Прошлое

Стригольники: «протестанты» Средневековой Руси

2017-06-23 20:35:11

В XIV столетии на Руси возникло движение стригольников, основным мотивом которого была борьба с злоупотреблениями в Церкви. Выступая против безнравственности духовенства, стригольники предвосхитили Реформацию, которая охватит Европу двумя столетиями позже.

«Продажные греки»

Среди русского православного духовенства уже с XIII века начались раздоры. Среди рядовых священнослужителей находилось много недовольных злоупотреблениями в Церкви. Главным грехом они считали симонию – покупку или продажу церковных должностей. Чтобы ограничить симонию, Владимирский собор в 1274 году установил фиксированную цену – так называемую ставленую пошлину, которая выплачивалась за рукоположение в диаконы и священники - однако сама симония отменена не была.

В 1311 году на Переславском соборе большая группа русского духовенства и мирян во главе с епископом Тверским Андреем выдвинула обвинения против Киевского митрополита Петра в поощрении симонии, одновременно обратившись с жалобой к Константинопольскому Патриарху. Инициатором обличения высшего духовенства стал новгородский протоиерей Вавила.

Вот как эти события описывал историк XVIII века Василий Татищев: «В тот же год явился в Новгороде еретик Вавила, протопоп новгородский, к нему же пристали многие от причта церковного и мирян, и епископ тверской Андрей помогал им, говоря, «вот как рай на земли погиб», и святой ангельский монашеский чин ругали безбожные и учением бесовским именовали. И многие, от иноков выйдя, женились».

Позднее архиерейские нравы открыто обличали и светские лица, в частности, великий князь Дмитрий Иванович (Донской), называя архиереев «продажными греками». Все это оказывало влияние на низшие слои духовенства, в среде которого зрел раскол.

На волне антицерковных настроений и возникает движение стригольников, первые упоминания о котором относятся к середине XIV века. Свою проповедническую деятельность стригольники развернули в Новгороде во времена архиепископства Моисея (1352-1358 гг.), который всеми средствами боролся с опасными еретиками.

Иосиф Волоцкий, святой Русской Церкви, в книге «Просветитель» писал, что стригольники впервые появились в Пскове: «Так, был некий человек, исполненный гнусных и скверных дел, по имени Карп, по ремеслу стригольник, живший во Пскове. Он, окаянный, стал родоначальником скверной и мерзкой ереси».

Парикмахеры-еретики

Исследователи выдвигают несколько версий о происхождении термина «стригольник». Есть гипотеза, что название связано с особой стрижкой, которую носили стригольники, возможно, наподобие католической тонзуры. Другие предполагают, что некоторые стригольники занимались стрижкой овец.

Наиболее авторитетным считается мнение профессора истории Евгения Голубинского, который установил, что стригольник - это, по сути цирюльник, однако в отличие от обычных парикмахеров он занимался исключительно стрижкой волос на голове, так как бритье бороды на Руси вплоть до Петра Iбыло под строжайшим запретом.

Впрочем, нельзя сбрасывать со счетов и другие гипотезы. По одной из них слово «стригольник» отражает еврейские понятия «делать тайным», «скрывать» и «открывать», «быть изгнанным». Еще одна версия связывает это слово с постригом в причетники или по церковной терминологиии «стрижники» — низший духовный сан. Академик Борис Рыбаков утверждает, что духовный лидер стригольников Карп после отлучения от Церкви был расстрижен, превратившись в расстригу, то есть в стригольника.

Репрессии

В «Лицевом своде» эпохи Ивана Грозного есть любопытная миниатюра, посвященная событиям 1375 года, где изображена группа людей, которая с моста сбрасывает двух человек со связанными руками. Еще немного - и в бурных водах Волхова будут барахтаться уже пятеро приговоренных. Так древний художник запечатлел казнь стригольников. «Тогда стриголников побита: дьякона Микиту, дьякона Карпа и трие его человека. И свергоша их с моста», – свидетельствует летопись.

Па мнению Бориса Рыбакова, вопрос о казни «развратников веры христианской» никоим образом не мог быть решен без санкции главы новгородской Церкви архиепископа. С 1359-го по 1388 годы архиепископом Новгорода был выбранный из ключарей Софийского собора владыка Алексей.

Примечательно, что, утопив еретиков в Волхове, новгородцы буквально исполнили слова Евангелия: «Аще кто соблазнить единого от малых сих, лучше ему, да обвесится камнем жернова на выи его и потоплен будет в море».

