История

Андрей Боголюбский: почему останки великого русского князя поставили ученых в тупик

Автор: Фаина Шатрова  |  2021-04-08 17:26:08

Неоднократные исследования останков прославленного Андрея Боголюбского помогли ученым ответить на многие вопросы. Но некоторые тайны русского князя так и остались неразгаданными. Так, несмотря на хорошую сохранность останков и их доказанную подлинность, о возрасте и расовой принадлежности Андрея Юрьевича Боголюбского спорят до сих пор.

Русский атлет

Первое изучение останков благоверного князя группа ученых во главе с советским палеопатологом Дмитрием Рохлиным провела еще до войны, в 1935 году. Итоги работы были позднее изложены в монографии Д. Рохлина «Болезни древних людей». В частности, там говорилось, что русский князь был «чуть выше среднего роста» (порядка 170 см). Предполагалось, что Боголюбский был «вовсе не дряхлым» пожилым человеком, а активным мужчиной с «полноценными функциями всех конечностей, за исключением шейного отдела позвоночника. К сожалению, автор не привел в работе таблиц с размерами костей, которые бы позволили оценить правильность его выводов.

Уже в наши дни авторитетный судебно-медицинский эксперт Виктор Звягин согласился со многими выводами Д. Рохлина, но прибавил Андрею Боголюбскому 2-3 см роста. Опять-таки не приводя табличных данных, ученый писал о «повышенном» весе князя, его чрезвычайно больших плечах и узком тазе, длинных ногах и слегка укороченных руках. В общих чертах оба ученых сходились во мнении, что князь был высоким и атлетически сложенным мужчиной, «адаптированным к повышенным физическим нагрузкам».

В самом расцвете сил

Главные споры в научной среде разгорелись из-за датировки биографии Андрея Боголюбского. Из летописных источников точно неизвестно ни о его дате рождения, ни о возрасте. Поэтому долгое время опирались только на «Историю Российскую» В. Татищева, который полагал, что князь был убит в возрасте 63-65 лет. Так сформировался стереотип «о старческом возрасте» великого князя.

В 1935 году Д. Рохлин заставил научный мир засомневаться в татищевской версии. По результатам рентгенологических исследований ученый сделал сенсационное заявление: выглядел русский князь «несомненно» моложе – на 50-55 лет. Использовал ли ученый методики определения «зубного» и «шовного» возраста, неизвестно. В 1941 году другая группа исследователей во главе с В. Гинзбургом и М. Герасимовым установила, что возраст князя еще меньше – 45-50 лет. При этом никто из исследователей не решился оспорить авторитет Татищева, продолжая транслировать классическую версию о том, что на момент убийства князь, скорее всего, был старше 60-ти лет.

«Зубной» возраст

В 2011 году было проведено новое краниологическое исследование останков благоверного князя Андрея Боголюбского. В статье «Опыты М. Герасимова по восстановлению внешнего облика древнерусских князей» Д. Пежемский пишет, что зубы Боголюбского удивили ученых «крайне слабой изношенностью». Хотя еще Д. Рохлин в 30-е годы обращал внимание на хорошую сохранность зубов князя, отсутствие кариеса и характерных для 60-летнего возраста «старческих изменений».

Современные исследователи с опорой на «зубную» методику М. Герасимова в общих чертах соглашались с прежними выводами коллег. Д. Пежемский после собственных исследований предполагал: состояние зубов Андрея Боголюбского говорило о том, что он не дожил до 30-35 лет. С. Никитин в монографии «Пластическая реконструкция портрета по черепу» утверждал, что «зубной» возраст князя находился между 25-ю и 35-ю годами. При этом ученые прекрасно понимали: «слабая изношенность зубов» могла объясняться не только возрастом, но и физиологическими особенностями – большой толщиной и прочностью эмали. Хорошо сохраниться зубы могли и из-за образа жизни князя, который был крайне избирателен в выборе пищи и неукоснительно придерживался постов.

«Шовная» методика

На основе рентгенограммы скелета ученые пришли к выводу, что особенности сегментации крестца и грудины также опровергали «старческий возраст» князя. Д. Пежемский писал, что формирование скелета Андрея Боголюбского «завершилось не так давно», а значит, князю было либо 25-35 лет, либо 35-45.

