Прошлое

Общины в России, которые предпочитают жить уединенно

2017-07-16 18:30:28

По разным подсчетам, в России насчитываются от 300 до 400 поселений общинного типа. Численность некоторых из них достигает одной-двух тысяч человек, но в большинстве случаев речь идет об объединении нескольких десятков людей, сплоченных идеей создания обособленного общества с собственной культурой и традициями, сохранением наследия предков или религиозных верований. Точной статистики нет, ведь многие общины стремятся к уединению, отдалению от цивилизации и влияния государства.

Нравы и быт сибирских староверов

Церковная реформа Патриарха Никона в XVII веке расколола православное общество на сторонников и противников изменения обрядов и вмешательства государства в деятельность Церкви. Последние, будучи приверженцами старых церковных традиций, активно сопротивлялись нововведениям. Пристанищем для раскольников стали бескрайние просторы Сибири, куда по приказу императрицы Екатерины II гнали староверов на расселение.

Их потомки и сейчас живут в небольших деревушках в глухой сибирской тайге. Свою веру они считают единственно правильной и со времен никонианского раскола тщательно берегут ее от влияния извне, не признавая официальную Православную Церковь. Самый первый способ ее сохранения в неизменном виде – изоляция от широкого общества и цивилизации. И хотя многие староверческие общины находят компромисс между жизнью православной и мирской, сибирская ветвь сохранила статус самой замкнутой и уединенной.

Чужакам здесь не рады, хотя в некоторых общинах пусть и нехотя, но принимают случайных туристов и представителей СМИ. Единый для всех образ жизни помогает сохранять каноны духовной культуры, прописанные в вероучительных книгах. Повсеместно у староверов существуют системы оберегов, охраняющих здоровье в повседневной жизни и обеспечивающих спасение в день Страшного суда. Православный обязан соблюдать все посты и праздники и следовать суточному кругу моления.

Женятся на «своих». Жен ищут в других староверских селениях, иногда за сотни километров от общины. Некоторые в поисках невесты уезжают из дома на несколько месяцев. Женщине велено носить длинную юбку, на голове - платок. Нельзя стричь волосы и пользоваться косметикой. Детей нужно иметь столько, сколько посылает Бог. Рожают многие по заветам предков дома. Личное имя младенцу выбирают из святцев. Старообрядцы живут по старому стилю, т. е. по юлианскому календарю. Время у них тоже другое - на час назад. Исчисление ведется «от сотворения мира».

В домах нет телевизора, радио, телефона, зато сохранилась старинная традиция чтения вслух в кругу семьи. К книгам староверы относятся очень бережно. Реликвии в кожаных обложках передаются по наследству с XVII века.

В жизни староверов много физического труда и ограничений в пищи как средства подчинения плоти. Особые требования предъявляются к мясной пищи. Даже в дни, когда разрешено потребление скоромных продуктов, используется только мясо животных с раздвоенным копытом. От существ с лапами держатся подальше - даже собак, хоть и заводят с целью охоты, возле крыльца не привязывают.

В пищу потребляют только то, что вырастили или собрали сами, иногда пользуясь услугами автолавок. Услугами ЗАГСа пользуются редко, документов имеют минимум – свидетельство о рождении и паспорт. Все бумаги и карточки считают грехом – вопросами регистрации новорожденных и оформлением собственности занимаются исключительно старейшины.

Распространены случаи и полной изоляции семей от цивилизации. Самый известный из них – семья староверов часовенного толка Лыковых, проживавших в лесном массиве Абаканского хребта Западного Саяна с 1930-х годов. Отец с матерью и их четверо детей, скрываясь от гонений на веру, поселились в труднопроходимой тайге, отрекшись от каких-либо контактов с цивилизацией. Уединенную жизнь они считали спасительной для души и тела и отвергали любые бытовые и культурные нововведения со времен Петра Первого. Последняя представительница семьи Лыковых - Агафья - до сих пор живет на заимке в полном одиночестве вот уже почти тридцать лет.

Маленький Израиль

Хутор Высокий в Таловском районе Воронежской области называют «Русской Палестиной». Здесь проживают около 1200 человек, более 800 из них – евреи, сохранившие для потомков веру и традиции в их первозданном виде. У хасидов из Высокого - русские корни. Несколько столетий назад их предки, православные христиане, приняли иудаизм. С тех пор жизнь общины выстроена по еврейскому календарю, красным днем которого считается суббота, за что высочане и получили в народе прозвище «субботники».

