, чтобы империя не развалилась?» - задают себе вопрос англо-саксонские ученые. Нам тоже не помешает усвоить полезный опыт, потому что, как писал историк Сергей Соловьев, "история России - это история страны, которая колонизуется".

"Россия обречена и дальше продвигаться вперед, как Земля обречена вращаться вокруг Солнца". Джордж Натаниэл Керзон

Что есть русская колония


История колонизации России на первый взгляд так же сумбурна, как и императорский титул. Например, отделить колонизацию от процесса построении государства бывает весьма проблематично, потому что юридически «чистыми» колониями были только Аляска и Алеутские острова, которые контролировались через российско-американскую компанию.

"Божиею поспешествующею милостию, Мы, NN, Император и Самодержец Всероссийский, Московский, Киевский, Владимирский, Новгородский; Царь Казанский, Царь Астраханский, Царь Польский, Царь Сибирский, Царь Херсониса Таврического, Царь Грузинский; Государь Псковский и Великий Князь Смоленский, Литовский, Волынский, Подольский и Финляндский; Князь Эстляндский, Лифляндский, Курляндский и Семигальский, Самогитский, Белостокский, Корельский, Тверский, Югорский, Пермский, Вятский, Болгарский и иных; Государь и Великий Князь Новогорода низовския земли, Черниговский, Рязанский, Полотский, Ростовский, Ярославский, Белозерский, Удорский, Обдорский, Кондийский, Витебский, Мстиславский, и всея северные страны Повелитель; и Государь Иверские, Карталинские и Кабардинские земли и области Арменские; Черкасских и Горских Князей и иных Наследный Государь и Обладатель; Государь Туркестанский; Наследник Норвежский, Герцог Шлезвиг-Голстинский, Стормарнский, Дитмарсенский и Ольденбургский, и прочая, и прочая, и прочая.» «Свод Законов Российской империи", 1912.


Войну с Новгородом сложно назвать колонизационным процессом – скорее упреждающим ударом, который, не исключено, что спас Московское княжество от исчезновения. Захват Казанского ханства – ошметка Золотой Орды, которое совершало разбойничьи набеги на Русь и в значительной степени само было промосковским – это что, колонизация? Конечно, нет. Раздел Речи Посполитой – это такая же колонизация, как распад Австро-Венгрии – аннексия. Столетняя история почти полностью автономного Великого княжества Финляндского, ликвидация «великой» гетманщины – исторические процессы строительства империи, но никак не колонизация. Если исходить из исторической памяти, русской интуиции и стратегических целей, то несложно согласиться с тем, что по-настоящему актуальна в России колонизация огромной восточной территории от Арктики до юго-восточных границ.

Плохие методы


Необходимо помнить, что колонизация российская была вполне кровавой. Белки, соболя, каланы, игравшие в XV– XVIIвеках роль золота, брильянтов и нефти, привели к уничтожению многих местных племен. Камчадалы были истреблены на 90%, манси на 50%, алеуты на 99% и т.д. Еще один замечательный прием работы с нацменьшинствами – захват аманатов, то есть заложников диких народов. Это русские взяли у Орды и успешно практиковали как на Кавказе, так и в Сибири в отношении непокорных племен. Здесь можно вспомнить и каторгу, которая оказалась на 90% контр-продуктивна по оценкам сибирских историков, и ГУЛАГ, который тоже не будем брать как пример.

Обратная ассимиляция


Большинство нынешних сибиряков гордятся своим сибирячеством в противовес русским европейской России. Эта черта – ровесница колонизации, и тогда она часто даже пугала интеллектуалов. Николай Пржевальский писал: «Ассимилирование происходит здесь в обратном направлении. Казаки перенимают язык и обычаи своих инородческих соседей; от себя же не передают им ничего. Дома казак щеголяет в китайском халате, говорит по-монгольски или по-киргизски. Даже физиономия нашего казака выродилась и всего чаще напоминает облик своего соседа-инородца».

Хозяйское отношение к землям

Сибирские первопроходцы поморы Строгановы, поставлявшие пушнину Ивану Грозному и столетиями финансировавшие царей, не ушли из Сибири, когда пушной промысел пришел в упадок. Они постепенно переходили к новым видам бизнеса — солеварению, добыче железной руды, выплавке металлов. В XIX веке один из Строгановых стал президентом Академии художеств, другой — министром внутренних дел.

Космополитизм

Просветитель - славянофил Алексей Хомяков видел в этом главное преимущество российского пути колонизации: «Ни один Американец в Соединенных Штатах… не говорит языком краснокожих… И даже флегматический толстяк болот Голландии смотрит в своих колониях на туземцев, как на племя, созданное Богом для служения и рабства, как человекообразного скота, а не человека… Русский смотрит на все народы, замежеванные в бесконечные границы Северного царства, как на братьев своих, и даже Сибиряки на своих вечерних беседах часто употребляют язык кочевых соседей своих, Якутов и Бурят. Лихой казак Кавказа берет жену из аула Чеченского, крестьянин женится на Татарке или Мордовке, и Россия называет своей славой и радостию правнука негра Ганнибала, тогда как свободолюбивые проповедники равенства в Америке отказали бы ему в праве гражданства».

