История

Ни за какие деньги: что не согласился отдать имам Шамиль после пленения

Автор: Юлия Попова  |  2020-07-03 21:16:32

Как известно, пленением Шамиля руководил главнокомандующий Кавказской армией Александр Барятинский. У имама оказались вещи погибшего атамана Феликса Круковского. Некоторые предметы Барятинскому удалось выкупить, но с двумя предметами Шамиль расставаться не собирался ни за какие деньги.

Боевой путь атамана

Вещи, которые имам Шамиль отказался отдать после своего пленения, прежде принадлежали Феликсу Антоновичу Круковскому. Как отмечает в своей книге «Орден Святого Георгия. Всё о самой почетной награде Российской Империи» Алексей Шишов, казалось, сама судьба готовила Круковского к кавалерийской службе. В 17-летнем возрасте сын польского дворянина Виленской губернии поступил на военную службу в звании унтер-офицера. Затем он проходил службу в Татарском уланском и Рижском драгунском полках, досконально познав все тонкости кавалерийского дела. На Кавказе же Феликс Антонович оказался в 1839 году в должности командира Горского линейного казачьего полка, который прославился в боях против чеченских отрядов имама Шамиля.

Как пишут в энциклопедии «Все Кавказские войны России» Валентин Рунов и Анатолий Куликов, в свой последний поход Круковский отправился в январе 1852 года. Тогда казаки заняли аул Урус-Мартан, рассыпавшись по саклям. Командир побоялся, что его подопечные будут истреблены неприятелем поодиночке, а потому приказал протрубить общий сбор. В этот момент из мечети грянул залп. Конвоиры Феликса Антоновича пали убитыми. Сам же Круковский, будучи раненым, велел ординарцу Толчаинову, пытавшемуся его спасти, уходить. Но Толчаинов не бросил Круковского и вскоре был изрублен шашками. Та же участь постигла и военачальника. Когда на подмогу прискакали нижегородцы, атаман был уже мертв и «ободран донага».

Пленение Шамиля

Имам Шамиль, завладевший принадлежавшими Феликсу Круковскому предметами, был взят в плен лишь через 7 лет после описанных событий. Как указано в издании «История России XVIII-XX веков» (научные редакторы А. В. Шубин и П. П. Черкасов), несмотря на то, что Шамиль проявил себя опытным полководцем, со временем русские войска научились использовать свое численное преимущество. В 1858 году они взяли Ведено. Шамиль отступил в Дагестан, где он сам и еще около 400 воинов укрылись в ауле Гуниб, представлявшем собой природную крепость. 24 августа 1859 года наместник на Кавказе и главнокомандующий Кавказской армией Александр Барятинский потребовал, чтобы Шамиль в добровольном порядке сложил оружие.

Если верить Муслиму Мурдалову, автору книги «Шамиль – имам Чечни и Дагестана», Барятинский пообещал Шамилю полное прощение и дозволение ехать в Мекку, но с условием жить там безвыездно. После некоторых раздумий имам согласился на предложенные условия. 26 августа 1859 года он сложил оружие. Шамилю были и в самом деле оказаны королевские почести. Он был представлен императору Александру II, получал от государства пенсию в размере 10 тысяч рублей. Еще 20 тысяч ему выделяли на содержание семьи и свиты. Впоследствии Шамиль принял российское подданство. Однако священный хадж ему совершить так и не удалось. Он скончался по пути в Мекку, упав с верблюда.

Бесценные вещи

Все это время, согласно изданию «Всемирная волновая история от 1850 г. по 1889 г.» Владимира Кучина, вещи Феликса Круковского оставались у Шамиля или его подручных. По словам Кучина, царскому наместнику на Кавказе Александру Барятинскому удалось выкупить у имама за весьма крупную сумму лишь некоторые награды Круковского: Георгиевский крест и орден Святого Станислава 1-й степени. Они находились на черкеске Феликса Антоновича в день его гибели и были присвоены чеченцами. А вот с кинжалом и шашкой Круковского Шамиль расстаться наотрез отказался. В знаменитой «Военной энциклопедии», издававшейся Иваном Сытиным, написано, что Шамиль не согласился уступить оружие «ни за какие деньги».

Впрочем, это неудивительно. Круковский не раз выказывал храбрость в боях, чем и вызывал уважение Шамиля. Например, в 1843 году, как указано в издании «Казачьи войска» Владимир Казина, Феликс Круковский выказал особое мужество при защите станицы Бакешевской, за что и был награжден тем самым Георгиевским крестом. Вообще о Круковском все отзывались только с восторгом. Так, Кавказский наместник князь Воронцов писал военному министру в связи с гибелью военачальника: «Если бы выбрать из войска тысячу лучших людей и у каждого из этих людей взять его лучшие достоинства и качества, то и тогда сумма их не перевесила бы тех качеств, которыми обладал покойный атаман».

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий необходимо
Читайте также:
Рекомендуемые статьи
Рекламные статьи