Традиция

Чем похороны мужчин на Руси отличались от похорон женщин

2019-11-08 19:15:08

Погребальные традиции и обычаи всегда отражают то, как люди соотносят в своем сознании миры живых и мертвых. Буквально каждое действие, совершаемое на похоронах или поминках, неслучайно. Особенно это относится к обращению с останками покойного. Не желая навлечь на себя беды, суеверные жители Руси верили в множество примет, в том числе и связанных с полом мертвеца. Например, после ритуального обмывания на стол могли положить труп мужчины, но не женщины.

Посередине комнаты на столе

При обращении с останками покойного люди следовали общим правилам, которые могли различаться от региона к региону, и даже от деревни к деревне.

Известный этнограф Александр Терещенко (1806-1865 гг.) написал научную работу «Быт русского народа в 7 частях», которая впервые была опубликована в Санкт-Петербурге в 1847-1848 годах. Третья часть этой работы посвящена обрядам крещения детей, похорон и поминок.

Вот как А.В. Терещенко описывает подготовку к погребению: «По смерти кого-либо давали немедленно знать священнику, который приказывал звонить по душе покойника в колокол и потом сам являлся. До его прихода омывали тело теплой водою, надевали белое и чистое белье и клали посредине комнаты на стол, покрыв белым полотном и сложив руки на груди. Потом давали покойнику крестообразно в одну руку крест, а в другую свечу, и окружали его зажженными восковыми свечами; священник читал отходную молитву; присутствовавшие с зажженными в руках свечами молились и плакали».

Но здесь речь идет о трупе мужчины, если бы умерла женщина, то ее останки после обмывания одели бы во все чистое и положили бы не на стол, а на лавку.

На лавке, на табуретках и тесиночках

Погребальные традиции интересуют многих ученых, исследования в этой области не прекращаются до сих пор. Так, после фольклорно-этнографических экспедиций по селам Вологодской области вышел в свет сборник «Праздники и обряды Череповецкого района в записях 1999 года: Календарные праздники и обряды. Похоронно-поминальные обряды» (Вологда, 2000 год издания). Составители этого сборника А.В. Кулев и С.Р. Балакшина привели реальные воспоминания старожилов на заданную тему.

Например, житель (или жительница) деревни Задние Чуди сообщил ученым: «Покойника кладут головой в святой угол. Мужчину кладут на стол, а женщину – на лавку; мужчина – "сеятель", женщина – "земля", поэтому умершего мужчину можно класть на стол».

В местечке Глинское этнографы записали следующее: «Покойника клали наискосок избы на "тесиночки" [тесаные колья или доски] на табуретках».

А в деревне Пленишник местный старожил вспомнил: «Покойника раньше после обмывания клали на стол, теперь кладут на лавки; кладут ногами к дверям, головой – к святому углу. Потом его перекладывают в гроб».

То есть, в каждом населенном пункте были отмечены свои особенности погребального обряда. Скорее всего, изначальный обычай класть труп мужчины на стол со временем был утрачен во многих деревнях.

Земледельческий культ

Румынский философ и этнограф Мирча Элиаде (1907-1986 гг.) является автором знаменитой книги «Очерки сравнительного религиоведения», перевод которой с английского языка был опубликован в Москве в 1999 году. В своей работе ученый отметил, что мировоззрение многих земледельческих народов отождествляет женщину с пашней, ждущей мужское семя, чтобы принести урожай.

Удивительно, но в деревне Задние Чуди Вологодской области российские этнографы записали слова местного жителя, которые практически полностью совпадают с цитатой из Ригведы – одного из древнейших индоарийских религиозных текстов в мире, датированного вторым тысячелетием до нашей эры.

Как известно, авторство нескольких гимнов Ригведы приписывается полубожественному мудрецу Нараде. Мирча Элиаде привел в своей книге такие слова мифологического деятеля: «Женщина – это поле, а мужчина – сеятель».

Поскольку древние земледельческие племена считали, что наш мир появился в результате брачного союза Неба и Земли, которым приписывались божественные черты, положение мужчины над женщиной было символически оправдано. Женщина-пашня ждет своего сеятеля-мужчину ради акта сотворения новой жизни. Для землепашцев достойным результатом их трудов был богатый урожай.

И раз Небо находится над землей, то и мужчина должен быть над женщиной во всех смыслах этого слова, так думали древние язычники. Видимо, поэтому старожил из деревни Задние Чуди считает, что тело покойника-мужчины можно класть на стол. То есть, просто выше, чем тело женщины, для которой больше подходит лавка или скамья.

Примечательно, что отголоски таких языческих верований можно встретить и в христианстве, и в исламе, и в других религиях. Как написал Мирча Элиаде: «С другой стороны, в гимне XII века Дева Мария прославляется именно как terra non arabilis quae fructum parturiit (непаханая земля, которая дает плод). Баала называли «супругом полей». У всех семитских народов сравнение женщины с почвой было самым обычным. В памятниках исламской литературы женщина называется «полем», «лозой с виноградными гроздьями» и т.п.».

«Стол – хозяин дома, лавка – хозяйка»

Еще одно объяснение, почему труп мужчины можно было положить на стол, а труп женщины – исключительно на лавку, дал автор книги «Энциклопедия славянской культуры, письменности и мифологии» (Харьков, 2013 год издания) Алексей Кононенко. Он рассказал, какое символическое значение предки русских, белорусов и украинцев придавали предметам домашнего обихода и обустройству избы.

«Возле стола в доме стояли лавки. Стол – хозяин дома, лавка – хозяйка», – отметил А. А. Кононенко.

Предметы мебели, как и углы избы, издревле делились на мужские и женские. В силу своего особого положения с хозяином дома ассоциировался именно стол. Он был одним из основных атрибутов каждой избы. Только в особых случаях, таких как похороны или свадьба, можно было передвигать стол. На него ни в коем случае нельзя было ставить посторонние предметы, чтобы не навлечь беды. А если положить на стол шапку, то можно лишиться покровительства домового духа, считали на Руси.

Поскольку лавка ниже стола, в представлении язычников она несла на себе символическую женскую энергетику. Поэтому тело хозяйки дома или ее близкой родственницы нельзя было класть на стол, чтобы не нарушать древних представлений об устройстве мира, отражением которых было пространство русской избы.

Интересно, что представители восточнославянских народов верили: нечистая сила может обитать или прятаться не под столом, а под лавкой. Поэтому было принято класть туда топор, который служил своеобразным оберегом от гостей из потустороннего мира. Так появилась поговорка: «Придет черт в избу, да найдет топор под лавкой».

Видимо, считалось, что женская энергетика притягивает в дом нечистую силу.

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий необходимо
Читайте также:
Рекомендуемые статьи
Сухарева Башня
Рекламные статьи
Мы в Одноклассниках
Кириллица в Одноклассниках