Прошлое

7 интересных фактов из жизни Максима Грека

2017-07-04 09:45:12

Он был одной из самых значительных личностей своего времени, его знали в Европе, 9 лет он переводил и исправлял священные книги, а затем попал в заточение - на 30 лет, до самой смерти.

Поучение намеревающимся оставить своих жен

Бытует мнение, что Максим Грек вызвал на себя гнев Великого князя после того, как решительно не одобрил его развод с бездетной Соломонией. Василий даже просил тверского игумена сочинить какую-нибудь вину на назойливого книжника. Максима обвинили в ереси, порче книг, сношении с турецким правительством и заточили в Иосифо-Волоцкий монастырь.
Максим Грек был убеждён, что разводиться с женой нельзя, поскольку сказано: "Привязался ли еси жене, не ищи разрешения", ибо "честна женитва и ложе нескверно". "Но если вы, поистине, желаете большего спасения, - продолжает Максим Грек, - то отрешите себя самих от всякого зла… будьте довольны своими супругами, а чужих не желайте, ибо блудники и прелюбодеи, грешащее с чужими женами, осуждаются в муку вечную с жителями Содома и Гоморры, где червь их не усыпает, огнь не угасает и ужаснейший плач и скрежет зубов бесконечны".

О бесчиниях царей и властей

Ненависть не только царя, но и всей правящей верхушки Максим Грек заслуживал долго и упорно. История с разводом Василия, скорее всего, стала последней каплей. Приехавший из Греции, книжник считал себя вправе не только поучать, но и обличать всех. Он не стеснялся в выражениях, критикуя высших сановников. В одном из поучений он рисует образ женщины, уныло сидящей на распутье в окружении диких зверей. Женщина олицетворяет государство. На вопрос путника она отвечает: "Меня… стараются подчинить люди, которые все славолюбцы и властолюбцы… большая часть их, одолеваемая сребролюбием и лихоимством, мучат своих подданных всякими истязаниями, денежными поборами, отяготительными постройками пышных домов, вовсе ненужных к утверждению их державы и только служащих к угоде и веселью их развратных душ".

Поучение Ивану Грозному

В адрес Великого князя Максим высказывался хоть более витиевато, но все же резко: "Что может быть гнуснее, когда тот, кто думает владеть знаменитыми городами и бесчисленными народами, сам находится под властью бессловесных страстей, руководится ими и именуется рабом от святых уст Спасителя?"
Немудрено, что Василий расправился с поучителем. Уже став старцем и живя в Троице-Сергиевой лавре, Максим Грек адресовал послания и молодому Ивану Грозному. Он убеждал государя, что только то царство будет процветать, в котором правитель послушен заповедям Божьим.
Иван Грозный даже однажды встречался с преподобным и остался недоволен беседой. Более того, Максим Грек даже убеждал царя не ехать на богомолье в Кирилло-Белозерский монастырь и пригрозил: если тот ослушается и все же поедет, то погибнет его сын. Царь ослушался, и при спуске со струга перевернулись сходни, младенец Дмитрий утонул.

Против стяжательства

Главными врагами греческого инока были все-таки не бояре и не Великий князь, а церковные сановники. Будучи убежденным противником монастырского землевладения, в свое время несколько лет проведший среди монахов-доминиканцев, Максим Грек, приехав в Москву, оказался в центре ожесточённой борьбы между иосифлянами и нестяжателями. Присоединившись ко вторым, учёный иностранец поставил себя в сложное положение. Но даже преданный суду (дважды!) и оказавшийся в заточении в Иосифо-Волоцком монастыре среди своих идеологических противников, Максим Грек продолжал обличать иосифлян, говорил, что церковь вместо того, чтобы утешать бедных, эксплуатирует их: "Сколько и ныне убогих и нищих, вдов и сирот, различным способом обиженных и оскорбленных нами, которые вопиют на нас… А мы нисколько не преклоняемся к их скорби и слезам, хотя и ежедневно слышим, что «суд без милости не сотворшим милости». Воистину мы уподобились «аспиду глухому и затыкающему уши свои».

Против содомитов

Классический носитель средневекового религиозного мышления, Максим Грек проявлял нетерпение к инакомыслящим: еретикам, евреям, армянам. Среди прочего он выступал и с нападками на гомосексуалистов, утверждая, что содомия - худший из грехов, цитируя из Библии: "проклят всяк, иже с мужеским полом спит". Содомитов он предлагал предавать анафеме и сжигать. "О, какое окаянство, какое безумное и беспримирное развращенье! - Восклицал поучитель. - Познайте себя, окаянные, какому скверному наслаждению вы предались! Отстаньте скорее от него, пока неизреченная благость Божия дает вам время к покаянию! Добровольно пребывая в бесчестии, неужели не разумеете, что вы раскапываете навозную яму, берете исходящий оттуда смердящий кал, питаетесь им и глотаете его".

Об обете поста

В отношении поста Максим Грек, наоборот, несколько отступал от догматической точки зрения, считая, что не столь важно соблюдать установленные каноны, как поститься внутри себя, бороться со страстями: "Одно воздержание от пищи не только не приносит пользы, но еще более меня осуждает и уподобляет бесам… Не достойно ли слез, что некоторые обрекаются не есть мяса в понедельник ради большого спасения, а на винопитии сидят целый день, и только ищут: где братчина или пирование, упиваются допьяна и бесчинствуют; лучше бы им отрекаться от всякого пития, потому что лишнее винопитие причина всякому злу; от мясоедения ничего такого не бывает".

Утешение себе

В Иосифо-Волоцком монастыре, самом центре иосифлянства, где Максим Грек провел первые, самые тяжелые, шесть лет заточения, он составил для себя утешение. Напоминая ему о нестяжательстве, монахи нарочно содержали его дурно. 15 лет его не допускали причащаться Святых Тайн. До самой смерти он просил митрополитов, одного и другого царя, всесильных фаворитов отпустить его на Афон. Но даже когда книжник был уже глубоким стариком, боялись его отъезда. Жизнь Максима Грека, приехавшего на Русь просвещать, была сломана и навряд ли он прожил 30 лет в чужой стороне под замком, если бы не то самое его "утешение".
"Не тужи, не скорби, не тоскуй, любезная душа моя, о том, что страдаешь без вины от тех, от которых следовало бы тебе принять все блага... Напротив, благодари Владыку твоего, хвали и славь Его сознательно, что Он сподобил тебя в настоящей жизни временными скорбями воздать с избытком весь долг свой и те значительные таланты, какие ты была Ему должна. Смотри же, не считай это время— временем сетования, а напротив—временем божественной радости".

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий необходимо
Рекомендуемые статьи
Рекламные статьи