История

История о Евпатии Коловрате: что в ней не сходится

2020-09-23 09:00:39

Подвиги знаменитых богатырей часто воспеваются в устном народном творчестве. Но рязанский военачальник Евпатий Коловрат – это не сказочный персонаж. О его трагической борьбе с монголо-татарами рассказывает древнерусский рукописный источник «Повесть о разорении Рязани Батыем», основанный на реальных событиях. И пусть сведения, содержащиеся в данном тексте, не во всем совпадают с реальными историческими данными, Евпатий Коловрат все равно является примером защитника родной земли от захватчиков.

Сражаться и умереть

«Повесть о разорении Рязани Батыем» – произведение неизвестного, но талантливого автора, который описал драматичную осаду города и его захват монголо-татарами. Как известно, это случилось в декабре 1237 года. Изначальный вариант памятника древнерусской литературы до наших дней не сохранился. В распоряжении ученых имеются лишь рукописные копии, имеющие небольшие расхождения между собой. Самые ранние из них ученые относят к концу XVI века.

Евпатий Коловрат, согласно «Повести о разорении Рязани Батыем», являлся воеводой (по другим данным – боярином, влиятельным сановником). Князь Юрий Ингварович, узнав о приближении многочисленного вражеского войска, отправил его вместе со своим братом (или племянником) Ингваром Ингваровичем к соседям с просьбой об оказании военной поддержки. Когда войска хана Батыя вторглись на рязанскую землю, Евпатий находился в Чернигове.

Услышав страшную весть о нашествии врага, отважный воин поспешил на родину, но застал Рязань полностью разоренной и разграбленной. Охваченный желанием отомстить захватчикам за гибель близких, воевода собрал внушительный отряд численностью в 1 700 человек и направился вслед за войском Батыя, которое сумел догнать на территории Суздальского княжества.

Евпатий Коловрат причинил врагу значительный урон. Он «…стал сечь силу татарскую, и многих тут знаменитых богатырей Батыевых побил…». Среди поверженных оказался и шурин хана – некий Хостоврул, ранее похвалявшийся, что сумеет взять в плен самого Евпатия. Что уж говорить про обычных, рядовых воинов: когда меч Коловрата притупился о вражеские доспехи, он взял в руки монголо-татарское оружие и продолжил рассекать противников-конников надвое, вплоть до седла.

Но военная операция рязанского воеводы изначально была обречена, численность Батыева войска превышала количество русских героев-мстителей. Евпатий Коловрат героически погиб: его окружили и буквально завалили тяжелыми снарядами, выпущенными из многочисленных камнеметных орудий.

Причем, по преданию, хан Батый отдал должное мужеству рязанского воеводы. Он отпустил выживших русских воинов вместе с останками своего командира и сказал: «Аще бы у меня такий служил – держал бых его против сердца своего».

В целом, «Повесть о разорении Рязани Батыем» – это призыв к русским людям объединиться и дать отпор врагу, потому что Евпатий Коловрат не смирился с поражением, он предпочел умереть за родную землю.

Настоящий или нет

Многие современные историки считают «Повесть о разорении Рязани Батыем» ярким художественным произведением, которое основано на реальных событиях. При этом в научной среде не утихают споры: существовал ли Евпатий Коловрат на самом деле? По крайне мере, в истории о рязанском воеводе специалисты нашли немало нестыковок.

Например, с одной стороны, в «Повести о разорении Рязани Батыем» говорится о жестоком истреблении жителей русского города захватчиками, а с другой стороны, Евпатий Коловрат как-то сумел собрать на разоренных руинах внушительный отряд – 1 700 воинов, избежавших гибели по воле Божьей.

Доктор исторических наук Владимир Фортунатов в своей книге «Российская история в лицах» (Санкт-Петербург, 2009 г.) отметил: «Описание гибели отряда Коловрата под градом камней, выпущенных с помощью метательных машин, очень напоминает заключительный этап битвы при Фермопилах трехсот спартанцев, которых, полностью окружив, тоже перебили с помощью метательных машин».

Правда, для обвинения автора «Повести о разорении Рязани Батыем» в плагиате нет никаких оснований. Впрочем, этот образованный человек вполне мог быть знаком с наиболее яркими моментами античной истории.

Известный филолог, профессор Дмитрий Лихачев изложил свое мнение об исторической достоверности предания об Евпатии Коловрате в книге «Великое наследие. Классические произведения литературы Древней Руси» (Ленинград, 1987 г.). Ученый предположил, что автор «Повести о разорении Рязани Батыем» талантливо переосмыслил народные предания, основываясь на имевшейся в его распоряжении Рязанской летописи.

«Фольклорная основа "Повести" творчески переработана ее автором, создавшим свою систему художественной выразительности, близкую к художественной структуре "Слова о полку Игореве" и подчиненную тем же задачам», – написал Д.С. Лихачев.

То есть, по мнению известного филолога, сами жители Рязанского княжества сочинили легенду о богатыре, который сумел дать достойный отпор захватчикам, пусть даже ценой собственной жизни. Тем более что многие описания подвигов Евпатия Коловрата имеют явно выраженное сходство с былинами, рассказывающими о деяниях знаменитых богатырей.

Хотя в Рязани вполне мог жить отважный воевода, героически погибший в борьбе с захватчиками. Впоследствии в устном народном творчестве его подвиг был переосмыслен, приобретя былинные черты.

Кандидат филологических наук Ирина Лобакова тоже считает, что «Повесть о разорении Рязани Батыем» нельзя рассматривать как достоверный исторический источник. Об этом исследовательница написала в своей статье «Проблема соотношения старших редакций "Повести о разорении Рязани Батыем"», которая опубликована в ежегодном сборнике научных работ «Труды отдела древнерусской литературы» (Пушкинский Дом, 1993 г.). Исследовательница считает, что автор древнерусского произведения следовал четкому творческому замыслу: вдохновить читателей на священную борьбу за родную землю.

