Искусство

Ростовская финифть. Спасти и сохранить

Автор: Алексей Рудевич  |  2014-06-27 18:07:57

Финифть рождается из союза стекла, огня, металла и палитры красок. Мы съездили в Ростов Великий с Анной Чапман и узнали об истории и сегодняшней жизни красивейшего национального промысла - ростовской финифти.

Made in Russia

В Ростове Великом хорошо. Город старше Москвы на 300 лет, его население меньше 40 тысяч жителей. Здесь нет докучных пробок, многоэтажных торговых грядок, толп на улицах. Родина преподобного Сергия Радонежского, тут всё дышит непривычной для жителя мегаполиса размеренностью. Здесь не спешат, здесь живут и творят искусство - знаменитую ростовскую финифть.

Мы приехали в Ростов с Анной Чапман. Привлекать для создания коллекций своего бренда мастеров русских промыслов для неё принципиально. Обычно у нас ведь как – на лейбле написано Made in Russia, шьется все в Китаях и Турциях, расписывается итальянскими красками вьетнамскими художниками… Анна создает национальный бренд, поэтому и рождаться он должен в России. Все логично.

Встретили на фабрике нас радушно. Провели экскурсию по всем цехам сложного финифтяного производства. Рассказали обо всех этапах и об истории промысла.

Птица-феникс

В Россию искусство финифти пришло с Византии. Как и многие другие русские промыслы ростовская финифть долгое время развивалось под покровительством Церкви, первые ростовские мастера творили при Ростовском архиерейском доме. Сохранились даже их имена – Сергей Петров и Петр Леонтьев. Расцвет ростовской финифти связан с именами иконописца иеромонаха Амфилохия (1748-1824) и Алексея Всесвятского. Эти мастера выполняли заказы, поступающие из самого Петербурга.

После переноса в 1788 году центра Ростовской митрополии в Ярославль искусство ростовской финифти оказалось под угрозой – заказы стали резко падать. Мастерам, которые до этого были при деле и могли опереться на Церковь, нужно было самостоятельно искать заказчиков и заново налаживать производство. В середине XIX века в Ростове Великом было полсотни эмальеров. Они стали объединяться в артели и выполнять массовые заказы.

Чтобы не остаться без куска хлеба, каждый мастер в день должен был выполнять по 500-600 образков. При этом заработки были копеечные – на материал и кисти уходила половина стоимости самих изделий, которые у мастеров скупали оборотистые перекупщики. Объемы не уменьшались, но падало качество. Приспосабливаясь к суровым реалиям рынка, мастера сами искали рынки сбыта и освоили большие территории – от Русского Севера до Афона.

Примерно в эти же годы шло и «обмирщение» промысла. При том, что популярность эмалевых крестиков и иконок по-прежнему была высокой, многие заказчики хотели видеть выполненные в технике финифти и светские картины, портреты, пасторальные сцены, пейзажи, городские сюжеты.

К концу XIX века, видя то, что промысел претерпевает стремительную девальвацию, ростовская интеллигенция, которой было не все равно, решила взять финифть под свою опеку. При поддержке академика Кондакова в 1898 году при Ростовcком музее церковных древностей был открыт ремесленный класс рисования, резьбы по дереву, иконописи и позолоты. Через несколько лет были возобновлены занятия по искусству финифти, а в 1912 году уже была открыта учебная показательная финифтяная школа. Именно работы мастеров, прошедших обучение в этой школе, стали задавать высокую планку искусства ростовской финифти.

Сделано в СССР

Приход советской власти ознаменовался борьбой с кустарным производством. На волне очередного пробуждения интереса к промыслу в 1936 году была организована финифтяная артель с говорящим названием «Возрождение». Её мастера с триумфом принимали участие в международных выставках по всему миру – от Нью-Йорка до Парижа. Перед войной в школе ростовской финифти проходили обучение почти 100 человек. Их готовили, в том числе, для работ по украшению метро и Дворца советов. Финифть в СССР была очень популярна, сюжеты, исполняемые в этой технике в Союзе очень разнообразны – от портретов Гагарина до традиционных пасторальных сцен. Сохранялись и церковные, житийные мотивы.

Великая Отечественная война устроила финифтяному промыслу очередное испытание – после войны в ростовской артели осталось всего 8 человек. Но промысел снова был возрожден. Уже в 1958 году на международной выставке в Брюсселе ростовские мастера завоевали золотую медаль.
Ещё одним испытанием для финифти стали годы перестройки, но и их удалось пережить. Промысел был сохранен. Даже больше – руководство фабрики к сегодняшнему дню успешно осваивает рынок, из непростых перестроечных времен фабрика ростовской финифти вышла «закаленной».

Рождение чуда

Как финифть производится? Искусство это сложное и технологичное. Цветное стекло с добавками измельчается до состояния порошка, после чего насыпается на основу и запекается в печи. Уже после этого на эмаль наносится рисунок. В качестве основы обычно используется медная пластина толщиной меньше миллиметра. Стеклянная краска наносится в несколько этапов. Работа эта требует не только художественного мастерства, но и большого терпения.

Отчасти поэтому в главном художественном цехе на втором этаже фабрики работают в основном женщины – редкий мужчина сможет весь день сидеть и кропотливо выводить по эмали рисунок. Правда, те самые «редкие мужчины» на фабрике тоже есть – они работают в цехе мастеров – выполняют vip-заказы.
После каждого этапа нанесения рисунка на эмаль изделие, будь то икона, брошка или кубок отправляется в печь на обжиг. Это самый ответственный этап. На мой вопрос, часто ли бывает брак, директор фабрики Валерий Иванович Бурдин сказал, что, к сожалению, брак может случиться на каждом из этапов производства, поэтому работа на фабрике идет под неусыпным контролем. Обжиг проводится в специальных печах, изделие «закаляется» при температуре от 700 до 800 градусов, при этом его нельзя ни доставать преждевременно, ни «передерживать». В первом случае может не встать краска, во втором – эмаль может потрескаться.

Финифть, как и бриллианты, требует достойной огранки. Мастера фабрики ростовской финифти работают также в техниках филиграни и скани. Скань – это вид ювелирной техники, когда узор формируется из сплетенных в кружево серебряных нитей. Техника эта очень сложная, механизировать её невозможно, каждое изделие изготавливается вручную.

Красота ручной работы

Работы на фабрике хватает. Заказы на ювелирные украшения, картины, иконы, корпоративные подарки идут нескончаемым потоком. Приятно, что нам довелось застать расцвет этого промысла. Ростовская фабрика работает как с крупными заказчиками – от Роснефти и РЖД, так и с частными клиентами. В следующем месяце планируется открытие магазина в Москве, на Кузнецком мосту. В принципе, это не удивительно, спрос на красоту ручной работы всегда на высоте. Анна Чапман тоже осталась довольна. Если все сложится, результаты коллаборации её бренда с фабрикой ростовской финифти мы увидим уже в новой её коллекции.

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий необходимо
Читайте также:
Рекомендуемые статьи
Рекламные статьи