Прошлое

Битва при Шелони: сокрушительный провал Великого Новгорода

2017-08-28 10:02:43

В 1471 году произошло знаковое событие в истории России. Новгород в последний раз пытался продемонстрировать свою независимость от Москвы. Однако слабо организованное новгородское войско потерпело сокрушительное поражение от малочисленной московской дружины.

Мятежный Новгород

В середине XV столетия Великий Новгород переживал непростые времена. Город был охвачен народными волнениями, которые периодически выливались в восстания городских низов против знати. Не в состоянии справиться с разбушевавшимися людскими массами, боярская верхушка заключила вассальный договор с великим князем литовским и королем польским Казимиром IV, который прислал в Новгород своего наместника.

Государь Московский Иван III и митрополит, как ни пытались предостеречь мятежный город от ведения дел с «латинянами», ничего из этого не вышло. По словам профессора истории Руслана Скрынникова, «в глазах московских книжников только монархические порядки были естественными и законными, тогда как вечевая демократия представлялась дьявольской прелестью».

Знатные новгородцы пошли дальше и стали вести переговоры с Казимиром IV о поддержке в случае войны с Москвой. Для народных масс и части бояр это было равносильно измене. «Земстие люди того не хотяху», — отмечал летописец. Разногласия среди новгородской элиты отнюдь не способствовали укреплению военной мощи республики.

Накануне войны

Весной 1471 года Иван III стал готовиться к военному походу на Новгород. На «Великой думе» было решено привлечь к усмирению непокорного города вятчан, устюжан и псковичей. Стратегический план предусматривал охват Новгорода с трех сторон – юга, запада и востока, с тем, чтобы отрезать население города от окрестностей и перехватить все пути, ведущие в Литву.

В поход должны были выступить три отряда, основной удар при этом предполагалось нанести с юга дружиной под командованием самого Ивана III. Операцию намеревались провести летом, чтобы избежать болот и топей, которые в весеннюю и осеннюю пору становились непроходимыми для войска, а зимой воевать было слишком накладно.

В Новгороде тоже готовились к войне. Бояре собирали всех боеспособных горожан и насильно загоняли в войско. Ведения боевых действий с воды должна была обеспечивать судовая рать. Несмотря на большую численность войска – не менее 30 тысяч человек – значительная часть его не желала воевать, что заметно снижало боеспособность ополчения.

Летом, как только установилась благоприятная погода, в поход двинулось 10-тысячное войско под командованием князя Даниила Холмского, которого Иван III благословил на «умиротворение» Новгорода. Одновременно на помощь московским дружинникам выступила псковская рать, откликнувшись на просьбу московского посольства.

Летописцы утверждают, что силы Новгорода четырехкратно превышали численность регулярного войска Ивана III, однако большей частью они были укомплектованы необученными посадскими ополченцами. Новгородцы, возглавляемые посадником Дмитрием Борецким, вынуждены были готовиться в спешке: они торопились выступить на перехват псковского отряда в надежде разгромить его, тем самым обезопасив свой тыл.

Действия начинаются

Пока новгородская конница двигалась навстречу псковичам, пехота направилась по реке Шелони чтобы обнаружить и разметать отряд Холмского. С этой целью судовая рать разделилась на два отряда: первый должен был ударить по правому флангу москвичей, второй, поднявшись на судах по реке Полысть до Старой Руссы атаковать с тыла.

Следует заметить, что псковское ополчение, как и основные силы москвичей не организовали общего взаимодействия, отчего их продвижение растянулось на долгие дни. Вся тяжесть борьбы ложилась на плечи дружины князя Холмского.

Первый отряд новгородской пехоты, поддерживаемый конницей, при переправе через Шелонь настолько разбросал свои силы, что какое-то время был не в состоянии организоваться для нападения на московское войско. Этим воспользовался Холмский, который практически с ходу атаковал и разбил новгородский отряд.

Оперативно отступив к Старой Руссе, чтобы дождаться подхода основных сил, москвичи натолкнулись на второй новгородский отряд. И в этом случае быстрота и согласованность действий московского войска позволили одержать верх над растерянными и медлительными новгородцами. Удивительно, что и в первом, и во втором случае новгородская конница так и не вступила в битву.

13 июля 1471 года князь Холмский получил послание от Ивана III, в котором государь велел отряду возвращаться к Шелони и ожидать подхода псковичей. Но успехи дорого обошлись князю. В двух битвах он потерял более половины своей рати. «Бысть бо наших всех осталося 4 тысящи или мало больши», – писал летописец.

Решающая битва

После того как была разбита большая часть новгородской пехоты, на берегах Шелони объявился восседавший на конях цвет боярского войска. Ему навстречу выдвинулась все еще находившая без поддержки дружина Холмского. Противников разделяли всего несколько десятков метров русла реки. Обе стороны стали на ночлег, намереваясь решить исход противостояния утром.

С первыми лучами солнца оба войска принялись методично обстреливать друг друга. Первым бесполезное метание стрел прервал Холмский, решившись на внезапный маневр. Малая часть его отряда, быстро переправившись под градом стрел на другую сторону реки, атаковала опешившего противника.

В это время практически без помех переправу начала оставшаяся часть московской дружины. По приказу князя она атаковала новгородское войско с тыла, завязался упорный бой. Значительно превосходящее в численности москвичей новгородское войско, в конце концов, не выдержало натиска противника и «побегоши вси».

Показательно, что в суматохе битвы, окончательно рассорившиеся новгородцы стали сводить счеты друг с другом, подставляя свои спины под копья и мечи москвичей. Таким образом погибла едва ли не половина новгородских бояр.

В это время к Великому Устюгу выдвигался третий отряд новгородцев, возглавляемый Василием Шуйским, ничего не знавшим об исходе сражения. На реке Двине он встретился с ратью устюжан и вятичей, собранной московскими боярами. Сборный отряд под предводительством Василия Образа и здесь не оставил шансов новгородцам, имевшим тройное превосходство.

Итоги

Основные силы под командованием Ивана III подошли к устью Шелони только 27 июля. В местечке Коростынь их уже ожидала делегация новгородцев во главе с владыкой Феофаном. Столь болезненное поражение Новгорода не оставило республики иного выхода, как проявить политическую сознательность и пойти на мир с Москвой.

Как это ни странно, но условия выдвинутые Иваном III оказались более чем мягкими. Новгород присягал на верность великому князю, при этом московский государь заметно расширял свои полномочия. Также Новгород должен был выплатить контрибуцию в размере 16 тысяч новгородских рублей. Безжалостный удар постиг только «литовскую партию», в частности, один из ее лидеров и предводитель новгородского войска Дмитрий Борецкий был осужден за измену и обезглавлен в Старой Руссе.

После победы на Шелони был нанесен окончательный удар по независимости Новгородской республики, хотя пройдут еще годы, прежде чем Москва обретет всю полноту власти над опальным городом.

Сегодня на окраине села Скирино близ места легендарной битвы установлен памятный крест, на котом прикреплены две таблички. Одна из них гласит: «Помяни, Господи, души усопших рабов Твоих, положивших живот свой на поле брани за Веру и Отечество, и прими их в Небесный чертог Свой. Аминь». На второй написано: «Поле Шелонской битвы 14 (27) июля 1471 г., где созидательные силы России победили гибельный раздор междоусобий. Трудами Великого князя Московского Ивана III был открыт путь к созиданию единого централизованного Русского государства. Вечная память и вечная слава нашим великим предкам!».

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий необходимо
Рекомендуемые статьи
Рекламные статьи