Прошлое

Родовые имена Рюриковичей: как от имени зависело право на власть

2017-08-14 19:35:53

Династия Рюриковичей была у власти 600 лет. За этот долгий срок произошло множество событий - менялись стольные города, вероисповедание, изменилась сама страна, которой правили Рюриковичи - неизменным оставался лишь набор княжеских имен. Исследователи, занимающиеся антропонимикой (системой имен) нашей правящей династии, выявили ряд интересных закономерностей, одна из которых такова: иной раз имя, которым нарекали младенца, и его право на власть были связаны между собой теснейшим образом.

Основные особенности имянаречения Рюриковичей

Эти особенности пришли из древнейших домонгольских времен. Прежде всего, это некоторый консерватизм именослова. То есть княжеские имена передавались из поколения в поколение, и их список не особенно менялся со времен первых Рюриковичей. Вторая особенность – обычай нарекать ребенка в честь уже умершего предка. Таким образом родители как бы указывали прототип, которому должен будет следовать их ребенок. Третья особенность – многоименность. У каждого князя из рода Рюриковичей, как минимум, два имени – личное, языческое, и христианское, которое давалось при крещении. Иногда к этим двум именам добавлялось прозвище. Например, князь Владимир Всеволодович, внук Ярослава Мудрого, при крещении был наречен Василием. Прозвище Владимира Всеволодовича – Мономах - в честь деда по матери, византийского императора. Мирское и имя, данное при крещении, совпадают с именами князя Владимира Святославича, крестителя Руси, а прозвище отсылает к константинопольскому императорскому дому. Очевидно, что ребенку готовили великое будущее.

Иногда князь имел не два, а три имени. Например, сын Владимира Мономаха Мстислав при крещении получил имя Федор, а от матери, принцессы Гиты Эссекской, и третье имя – Гаральд. Так звали отца Гиты, последнего англосаксонского короля Британии. Под именем Гаральд Мстислав Владимирович вошел в европейские хроники.

Обычай давать ребенку имя предка как прототипа, которому ему надлежит следовать, является косвенным подтверждением гипотезы, которую выдвигают некоторые современные историки, - о невиновности князя Святополка Владимировича по прозвищу Окаянный в убийстве братьев Бориса и Глеба. Ведь если бы современники считали его действительно убийцей братьев и узурпатором, вряд ли это имя сохранилось бы в княжеском именослове.

При этом набор языческих (мирских) имен был весьма ограничен, и за пределами княжеского рода ими практически не пользовались. Так, имя Владимир стали давать детям некняжеского рода лишь после XIV века. Почитав «Повесть временных лет», современный человек может запутаться в этих бесконечных Святославах, Святополках, Игорях, Олегах, которые имеют подчас и одинаковые отчества. Объясняется это просто: эти имена входили в княжеский именослов. При этом было совершенно неважно, имеет ли имя славянское происхождение, как, например, Святослав, или скандинавское, как Игорь. Главное, чтобы носителем имени был кто-то из предков.

Выбор христианских имен был шире. Георгием могли окрестить как князя, так и простого человека. Однако, выбирая христианское имя для ребенка, Рюриковичи во многом пользовались набором имен, доставшихся от предков. Некоторые крестильные имена довольно рано стали использоваться самостоятельно, без мирских, языческих, имен. Например, первых русских святых – братьев Бориса и Глеба – крестили Романом и Давидом. Эти два имени в последующих поколениях Рюриковичей охотно используются самостоятельно, без мирского имени. Более того, языческие имена Борис и Глеб под влиянием традиции и святости их носителей превращаются в христианские и со временем занимают свои места в православном именослове.

В домонгольский период детям иногда давались имена, содержащие часть имени отца, что указывало на продолжение династической линии. Например, сына Ярополка могли наречь Ярославом, сына Мстислава – Изяславом и так далее.

Зачастую младенцам давали имя с таким расчетом, чтобы ребенок был полным тезкой кого-то из своих предков. По этой причине через одно-два поколения имена и отчества в роду почти полностью повторялись.