А вот что говорит по этому поводу доктор исторических наук В.В. Фортунатов: «Если даже такой легендарный русский богатырь, как Евпатий Коловрат, и не существовал в реальной жизни, то вряд ли стоит осуждать того, кто его выдумал. Столь страшного разгрома, как «батыево нашествие», Русская земля еще не переживала. В этих условиях многие упали духом. Образ Евпатия Коловрата был нужен как пример для подражания».

Путаница с князьями

Специалисты отмечают, что в «Повести о разорении Рязани Батыем» упоминаются князья, не имевшие никакого отношения к описываемым событиям. Некоторые из них на момент нашествия хана Батыя на Русь были уже мертвы. А в истории о Евпатии Коловрате рязанские князья и их родственники, правившие в соседних городах, представлены как единое воинское братство. Причем, все они якобы геройски погибли, сражаясь за родную землю.

Между тем, Давид Муромский умер еще в 1228 году, Всеволод Пронский скончался и того раньше – в 1208-м, а Кир-Михаил Всеволодович был убит в 1217 г. Вышеупомянутый Ингвар Ингварович, который в момент нападения захватчиков, согласно «Повести о разорении Рязани Батыем», находился в Чернигове вместе с Евпатием Коловратом, покинул мир живых в 1220 году. Собственно, после этого Юрий Ингварович и стал рязанским правителем. А за военной поддержкой по его приказу в город Владимир (не в Чернигов) ездил другой представитель этого княжеского дома – Роман Ингварович. Он, кстати, действительно погиб в битве с монголо-татарами в окрестностях Владимира, хотя в «Повести о разорении Рязани Батыем» никак не обозначен.

Зато древнерусский автор упоминает неких Глеба Коломенского и Федора Юрьевича, о которых историкам совсем ничего не известно, и их существование остается под вопросом.

В список князей, геройски павших при защите Рязани, «Повесть о разорении Рязани Батыем» внесла Олега Красного и его сына Романа. Хотя историкам известно, что первый вернулся из ордынского плена в 1252 году, а второй был убит в 1270-м.

Как полагает профессор Д.С. Лихачев, автор «Повести…» взял имена покойных рязанских князей из местной церкви, где хранился список представителей правящей династии, которых полагалось поминать во время специальных богослужений. В этом «помяннике» были перечислены лишь имена умерших князей, даты их смерти не указывались. Поэтому и возникла такая значительная путаница.

Многие исследователи считают, что сведя множество русских князей в единое братское войско, автор «Повести…» ненавязчиво намекал тогдашним правителям, что ради борьбы с общим врагом стоит забыть о междоусобных распрях и объединить усилия.

Князья-христиане, вступившие в битву с «погаными», описываются как святые мученики, погибшие за веру. Например, князь Олег Ингварович Красный, будучи тяжело ранен, в «Повести…» мужественно отказался от предложенной ханом Батыем помощи, обозвав его «…безбожны и враг христианския». За что якобы и принял мученическую смерть.

Рязанцы напали первыми

Вообще, древнерусский автор часто намеренно пренебрегает исторической достоверностью в угоду идейно-публицистической или художественной составляющей своего произведения. Например, личность Евпатия Коловрата наделена чертами былинных богатырей, а при описании сражения сознательно делается упор на его недюжинную силу и воинскую доблесть. Под стать герою и другие русские воины.

Если все имеющиеся в распоряжении историков летописные источники однозначно свидетельствуют о том, что рязанское войско лишь обороняло осажденный врагами город, то в «Повести…» защитники родной земли вышли навстречу противнику и даже напали первыми. При этом силы двух воинств якобы были примерно равны, ведь захватчики «едва одолеша их...».

Такое явное несоответствие между реальностью и художественным описанием батальных сцен кандидат филологических наук И.А. Лобакова объясняет желанием автора «Повести…» превознести храбрость русских воинов. Дескать, нельзя считать удалыми смельчаками тех, кто отсиживается в крепости. Настоящий герой должен сразу выходить в чисто поле на честный бой. Таким примером неизвестный древнерусский литератор стремился вдохновить своих читателей на отчаянную борьбу с захватчиками.

Языческое имя

Несмотря на то, что автор «Повести…» описывает сражение Евпатия Коловрата с монголо-татарами как битву благочестивого христианина с неверными, многие исследователи отмечают, что имя главного героя имеет явные языческие корни.

Впрочем, на этот счет тоже ведутся споры. Одни исследователи предполагают, что антропоним «Евпатий» произошел от греческого слова eupathēs – чувствительный, эмоционально восприимчивый. Другие лингвисты выводят имя богатыря из двух слов εὖ и πάτος, что означает «добрый путь». Третьи специалисты считают, что Евпатий – это слегка измененный на древнерусский манер антропоним «Ипатий». А современные неоязычники считают, что рязанского героя звали исконным древнеславянским именем.

Гораздо больше недоумения вызывает прозвище богатыря – Коловрат, которое уж точно не имеет никакого отношения к христианству, а воспринимается некоторыми современными исследователями как сакральный символ солнечной энергии.

Впрочем, в этом нет ничего удивительного: даже в XIII веке некоторые русские бояре носили два имени: крестильное (данное в церкви) и народное. А если автор «Повести…» основывался на фольклорных преданиях, то и имя героя, вероятно, было им позаимствовано оттуда. Эти легенды и сказания о богатыре, скорее всего, возникли еще до появления на Руси первых христиан.

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий необходимо
Читайте также:
Рекомендуемые статьи
Рекламные статьи