Однако казнь главных стригольников не уничтожила само движение. У него остались последователи не только в Новгороде, но и в Пскове, Твери, Москве. Многие помнили Карпа как хорошего знатока и толкователя Евангелие не в пример другим священникам. Его проповеди на площадях и росстанях дорог находили у народа благодарный отклик. Смерть Карпа только подстегнула стригольников на борьбу с продажными архиереями.

Учение

По мнению исследователей, еретическое зерно учения стригольников не поддается прямому выявлению. Их логика – это придирчивая критика внешних церковных порядков, в первую очередь, симонии. Раз симония установлена в том числе церковным Собором, значит, по мнению стригольников, вся иерархия лишается своей благодати.

Стригольники обвиняли весь «священный чин», что «не по достоянию поставляются, ибо духопродавчествуют». Чтобы не оскверниться от попов-еретиков, единственный выход – отделиться от Церкви. Подобная религиозная революция оправдывалась стригольниками с точки зрения высшего евангельского идеала.

Карп учил, если священник не подготовлен, то руководство паствой можно поручить образованным и нравственным мирянам. А таких людей в Пскове или Новгороде, судя по многочисленным находкам берестяных грамот, было немало.

Диалектика стригольников опиралась на писания тверского монаха Акиндина, который темпераментно доказывал факт узаконенной симонии и многочисленными цитатами из канонической литературы предостерегал Церковь от роковых последствий.

Епископ Стефан Пермский, осуждая стригольников, сообщает, что они не имели в своей среде ни епископов, ни священников, никогда не причащались и не совершали евхаристию, а поэтому у них не было права учительствовать.

Строгая требовательность стригольников к нравственному состоянию верующего была главной причиной их неширокой распространенности. Тем не менее живучесть этой секты достойна восхищения. Более половины столетия после казни своих лидеров движение упорно держалось в псковской земле, продолжая досаждать московским митрополитам.

Последнее явление

После сообщения об утоплении Карпа стригольники надолго пропадают из летописей. Только в 1416 году Киевский митрополит Фотий в послании к псковским властям упомянул стригольников, призывая псковичей бороться с сектантами, уверять, наставлять на истинный путь, а в случае упорства повелевал «отженуть» их от православной веры.

Священников и диаконов, которые поддались прелести еретического учения, Фотий предлагал отдавать гражданским властям, с тем, чтобы грешник «от мирския власти уцеломудрен будет», а непокорившихся он повелевал «продати смерти их казнию». Однако позднее Фотий, понимая, что крайние меры оказываются безуспешными, призывает исключить смертную казнь, а «всяко и заточеньями приводити их в познание».

После 1429 стригольники не упоминаются ни в летописях, ни в церковных документах. В 30-50-х годах XV века церковная иерархия и русское общество больше заняты обсуждением драматических событий Флорентийской унии, которая напрямую влияла на судьбы православия.

Только в конце XV века в «Просветителе» Иосифа Волоцкого говорится, что «ересь удалось уничтожить лишь тогда, когда посадники, по совету благочестивых князей и святителей, и иных именитых христиан велели схватить стригольников и не оставили ни одного, но всех заточили в темницу до самой смерти их».

Современный взгляд

Некоторые исследователи считают, что стригольникам было не чуждо дуалистическое мировоззрение, что сближает их с антиклерикальным движением богомилов в средневековой Европе. Однако в отличие от последних стригольники не разработали целостной системы эсхатологических и космогонических представлений.

Авторитетный византинист академик Федор Успенский пишет, что «подобно богомилам стригольники отрицали институты Церкви и считали церковное сословие излишним. Они не признавали причастия, в котором не находили ничего святого, отвергали культ икон, считали излишним посещать церкви, так как там обитала злая сила, — утверждение вполне в духе их дуалистических представлений».

Историк Евгений Голубинский высказывается исключительно в пользу русского генезиса стригольников, а основным мотивом русских протестантов видит исключительно борьбу с симонией. Именно это злоупотребление церковников было главным возбудителем полемики против архиереев и митрополитов.

Автор книги «Русское богоискательство» профессор богословии Марина Каретникова пишет, что после обретения Русью независимости от Золотой Орды на смену «книжному», «евангельскому» православию времен Киевской Руси пришло православие Руси Московской, полное обрядовости. Стригольники выступили против установившегося на Руси «обрядоверия» и призывали вернуться к простоте первохристианства. По мнению Каретниковой, движение стригольников в своих поисках высшего духовного смысла почти на два столетия предвосхитило европейскую Реформацию.

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий необходимо
Рекомендуемые статьи