Как были связаны имя и право на власть

До XIV века на Руси действовала лествичная (родовая) система престолонаследия. Согласно ей все Рюриковичи считались родичами, братьями и сонаследниками всей страны. Старший в роду правил в Киеве (затем во Владимире), а младшие братья занимали княжения в менее значительных городах. Право на престол передавалось не от отца к сыну, а от старшего к следующему по «лествице». Старшему брату наследовал средний, затем – младший, после этого приходил черед старших сыновей старшего брата и так далее. Такая запутанная система приводила к постоянным династическим спорам и конфликтам. Нарекая имя ребенку, родители старались продемонстрировать его перспективы на княжение. Если он получал имя родича, в свое время занимавшего великокняжеский престол, да еще и отчество его совпадало с отчеством почившего князя, это прямо указывало на то, что родитель прочит своему сыну великое княжение, ведь полный тезка ушедшего из жизни князя становился как бы его живым подобием. Этот принцип срабатывал и в тех случаях, когда речь шла о более скромных княжениях.

По этой же причине ребенку зачастую давали имя не деда или иного прямого предка, а того родственника, от которого княжение унаследовал его отец. При этом не принималось в расчет даже то обстоятельство, что власть была захвачена насильно. Например, Изяслав Ярославич отобрал Турово-Пинское княжение у Святополка Окаянного. И своего сына Изяслав нарек Святополком, чтобы мальчик мог в будущем унаследовать эти земли.

Если у отца ребенка был старший брат, занимающий заметное положение на родовой «лествице», то ребенок (обычно из числа младших сыновей) мог получить имя дяди. Отец заключал таким образом договор со своим братом, что тот будет отстаивать интересы юного тезки, если тот вдруг осиротеет. Таких сирот-племянников летописец называет «сыновцами». Дядя старался дать возможность «сыновцу» со временем занять достойное княжение.

Иногда, впрочем, совпадение имен имело другую цель. Дитя, имеющее общее имя с дядей, со временем должно было оттеснить его и заполучить княжение. Правда, в таких случаях имя дяди получал старший сын, а не младший.

Обычай давать ребенку имя «с прицелом» на будущее княжение хорошо иллюстрирует ситуация с детьми Владимира Мономаха. Он был женат несколько раз, и дети от каждой жены получили имена по строго определенным принципам. Так, дети от Гиты Эссекской имели мирские имена, отсылающие к славным предкам династии Рюриковичей: Мстислав, Изяслав, Святослав, Ярополк, Вячеслав. Дети от второй супруги, имя которой неизвестно, вошли в историю под христианскими именами: Юрий, Роман, Андрей. В чем тут дело? Неужели Владимир хотел ущемить в правах своих младших отпрысков? Отнюдь. Юрием (Георгием) был крещен великий князь Ярослав Владимирович по прозвищу Мудрый, Романом – святой мученик Борис, Андреем – отец Владимира Мономаха Всеволод. Именно от этой – младшей - ветви и произошли князья, давшие славное продолжение роду Рюриковичей. Юрия Владимировича мы знаем как Юрия Долгорукого, а Андрей, хоть и умер относительно молодым, передал свое имя племяннику, известному как Андрей Боголюбский.

Женские имена

Женщины в соответствии с лествичным правом перспектив занять княжеский престол не имели. Однако и девочкам в роду Рюриковичей имена давались также по определенным правилам.

Так, девочка не могла получить имя, которое являлось женским вариантом имени отца. Дочь Олега нельзя было назвать Ольгой, дочь Ярослава – Ярославой и так далее.

При этом набор женских имен был менее консервативным, чем мужских. Поскольку о престолонаследии речи не шло, вариантов женских княжеских имен было много. Кроме того, нужно помнить, что женами князей часто становились их подданные, поэтому и набор имен у них был другой.

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий необходимо
Рекомендуемые статьи
Рекламные статьи