Община ведет обособленный, замкнутый образ жизни. Веру здесь берегут, все традиции соблюдаются строго. По наследству передают молитвенники – некоторым из них уже более ста лет. В красный день, как положено, - молитвы, чтение Торы. В молельном доме – жилище одного их членов общины – собираются и по праздникам, и по случаю траура.

Свинину не едят - в Торе на нечистое животное - строгий запрет. Занимаются земледелием и сельским хозяйством. Поселок считается зажиточным. Единоверцы из Израиля оказывают высочанам помощь, да и молодежь иногда уезжает в еврейское государство. Но и там общинники сохраняют воспитанную годами скрытость, замкнутость и преданность вере, отличаясь от израильских евреев.

Дети с ранних лет узнают, в каком уникальном месте они родились. В местной школе организован музей с экспозицией, рассказывающей об истории поселения. Здесь есть портреты основателей, блокноты с записями первых поселенцев. На стенде большими буквами написано: «В 60-70 годы XIX века еврейские эмиссары посещают школы и города Воронежской губернии. И многие русские, украинские крестьяне поверили, что еврейская вера даст им лучшую жизнь, что настанет день, и все иудеи соберутся в одном месте и создадут сильное и цветущее государство».

И, действительно, поселок Высокий можно назвать государством в государстве. Здесь молодежь чтит традиции, уважает старших. Если у кого беда, помогают всем поселком. Пьянство – большой грех. Свадьбы играют по еврейским обычаям, катают хлеб из опресноков – мацу – и пекут его в специальных пекарнях, коров режут по правилам кашрута, раввины учат народ ивриту. Поселок работает, не покладая рук. Свою независимость чтят и на контакт с чужими идут неохотно, прячась от объективов фотокамер заезжих журналистов.

«Китеж» – мир детства

В небольшом поселке в Калужской области находится единственная терапевтическая община в России, сообщество приемных родителей для детей с трудным детством. Всего в «Китеже» - 70 поселенцев: 20 взрослых и 50 ребятишек. В общине действует система коллективного воспитания, проводится психологическая работа с сиротами и детьми, пережившими личную трагедию (смерть родных, выход из неблагополучной среды, смену нескольких приемных семей).

Уединенность – часть стратегии работы с воспитанниками. «Главная идея «Китежа» такова: дети попадают в среду, которая действует, как рассол: кладешь в него огурец, ему и делать ничего не надо — он засолится, — объясняет глава поселка, приемный отец и преподаватель физики Александр Вараксин. — Проходит месяц, и ребенок из детского дома перестает ругаться матом, потому что никто не ругается. Бросает курить. Нам, взрослым, даже не приходится каждый раз хватать за руку и говорить: это нельзя! Окружение подсказывает. Разбил стекло — иди признайся. Ругать будут? Нет — просто попросят, чтобы ты его восстановил. С папой».

Большинство детей из детдомов попадают в общину через летние лагеря. Многие не хотят уезжать, втягиваясь в среду. За более чем 20 лет существования «Китежа» в поселении сложились четкие порядки. Ребенок младшего возраста, попадая сюда, получает звание «пупс». Он сам выбирает себе наставника среди старших детей или взрослых. Вместе они определяют цели и учатся их добиваться. «Пупсу» необходимо преодолеть три ступени: первая – научиться самостоятельности, вторая – хорошо учиться, адаптируясь к нагрузке, третья – следовать законам «Китежа» (не ругаться, не ломать имущество, не курить и прочим). Подросший «пупс» становится учеником, теперь у него более сложные задачи: научиться честности и искренности, служению и смелости, познать красоту и гармонию – такова система ценностей в «Китеже».

С детьми занимаются в школе (кстати, с государственным статусом) и по домам. Ученики осваивают все школьные дисциплины, английский преподают волонтеры из Великобритании. Телевизоров здесь нет, компьютеры – только в зале информатики. Для детей организуют ролевые игры – театрализованные спектакли, которые длятся по несколько дней. В летний период проводятся всеобщие игры, в которых задействованЫ от 50 до 100 человек. Правонарушения – детские и взрослые – разбираются общественностью на «суде».

В столовой поселения организовано трехразовое питание для всех жителей, поэтому приемные матери, у многих из которых также есть по несколько собственных малышей, освобождены от хлопот, связанных с приготовлением пищи. Главное здесь – дети.

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий необходимо
Рекомендуемые статьи
Рекламные статьи