Перенос геполитических центров в колонизируемые области

На протяжении всей истории Руси правители легко меняли столицы в зависимости от геополитической или экономической ситуации. Так появилась и Москва, и Санкт-Петербург. Не исключено, что этот процесс продолжится, хотя в современности физический переезд и не обязателен. В РФ достаточно крупных и важных центров, которые могут стать ключевыми геополитическими акторами.

Культурное опыление


Лучшие люди России на всем протяжении колонизационного процесса думали о необходимости культурного опыления и синергии с азиатской частью империи. Например, идеолог официальной народности Сергей Уваров, в пояснении к нереализованному проекту Азиатской академии писал: «Именно Азии мы обязаны основами великого здания человеческой цивилизации. Изучать и просвещать континентальную Азию — задача России, ее цивилизационная миссия». Кембриджский историк, выходец из России Александр Эткинд в книге "Внутренняя колонизация. Имперский опыт России" подчеркивает, что высокая литература и культура играли необычную роль в российском политическом процессе… Активистская и, более того, трансформистская культура были важными аспектами внутренней колонизации.


"…Мы чувствовали себя очень обязанными московскому царю, построившему везде, где только было возможно, города и селения и поставившему гарнизоны — вроде солдат-стационеров, которых римляне поселяли на окраинах империи [как я читал, и в Британии]. Впрочем, проходя через эти города и селения, мы убедились, что только эти гарнизоны и начальники их были русские, а остальное население — язычники, приносившие жертву идолам… Из всех виденных мною дикарей и язычников эти наиболее заслуживали названия варваров, с тем только исключением, что они не ели человеческого мяса, как дикари в Америке". Даниэль Дефо, "Робинзон в Сибири".

Народ как высшая ценность


Эту идеологию нельзя назвать государственной, но в среде интеллигенции она жива по сей день. Например, народничество в стремлении исполнить «цивилизаторскую миссию» исходило из того, что крестьянский народ является высшей ценностью. Лозунг Бакунина: «Не учить народ, а учиться у народа». Если вдуматься, здесь нет ни парадокса, ни противоречий. «Русские романтики-интеллектуалы, собиравшие фольклор и открывавшие для себя деревенскую общину (речь идет и о славянофилах, и о западниках), воспринимали внегородское пространство не только как «забытое свое», но и как «чужое». Они находили во внутренних областях России странные секты и привозили в столичные коллекции уродов и раритеты. Туда направлялись народники и другие русские аналоги «паломников в страну Востока». Миссионерство, этнография и экзотические путешествия, характерные феномены колониализма, в России чаще всего были обращены внутрь собственного народа». Александр Эткинд, указанное произведение.

Идея универсальности государства

«Московское царство и особенно Российская империя репрезентируются как государство русское и одновременно — всеобщее, универсальное. Монархическая власть выражала себя как национальная и наднациональная сразу, как завоевавшая Россию извне и в то же время неотделимая от ее народа и его культуры. Эта стратегия отличает Россию от других континентальных империй, в которых власть позиционировала себя как в первую очередь наднациональная (Габсбурги) или как этнически и религиозно определенная (Византия; Османская империя)», "Внутренняя колонизация России: между практикой и воображением", Эткинд, Уффельман, Кукулин, "Политическая концептология", N2, 2013.

Полная ассимиляция, где только можно


В некоторых случаях, чаще всего, в отношении территориально близких и многочисленных народов, использовалась стратегия максимальной ассимиляции, как в случае с чувашами и мордвой. Например, мордвином был патриарх Никон. В отношении менее лояльных и не поддающихся ассимиляции народов использовалось введение авторитетных представителей в политическую и военную элиту метрополии. Ассимиляция не применялась, конечно, в тех случаях, когда она была не выгодна. Например, народы, с которых брался ясак, ассимилировать не торопились.

Сергей Соловьев и колонизации: “Населить как можно скорее, перезвать отовсюду людей на пустые места, приманить всякого рода льготами; уйти на новые, лучшие места, на выгоднейшие условия, в более мирный, спокойный край; с другой стороны, удержать население, возвратить, заставить других не принимать его — вот важные вопросы колонизующейся страны”.

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий необходимо
  1. 2017-06-10 15:20:14
    Михаил Мазнёв
    Разъяснения даны на моем канале в ЮТубе.
Скрыть комментарии
Рекомендуемые статьи
Рекламные статьи