Прошлое

Адмирал Нахимов: каким был великий русский адмирал

2017-07-25 11:20:25

Историк Тарле писал, что «за слишком большой поглощенностью морскими интересами он забыл влюбиться, забыл жениться». Это лишь одна из сторон жизни адмирала.

Отважный герой

В жизни Нахимова будет немало побед. Он отличится в Наваринском сражении 1827 года, блокирует Дарданеллы в ходе русско-турецкой войны 1828-1829 годов, одержит блестящую победу в Синопском сражении 1853 года во время Крымской войны, будет до последнего вздоха защищать Севастополь. В 1818 году один из лучших выпускников Московского кадетского корпуса в Санкт-Петербурге, Павел Нахимов был зачислен в Петербургский морской экипаж, а затем – на фрегат «Крейсер», которым руководил легендарный Михаил Лазарев.

Строгость и требовательность командира заставляли роптать многих, но только не мичмана Нахимова. Со свойственным ему упорством постигал он морскую науку настолько прилежно, что к нему за советом стали обращаться даже опытные моряки. Авторитет Нахимова возрос после спасения моряка, которого во время шторма порывом ветра выбросило с палубы «Крейсера» за борт. Нахимов первым вызвался спасать «человека за бортом». Команда матросов во главе с молодым мичманом погрузилась на катер и бросилась навстречу стихии. Через секунды на корабле потеряли катер из виду. Их будут искать на протяжении нескольких часов. Решат, что команда погибла. Однако Нахимов сумеет победить стихию и вернет всех моряков на борт.

Отец-благодетель

Впоследствии за отеческую заботу о подчиненных Нахимова прозовут «отцом-благодетелем». Матросы любили своего командира за простоту и справедливость, за искреннюю привязанность, за подлинное желание разделить вместе с ними все тяготы и лишения. Он знал имя каждого своего матроса, никогда не чурался беседы. Ради доброго слова «Пал Степаныча» матросы были готовы идти в огонь и воду. Среди современников Нахимова бытовал такой анекдот. На присланную в адрес адмирала хвалебную оду, тот с раздражением заметил, что автор доставил бы ему настоящее удовольствие, доставив несколько сот ведер капусты для матросов. Его забота о подчиненных проявлялась, казалось, в мелочах. Например, во время обороны Севастополя он лично проверял пищу солдат. Был даже выпущен приказ, по которому запрещалось с кусков мяса срезать сало для смазки колес, а варить «непременно в полном количестве».

Патриот и демократ

Нахимов, будучи превосходным командиром, отлично понимал, что истинная сила не в количестве кораблей и их вооружении, а в простых матросах, прекрасную и могучую русскую натуру которых адмирал высоко ценил. Он умел учитывать выдающиеся особенности русских людей – ясность ума, стойкость характера и безграничное терпение, которые чаще всего становятся решающими факторами в сражении. Он говорил, что пора уже офицерам перестать считать себя помещиками, а матросов – крепостными. Показательным становится тот факт, что, будучи командиром линейного корабля «Силистрия», Нахимов запретил применение телесных наказаний. От офицеров он также требовал моральной дисциплины и настоятельно советовал изучать особенности своей страны, «не подражать слепо иностранным порядкам» и не пренебрегать своими, чтобы тем самым быть ближе к простым людям. Он никогда ничего не делал для того, чтобы понравиться начальству, считая, что служит не высоким чинам в Петербурге, а России.

Милосердный христианин

Внешняя бесстрастность и некая сухость в отношениях с большинством окружающих дополнялась в характере Нахимова такими душевными качествами как сострадание, готовность прийти на помощь ближнему, умение сопереживать чужому горю. И будучи лейтенантом, и уже став адмиралом, он помогал морякам-инвалидам, осиротевшим семьям моряков, их вдовам, а, порой, и случайным людям, которые разжалобили его рассказом о своей тяжелой судьбе. Сердце подсказывало ему, что иначе поступать он не может. Нахимов, к слову, был набожным человеком: исповедовался, причащался, постился, совершал ежедневную молитву.

Истинный друг

Дружбу со студенческой скамьи с Михаилом Рейнеке, будущим гидрографом, Павел Степанович пронесет через всю жизнь. В письмах к другу он будет делиться переживаниями, ощущениями от прожитых дней, рассказывать об удачах и досадовать на поражения. В редкие часы общения с семьей и друзьями Павел Степанович обнаруживал такие черты своего характера как простота, обходительность, желание и умение делиться душевной теплотой. Он проявлял чрезвычайную привязанность к детям. В доказательство достаточно вспомнить его письмо брату Сергею и его супруге Александре, в котором он расспрашивает о своей племяннице: «Здорова ли, весела ли моя несравненная Сашурка? Теперь без меня ни трогать, ни дразнить ее некому…» Далее следует целый ряд не праздных вопросов: начала ли ходить? Говорит ли? Привита ли ей оспа? Проколоты ли уши для сережек? Часто ли ее выпускают гулять? «Знаете ли, - пишет Нахимов, - она более всего занимала меня в моем горестном и болезненном одиночестве. Она создала для меня новый вид наслаждения, с которым я так я давно раззнакомился, - мечтать…».

Убежденный холостяк

Нахимову не раз задавали вопрос, почему тот не женится. Он неизменно отшучивался, что все время проводит на корабле, а туда, как известно, женскому полу вход воспрещен. Впрочем, большинство исследователей сходятся на мнении, что была в жизни некая «нигде не высказанная драма», которая оставила Нахимова холостяком до гробовой доски. Возможно, речь идет о его неудачном сватовстве к дочери командующего Архангельского порта – небогатому и незнатному офицеру отказали. Думается, что позже желающих стать адмиральшей было уже предостаточно, однако «потенциальный жених» имел на этот счет, как говорили, «твердо-каменные позиции», замечая, что женатый офицер - не служака. Впрочем, об одном браке Нахимова известно точно – он был «женат» на Черноморском флоте.

Фаталист

Став душой севастопольской обороны, Нахимов был уверен, что именно здесь он закончит свой жизненный путь. Он решительно заявлял, что будет оборонять город вместе со своими матросами до конца. Он был уверен – прятаться от пуль, бояться смерти могут трусы, а «чистый душой и благородный человек будет ожидать смерти спокойно и весело». Нахимов обходил укрепления, не прикрывая легендарные золотые эполеты серой солдатской шинелью, находил время для общения с солдатами, вникал в каждую мелочь, отдавал приказы, требуя вместо поклонов, поцелуев и чинов, которыми жаловал его император, бомб и провизии. Он предчувствовал поражение, но не желал с ним мириться. В последний день жизни Нахимов, кажется, начнет испытывать судьбу, осматривая батареи и укрепления «под самым страшным огнем». Последний взор на противника он бросит в подзорную трубу с насыпи Малахового кургана – пуля ударит в лицо, пробьет череп и выйдет через затылок. Не приходя в сознание, легендарный адмирал скончается в 11 часов 7 минут 12 июля 1855 года.

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий необходимо
Рекомендуемые статьи
Рекламные статьи