История

Агриппина Челяднина: что стало с воспитательницей Ивана Грозного

Грозный царь Иоанн IV Васильевич (1530-1584 гг.) остался круглым сиротой, когда ему было семь лет. В трехлетнем возрасте будущий монарх потерял отца, а через четыре с половиной года – мать. Но помимо родителей – Василия III и Елены Глинской – у маленького Ивана была воспитательница, которую в те времена называли мамкой. Знатная боярыня Агриппина Челяднина заботилась о наследнике русского престола, пока в ее жизнь не вмешались политические интриги.

Потомственная аристократка

В VII томе «Истории государства Российского» известный ученый Николай Карамзин подробно описал кончину Василия III. В последние минуты своей жизни великий князь трогательно попрощался с членами своей семьи.

«Он просил надзирательницу, Боярыню Агриппину, чтобы она неусыпно берегла своего Державного питомца, и слыша голос супруги, велел унести Иоанна», – отметил Н.М. Карамзин.

Вообще, Агриппина (Аграфена) Федоровна Челяднина пользовалась большим почетом и уважением при дворе, в первую очередь, благодаря высокому положению своих родственников. Она была дочерью князя Федора Васильевича Оболенского и супругой боярина Василия Андреевича Челяднина. Когда ее приставили мамкой к младенцу Ивану, эта женщина уже овдовела. Собственных детей у нее не было.

Доктор исторических наук Руслан Скрынников в книге «Иван Грозный» (Москва, 1975 г.) написал, что Елена Глинская доверила заботу о своем сыне Агриппине Челядниной, поскольку полностью доверяла этой женщине. Ее отец, тесть, деверь, а затем и родной брат Иван Федорович «Овчина» Телепнев-Оболенский носили высокий титул царского конюшего. То есть, фактически занимали привилегированное положение при дворе.

Агриппина Федоровна была представительницей сразу двух знатных семейств, поэтому имела полное право на высокую должность воспитательницы наследника. Она следила за здоровьем и развитием ребенка, руководила действиями кормилицы, постельницы и других придворных дам. Занимая ответственный пост и пользуясь всеобщим уважением, мамка наследника получала завидное жалованье.

Сестра любовника

Автор книги «Фаворитки у российского престола» (Москва, 2014 г.) Ирина Воскресенская считает, что Елена Глинская совсем неспроста особо выделяла в целом штате своих придворных именно Агриппину Челяднину. Эта женщина была не только подругой-наперсницей матери наследника, но и сестрой ее фаворита-любовника.

Вообще, о браке Василия III и Елены Глинской в народе ходили разные слухи. Поговаривали, что великий князь якобы не способен зачать наследника, и поэтому не возражает, чтобы у его супруги был сердечный друг. Этим мужчиной стал Иван Федорович Телепнев-Оболенский по прозвищу Овчина.

Некоторые недоброжелатели даже утверждали, что именно он – настоящий отец будущего царя. То есть, Агриппина Челяднина теоретически могла являться родной тетей наследника, поэтому именно ей Елена Глинская доверила заботу о здоровье и развитии своего сына. Впрочем, это лишь гипотеза некоторых исследователей.

«Но помимо государственных дел, у Ивана были дела родственные: ему дозволялось приходить в теремные покои к его сестре Аграфене. Такое посещение терема мужчиною считалось непредосудительным ввиду близких родственных связей. Вполне возможны предположения, что Аграфена, зная о взаимной приязни брата и великой княгини, устраивала им свидания в своих комнатах», – написала И.В. Воскресенская.

Так или иначе, а Василий III признал сына Елены Глинской своим наследником и пышно отпраздновал его рождение, так что никто из придворных не смел вслух заикнуться о своих подозрениях. А вот после смерти великого князя конюший Иван Овчина уже и не скрывал своих отношений с матерью наследника, став фактическим соправителем Московского государства.

Жертва интриг

Не только положение в обществе, но и жизнь монарших любимцев часто полностью зависит от благополучия их покровителей. И порой сегодняшнее возвышение над другими боярами завтра грозит опалой, а то и смертной казнью. Так произошло и с Агриппиной Челядниной.

Елена Глинская оказалась недальновидной правительницей, после смерти своего супруга она совершила ряд политических просчетов, отдалив от себя людей, которые могли бы стать опорой для ее власти. К тому же, будучи представительницей старинного литовского рода, мать наследника не пользовалась поддержкой в народе. Ее считали иностранкой, да еще и развратницей. Об отношениях этой женщины с Иваном Овчиной знали практически все.

По мнению многих исследователей, Елену Глинскую отравили по приказу князей Шуйских – представителей знатного рода, стремившихся к власти. Еще при жизни Василия III они затеяли настоящую политическую борьбу с другими советниками великого князя.

«Торжество Шуйских довершено было низложением митрополита Даниила, сподвижника Василия III. Расправившись со своими противниками, Василий Шуйский присвоил себе стародавний титул боярина "наместника на Москве"», – написал в своей вышеупомянутой книге Р.Г. Скрынников.

Жертвой этих интриг, среди прочих, стала и воспитательница наследника Агриппина Челяднина. После смерти Елены Глинской она лишилась своей покровительницы, боярыню против ее воли постигли в монахини и сослали в далекий северный монастырь, расположенный в Каргополе (сейчас это территория Архангельской области). Ее брату повезло еще меньше. Несчастный фаворит был заточен в темницу и закован в кандалы. Иван Овчина скончался вскоре после смерти своей возлюбленной, оказавшись в несовместимых с жизнью условиях.

Агриппина Челяднина, лишенная былой придворной роскоши, одиноко доживала свой век в монастыре.

Наследник-сирота

После смерти матери и потери всех близких ему с детства людей семилетний наследник находился в полной власти своих опекунов, главными из которых были князья Василий и Иван Шуйские. Неизвестно, тосковал ли будущий царь по своей мамке, Агриппине Челядниной. А она, вероятно, тревожилась о малолетнем воспитаннике, но помочь ему уже ничем не могла.

Сам Иван Грозный не раз жаловался, в том числе и в письмах, что во время отрочества был вынужден терпеть различные притеснения и обиды, чинимые боярами. Именно в тяжелом детстве известный историк Василий Ключевский склонен видеть причину тирании Ивана Грозного.

«Безобразные сцены боярского своеволия и насилий, среди которых рос Иван, были первыми политическими его впечатлениями. Они превратили его робость в нервную пугливость... Вечно тревожный и подозрительный, Иван рано привык думать, что окружен только врагами», – так охарактеризован психологическое состояние юного царя В.О. Ключевский в своей работе «Курс русской истории» (лекция ХХХ).

Кто знает, как изменились бы судьбы многих людей, если бы Агриппина Челяднина оставалась воспитательницей наследника вплоть до его совершеннолетия.

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий необходимо
Читайте также:
Рекомендуемые статьи
Рекламные статьи