Современность

Зачем Путин приехал на Архиерейский собор

Автор: Александр Чаусов  |  Фото: kremlin.ru  |  2017-12-05 11:26:34

Архиерейский Собор Русской Православной Церкви стал знаковым и резонансным сразу по нескольким причинам, которые связаны не только с религией, но и с актуальной политикой. И об этих событиях и вопросах, а также их значении стоит поговорить особо.

Визит президента

В истории России на Соборе правитель государства появляется и выступает впервые после Алексея Михайловича в 1667 году. Значимость этого визита, с политической точки зрения, очевидна: это сигнал всем о том, что Русская Церковь играет в жизни страны ведущую роль.

В своём приветственном слове Путин это проговорил практически прямым текстом, вспоминая девяностые годы прошлого века: «когда ослабли многие государственные, общественные институты, когда жизнь буквально перевернулась, именно церковь поддерживала людей, давала надежду, помогала обрести нравственные, духовные, жизненные ориентиры, призывала к согласию и единению. В том, что тогда удалось сохранить Россию, не допустить перерастания конфликтов в новый гражданский раскол, – огромная заслуга Русской православной церкви, так же, как и других российских религиозных организаций».

Многие уже сравнили это выступление на Соборе с практикой Византийской Империи, однако эти аналогии верны только до определенного предела. В той части, что Россия сейчас, как и Византия в эпоху своего расцвета, является сверхдержавой. И Русская Церковь с каноническими территориями, выходящими далеко за пределами страны, в этом смысле может считаться «имперской» Церковью.

Украинский вопрос

Второй важный момент, это «украинский вопрос», который актуален и в церковной, и в светской политике. Уже ни для кого не секрет, что на Украине тамошние власти воюют с каноническим православием, считая его «слишком русским». О чем, кстати, говорят уже и западные наблюдатели, например, из швейцарской газеты Neue Zürcher Zeitung.

Выступавший на Соборе экзарх Всея Украины, митрополит Киевский Онуфрий поставил вопрос максимально остро: «некоторые общественно-политические силы предпринимают попытки дискредитировать УПЦ в глазах украинского общества, спекулируя ее "несамостоятельным" статусом». И в связи с этим, он попросил у Собора «во избежание дальнейших спекуляций подчеркнуть особый статус УПЦ, выделив его в Уставе РПЦ». Что, кстати, и было сделано.

По сути, Украинская Церковь получила ещё больше автономии. Изменились правила в отношении церковного суда (теперь он свой для УПЦ Московского патриархата) и порядок воздвижения на кафедры украинских архиереев.

Если раньше московский патриарх утверждал решения митрополита Киевского и собора УПЦ Московского патриархата, то теперь только благословляет. Это означает, что теперь украинские епископы поставляются самостоятельно и практически автономно самой Украинской Церковью.

Свобода в принятии решений

Более того, теперь и в Уставе РПЦ Московского патриархата, Украинская автономная Церковь выделена отдельно. Нет, это не автокефалия, не полная независимость, поскольку отправка Украинской канонической Церкви, учитывая политику украинских властей элементарно опасна, но большая свобода в принятии решений, большая оперативность и возможность для политической гибкости.

О здесь конкретно идет речь? Ну, например, о фанатичных попытках украинских политических элит создать свою, независимую православную церковь, отдельную от Москвы, и привязанную непосредственно к Киеву, но имеющую влияние нынешней УПЦ Московского патриархата.

Попытки организовать нечто подобное принимались на Украине ещё со времен Кравчука на базе «филаретовского раскола», так называемой УАЦ Киевского патриархата, но в силу многих причин терпели неудачу.

«Покаянное письмо»

Кстати, пресловутый глава УПЦ Киевского патриархата, раскольничий «патриарх» Филарет (Денисенко), также «засветился» на Соборе со своим «покаянным письмом», что также породило широкий резонанс, а где-то и скандал.

Дело в том, что на Соборе было зачитано письмо от Филарета, в котором тот просил прощения и прощал сам и говорил о необходимости «христианского единения».

Собор по этому поводу постановил: «Собор с удовлетворением воспринимает обращение как шаг к преодолению раскола и восстановлению церковного общения со стороны тех, кто некогда отпал от единства с канонической Украинской Православной Церковью».

Более того, Собором даже была назначена специальная комиссия, которая скорее всего придет к неутешительным выводам. Поскольку уже через несколько часов пресс-секретарь УПЦ КП, Василий Зоря опроверг это заявление, а на следующий день сам Филарет заявил, что «его неправильно поняли», каяться он не собирался, а лишь хотел признания легитимности своей «Церкви» от Москвы.

Шантаж, а не диалог

Собственно, когда было озвучено письмо Филарета, многие решили, что наконец-то будет уврачеван раскол, и хоть на один из надломов в украинском обществе станет меньше. Но те, кто хотя бы примерно представлял биографию и деятельность Денисенко отнеслись к этому письму весьма осторожно.

После этих событий многие усмотрели в заявлениях Филарета уже не столько попытку диалога с Москвой, а скорее, некий «шантаж» украинских властей, которые в последнее время стали все меньше обращать внимания на УПЦ Киевского патриархата, и все больше ориентироваться на расширение влияния греко-католиков.

С греко-католиками (униатами) всё тоже более, чем интересно. Они также принимали участие в Майдане, они также сторонники «незалежности», но куда более влиятельны на Украине, нежели УПЦ КП: около 14 000 приходов, против 4,5 тысяч «филаретовских».

И несмотря на некоторые разногласия с Папой Римским, после встречи Патриарха Кирилла и Папы Франциска в Гаване в 2016 году, они все равно «чада римской католической церкви». И поскольку «Украина – цэ Европа», то для нынешней киевской номенклатуры «европейское» греко-католичество ближе, чем Филарет и его «хитрые маневры». Просто потому, что у греко-католиков больше влияния и куда более серьёзный «патрон».

Тут для сторонней публики логичен вопрос: почему бы Денисенко не примкнуть к Католической Церкви? Но его «унию» и Рим принимать не желает. Тем более, что и без «денисенковщины» на Украине у католиков все очень неплохо. Второй нюанс – слишком много амбиций у самого Филарета, который непременно хочет быть «Патриархом». А у католиков с этим титулом очень строго. Патриарх Веницианский, который вполне себе кардинал. Да и сама по себе иерархия Римско-католической церкви особых вольностей не предполагает.

Впрочем, теперь и у канонической Церкви на Украине несколько иной, более свободный статус, и в этой связи «филаретовцы», по сути, являющиеся очень маргинальной религиозной группой, особо никому не нужны. Ни Киеву, ни уж тем более Москве.

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий необходимо
Рекомендуемые статьи
Рекламные статьи