Суеверия

«Жаб объелась»: про кого так говорили русские

Автор: Майя Новик  |  2019-10-08 11:30:38

В современном русском языке некоторые названия болезней ассоциируются с животными: рак, жаба (стенокардия), свинка (вирусный паротит), ящер (вирусное заболевание крупного рогатого скота и лошадей), мышка (воспаление шейных желез у лошадей), волчья пасть, заячья губа, волчанка, куриная слепота, львиная морда (проказа), сучье вымя (воспаление потовых желез подмышкой).

Для того, чтобы понять, почему такое происходило, надо вернуться на несколько веков назад, когда древние славяне жили в поселениях среди болот или в деревнях, вокруг которых стеной стоял темный лес. В болотах и лесу жили дикие звери: волки, медведи, ядовитые гады, там роились тучи комаров и во множестве обитали злые духи – некие мифологические существа, которые якобы и насылали на человека болезни в наказание за непочитание или за нарушение правил – табу. Сходил на болото, на которое нельзя ходить, промочил ноги – простудился. Причинно-следственная связь для неграмотных людей была налицо.

Есть и еще одна версия – наши предки считали, что в их тела каким-то магическим образом «проникают» сами животные, вызывая болезнь или другие изменения в теле человека, – об этом пишет лингвист Юлия Александровна Кривощапова в работе «Об одной мифологической семантической модели («животное — болезнь»). Несмотря на архаичность подобных представлений, базировались они на бытовых наблюдениях, ведь некоторые представители животного мира проникали в человека или в тела домашнего скота – например, черви-паразиты или оводы, которые откладывали под кожу коров яйца; паразитировали на человеке и скоте различные насекомые: вши, блохи, клопы. Поэтому издревле считалось, что вздутие живота вызывает паук, которого можно ненароком проглотить, а изжогу объясняли проникшими в живот червями и верили – если съесть белую бабочку-«воргушу», то обязательно заболеешь лихорадкой.

Особенную нелюбовь древние славяне питали к жабам: тощего человека называли «жабу съел», очевидно, полагая, что земноводное, проникнув внутрь, выело человека изнутри. При ангине говорили, что «жаба давит», а если женщина забеременела вне брака, то про нее судачили, что она «жаб объелась».

Филолог Елена Владимировна Дерюгина в работе «Семантические сферы "животное – болезнь" и "животное – исцеление"» пишет, что при названии болезней древние славяне пользовались двумя приемами. Согласно первому, они называли болезнь по прямой схожести с каким-нибудь зверем, а согласно второму – называли болезнь, глядя не на первые симптомы, а на течение заболевания. При этом его ассоциировали с поведением животных.

Например, врожденный дефект младенца, при котором ребенок рождался с расщепленной верхней губой, по прямой аналогии с животным назвался «заячьей» губой, а похожие на укусы волка лишаи, появляющиеся на щеках людей, именовали «волчьим лишаем» или волчанкой. Деформацию руки, которая происходила после серьезной травмы, например, рассечении нерва в бою, и была вызвана параличом, называли «тюленьей лапой». По прямой аналогии с домашней птицей получила народное название и гемералопия – куриная слепота – ослабление зрения, при котором человек почти ничего не видит в сумерках.

Между прочим, подобное название болезней существовало не только у древних славян, но и у других народов. Считается, что Гиппократ дал болезни название «рак», наблюдая, как в теле пациента разрастаются твердые метастазы. А озноб на немецком называется ameisen laufen – «муравьиная беготня».

Согласно второму приему, названия болезней давали по их течению. Очевидно, наши предки знали, что такое проказа и к чему она приводит. По названию этого недуга было ясно, что в конце концов человек будет изуродован, кожа на его лице утолщится, а мимика будет затруднена – поэтому болезнь называли «львиной мордой». По такому же принципу было названо и воспаление потовых желез сучьим выменем, потому что с течением болезни из подмышки начинали появляться образования, весьма схожие с сосцами ощенившейся суки.

Животное может изгнать только другое животное

Подробное лечили подобным – если болезнь была вызвана животным, пробравшимся в тело человека, то и вылечить его могло только животное. Этот принцип находил отклики в колдовских заговорах, которые практиковали бабки-шептуньи, ведьмы. В своих заклинаниях они непременно обращались к жабам, змеям, волкам, свиньям или воронам, чтобы те «забрали» болезнь обратно.

Любопытно, что и названия лекарств и их изготовление часто были связаны с животным миром: сурочьим маслом (жиром сурка) лечили воспаления и нагноения, «источенным» горностаем — сифилис, а гнездо сороки использовали в ряде колдовских обрядов. Бесплодие женщины преклонного возраста лечили, поедая мозг кукушки, а кожу змеи использовали для лечения «внутренних» болезней, считая, что змея могла заползти внутрь спящего человека и теперь выгнать ее можно только другой змеей.

Любопытно, что современный маркетинг при названии различных БАДов и препаратов использует те же принципы, переняв традиции у древних славян: часто на прилавках аптек можно найти «Экстракт пиявки», мазь «Жабий камень», «Медвежью кровь» и другие подобные лекарственные вещества, название которых обращается к мифологизированному подсознанию населения.

Официальная наука тоже не отстает: не так давно появилась новая болезнь под названием «птичий грипп». Ясно, что это вирус, который может передаваться через птиц, но тем не менее принцип остался тем же.

Читайте также:
Правда ли
Задать вопрос
Рекомендуемые статьи
Сухарева Башня
Рекламные статьи
Мы в Одноклассниках
Кириллица в Одноклассниках