Важное, История, Традиция

«Хара моритон»: каким боевым искусством владели бурятские «чёрные всадники»

Автор: Тимур Сагдиев  |  2022-06-12 15:04:31

На волне популярности восточных единоборств в конце XX века в разных регионах бывшего СССР резко вырос интерес к местным этническим боевым искусствам. В Бурятии в последние десятилетия получило распространение боевое искусство «чёрных всадников» – «хара моритон». Его последователи утверждают, что корни этой практики уходят в глубину веков.

«Спецназ» Чингисхана

«Хара моритон» переводится с бурятского языка как «наездники на вороных лошадях» или «владеющие вороными конями». В ряде источников, повествующих о Чингисхане, упоминаются воины на чёрных конях, составлявшие передовой отряд армии «Потрясателя Вселенной». Командовал ими Субэдэй-багатур, ближайший сподвижник Чингисхана.

В последующие эпохи «чёрными всадниками» называли воинские союзы степных удальцов, которые промышляли грабежом и угоном лошадей, что считалось доблестью среди кочевников. Лошадей вороной масти они использовали, вероятно, для устрашения противника. Почитание воителей в бурятском народе доходило до религиозного.

В словаре бурятских шаманистических терминов Ивана Манжигеева «хара моритон» определяется, как «перестраховочный эпитет группы почитаемых шаманистами духов». В первую очередь речь идёт о легендарном богатыре – нойоне Ажирай-бухэ, который был возведён в сонм духов в качестве бурятского «божества войны». В жертву Ажираю приносили чёрных баранов. Его имя, которое переводится как «чертовски сильный силач», буряты боялись даже произносить.

Вместе с Ажираем в составе «хара моритон» почитался его соратник Харамсай-мэргэн и другие воины. По мнению части учёных, реальный прототип Ажирая нападал вместе со своей дружиной на якутские кочевья и погиб от стрел на реке Лене. Легенда гласит, что место его гибели находится близ деревни Шишкино в Иркутской области. По другой версии, Ажирай и Харамсай погибли в бою с войсками монгольского Сайн-нойон-хана (титул младшей ветви Тушету-ханов, правившей частью Монголии с XVIII века).
Кандидат исторических наук Василий Ушницкий видит в культе «хара моритон» более древние мифические корни, связанные с почитанием громовержца Улуу Тойона и небесного жеребца Джесегея.

В шаманских песнопениях атрибутами «чёрных всадников» являются «чёрные плети», оружие и доспехи, «чёрные железные щиты», железные шлемы. Культ «хара моритон» угасал среди бурят в мирные времена, но вновь становился популярным в периоды военных испытаний.
«В годы Великой Отечественной войны во многих семьях, если кто-либо из их членов находился в армии, на фронте, возобновляли обряд «Хара моритондо» («Чёрным конникам») в честь хозяев Лены во главе с Ажирай Бухэ», – отмечал этнограф Тарас Михайлов в книге «Бурятский шаманизм: история, структура и социальные функции».

«Слившиеся с конями»

Василий Ушницкий связывал с культом «хара моритон» особую «систему воспитания воинов». Закрытые мужские союзы в Бурятии исторически просуществовали до 1930-х годов, в последние годы в форме сообществ стрелков-охотников.
Современные последователи боевого искусства «хара моритон» утверждают, что оно передавалось в бурятских родах из поколения в поколения, конечно, без какой-либо записи и кодификации. Сегодня под «хара моритон» обычно понимают авторскую систему советского мастера восточных единоборств Бориса Антонова. Бурятским боевым искусством владел и Юрий Монхоев, гранд-мастер тибетского воинского искусства тескао. В СССР группы по обучению «хара моритон» создавались под видом «обычного» рукопашного боя. Данное боевое искусство также именовали «бурятским ушу». Бытовала легенда о некоем китайском монахе, который принёс в Бурятию одну из разновидностей кунг-фу.

«Хара моритон» включает в себя искусство верховой езды и прикладные приёмы боя, использовавшиеся кочевниками Северной Азии. Адепты учатся применять кнуты, ремни, арканы. Своеобразной инициацией является бой против человека, вооружённого бичом. При этом последователь «хара моритон» должен вырвать кнут у «погонщика».
«Когда человека бьют бичом, он либо ломается и становится рабом, либо переходит за грань – теряет чувствительность к боли и потом ему в жизни вообще ничего не страшно», – описывал методы подготовки в «школе» Бориса Антонова мастер спорта СССР по дзюдо и самбо Константин Тиновицкий.

Кроме джигитовки, в «хара моритон» входят приёмы борьбы и кулачного боя. По свидетельствам обучавшихся, они адаптированы для людей с сибирским строением тела (с короткими конечностями и длинным позвоночником). Традиционная толстая одежда кочевников исключала применение захватов и болевых приёмов, поэтому в «хара моритон» их нет.

Стиль боя «черных всадников» во многом основан на подражании коням. Практикуемые бурятами прыжки из стороны в сторону позволяли древним воинам уклоняться от стрел. Удары ногами в «хара моритон» имитируют лошадиное лягание назад и вбок. Защитные блоки похожи на движение передними копытами.

«По словам человека, прошедшего обучение по системе «Хара моритон», тренирующиеся целыми днями носились по сопкам, подражая коням . В систему психофизической подготовки входило единоборство с боевым конём, причём, изначально приёмы оттачивались на жеребёнке и лишь по мере совершенствования переходили к тренировке с взрослой лошадью. Один раз в пять лет проводился экзамен, на котором проверялось умение всадника «слиться» со своим конём», – рассказывается в статье Романа Гвоздева «Образ зверя в воинских искусствах народов Восточной Азии».
В «хара моритон» также есть раздел, посвящённый работе с оружием: тактика боя на длинных ножах, бой копьём, стрельба, метательные техники.
Сегодня боевое искусство «чёрных всадников» позиционируется в Бурятии как психофизическая подготовка к реальной уличной драке, в том числе против группы противников.

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий необходимо
Читайте также:
Рекомендуемые статьи