Традиция

Что такое смирение на самом деле

Автор: Наталья Данилина  |  2017-11-13 09:03:00

Очень часто, говоря о смирении, мы путаем его с безволием и самоуничижением. «Смириться» для многих значит - просто отказаться от попыток что-то изменить. Свыкнуться с неудачами, покориться судьбе и плыть по течению, признав себя хуже прочих (что, увы, многие православные ошибочно склонны считать добродетелью).

Но такое понимание весьма далеко от подлинного христианского смирения, хотя и имеет под собой некоторое основание.

Не самоуничижение, а благодарность

Если взять аскетическую литературу, то практически в любом творении святых отцов мы найдем высказывание о подвиге смирения как о сознательном «самоумалении», внутреннем принижении себя перед ближними и перед Богом. Например, Исаак Сирин, сирийский подвижник VII века писал: «Умаляй себя во всем перед всеми людьми, и будешь возвышен над князьями века сего».

Подобные наставления мы видим и в творениях более близких нам по времени святых - святителя Игнатия Брянчанинова, Оптинских страцев… Опыт подвижников прошлого, как правило, не совсем понятен нам, людям 21 века, далёким от монашеской аскетической практики, и очень часто подобные наставления мы понимаем упрощенно или искаженно. Поэтому вполне закономерно может возникнуть вопрос – как сочетать в себе смирение и адекватную самооценку, столь необходимую для душевного здоровья человека?

Смирение, или «смиренномудрие» - это одна из главных христианских добродетелей. Но вовсе не потому, что она унижает человека, а скорее наоборот – позволяет ему увидеть и принять себя самого, со всеми достоинствами и недостатками, по возможности, пытаясь их преодолевать. Это качество подразумевает три вектора отношений: с Богом, с людьми и самим собой.

Смирение перед Богом – это, в первую очередь, понимание своих грехов и своей неправоты перед Ним. Величайший проповедник XX века, митрополит Антоний Сурожский в одной из своих бесед привёл интересный эпизод: «Как-то в России молодой офицер (…) поставил мне вопрос: «Хорошо, вы верите в Бога. А Бог-то – во что Он верит?» И я ему ответил: «Бог верит в человека». Суть смирения перед Творцом – стараться быть всегда достойным этого доверия, наблюдая за собой, пытаться довериться в ответ Богу, Его любви и Его благой воле, пытаясь понять, зачем и что именно я должен сделать в той или иной ситуации - а это довольно непросто.

Смирение в отношении с людьми рождается смирением перед Богом. Это не терпеливое молчание в ответ на оскорбления, как может показаться. Это умение отделять человека как образ Божий от его грехов, способность понимать, что его Бог любит не меньше, чем тебя самого, умение изгнать гнев из своей души. Ведь очень часто те, кто, как нам кажется, поступают несправедливо с нами, делают это не от злобы, а потому что им самим очень плохо.

А бывает и так, что нелицеприятная реакция других – это повод задуматься для нас, повод обратить внимание на собственные недостатки. В частном письме святитель Феофан Затворник пишет адресату: «Изумляюсь… Вы отправились на грязевые ванны лечить свой ревматизм, а когда на Вас льют помои, чтобы исцелить Вашу душу от ее недостатков, – Вы жалуетесь».

Смирение в отношении себя – это, по сути, не что иное, как правильная самооценка и пристальное внимание к собственным движениям души. Человек, имеющий смирение, не отрицает собственных достоинств, но и не вменяет их себе в заслугу. Он понимает, что это подарок, благодарит Творца за него и пытается использовать на благо другим в любых обстоятельствах. Понимая собственное несовершенство, он не станет осуждать и ближнего, не станет превозноситься над ним.

Мир вместо гордыни и тщеславия

Часто смирение путают с самоуничижением из-за боязни впасть в грех гордыни или тщеславия. Между ними существенная разница: гордый человек ни во что не ставит других, вовсе не признаёт чужого мнения и суда над собой, а тщеславный – напротив, везде ищет этого самого мнения и одобрения окружающих, от которого всецело зависит. Смирение же - состояние удивительного баланса.

Митрополит Антоний пишет: «Смирение (…) начинается с момента, когда мы вступаем в состояние внутреннего мира: мира с Богом, мира с совестью и мира с теми людьми, чей суд отображает Божий суд; это примиренность. Одновременно, это примиренность со всеми обстоятельствами жизни, состояние человека, который все, что ни случается, принимает от руки Божией».

Добродетель воли и разума

Понимая смирение как торжество безволия, мы совершаем огромную ошибку. Ведь цель этой, как и любой добродетели – уподобление Христу, Который, обладая властью воскрешать мёртвых, лечить слепых и превращать воду в вино, пошел на мучительную смерть, чтобы исполнить волю Отца. «Смирение – одна из самых мужественных евангельских добродетелей, мы же умудрились превратить его в жалкое свойство раба», - сетует митрополит Антоний.

Ведь это не пассивная «побежденность» обстоятельствами, а активное действие в этих самых обстоятельствах, внутренняя работа над собой и попытка понять - что и каким образом я могу сделать здесь и сейчас для умножения христианской любви в мире. Потому, чтобы обрести подлинное, действенное смирение, приводящее нас к Богу, нужны колоссальные усилия воли и разума, чтобы разобраться с собой и во многом – себя победить.

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий необходимо
Рекомендуемые статьи
Рекламные статьи