Это заявление Д. Пежемского подтверждено и более ранними исследованиями. Еще Д. Рохлин писал, что не обнаружил на княжеском черепе «старческих изменений». С опорой на общепринятые методики антропологических исследований Оливье и Симпсона ученые предположили, что так называемый «шовный» возраст князя составлял либо 25-50, либо 40-50 лет. Изучавшая шовные особенности черепа Боголюбского В. Пашкова пришла к выводу, что князь был не моложе 25, но не сильно старше 40. Возрасту 50-55-летнего человека исследуемый череп не соответствовал. Кроме того, обнаруженные Д. Рохлиным на кистях рук изменения вряд ли можно было назвать старческими. У некоторых индивидов они наблюдаются уже в возрасте 20-30 лет.

Вечно молодой

Д. Пежемский объясняет невозможность более точного определения возраста князя большой разницей в биологическом и так называемом паспортном (календарном) возрасте. У одних людей организм стареет согласно возрасту: они выглядят на свои годы и обзаводятся болячками согласно прожитым летам. У других – старение наступает с задержкой: даже в солидном возрасте они находятся в прекрасной физической форме и ведут активный образ жизни.

Такие «разрывы» объясняются как индивидуальными особенностями организма, так и внешними факторами. В первую очередь – качеством жизни. Поэтому Д. Пежемский настаивает: нельзя категорично установить возраст человека исключительно по оценке состояния его останков. Необходимо «привлекать исторические источники», даже если они являются не прямыми, а косвенными.

В случае с Андреем Боголюбским пролить свет на время его рождения помогают уточненные данные о дате рождения Юрия Долгорукого, а также о времени заключения договора о защите племянников между Долгоруким и Андреем Добрым. С их помощью можно говорить, что Андрей Боголюбский родился в период с 1125 по 1132 годы. Д. Пежемский предлагает считать датой рождения князя «около 1128 года», а возраст его гибели – 45-46 лет. Такая хронология позволяет ученому говорить, что на «историческую арену» князь вышел в 17-18 лет, а ушел от отца во Владимир – в возрасте 26-27.

«Монгольская» версия

Споры в научной среде неоднократно вызывала расовая принадлежность Андрея Боголюбского. В. Гинзбург и М. Герасимов отнесли княжеский череп к «северным, близким к курганным славянским», отметив наличие «несомненного монголоидного влияния». К монголоидным чертам советские ученые отнесли чрезмерно широкий у основания нос и сильно вогнутый профиль. При большом и слегка приплюснутом носе Боголюбский имел широкие скулы, которые придавали, по словам М. Герасимова, «сильную монголоидность всему лицу».

Современная антропология считает: выявленные Гинзбургом и Герасимовым «монголоидные черты» таковыми не являются. Причина проста – на момент исследований советских ученых просто не существовало методик, которые бы определяли по черепу принадлежность индивида к монголоидной расе. Отсутствие монголоидных черт в облике Боголюбского подтвердил В. Звягин, но его заявление о принадлежности князя к «среднеевропейскому варианту» вызвало у коллег протест. Они заявили, что нельзя определенно говорить о расе индивида без знания цвета кожи, глаз, волос. Не будем останавливаться на выявленных современными учеными методологических и описательных признаках. Скажем лишь, что черты монголоидной (азиатской) расы на черепе Андрея Боголюбского не обнаружены.

Д. Пежемский настаивал, что выполненная М. Герасимовым реконструкция облика русского князя – «гораздо лучше» всех, в том числе и появившихся после 1970 года. Почему же тогда в чертах Андрея Боголюбского отчетливо прослеживается «нарочитое косоглазие» и другие монголоидные черты? Д. Пежемский полагает, что Гинзбург и Герасимов подверглись «идеологическому давлению» и создали образ русского князя-метиса как олицетворение «дружбы народов». На то, что «монголоидные» признаки появились только на этапе проработки портрета, указывает и сам М. Герасимов. При создании волосяного покрова он пошел по пути «метисации» – создал слабо волнистые волосы и монголоидные бородку и усики. Одновременно М. Герасимов не стал делать князю характерное монголоидное веко.

Гормональный сбой

«Возрастные» несостыковки и скудная растительность на лице созданного М. Герасимовым портрета мотивировали многих предположить наличие гормональных нарушений, от которых якобы страдал великий князь. Высказывались версии, что организм Боголюбского вырабатывал слишком мало тестостерона, в результате чего у князя наблюдались слабо выраженные вторичные признаки, недоразвитость половых органов, мужское бессилие и даже бесплодие.

Д. Пежемский считает подобные заявления несостоятельными. Во-первых, у Андрея Боголюбского было 5 детей. Во-вторых, все «сенсационные» заявления основаны на заключениях Д. Рохлина, который работал в 30-е годы. А в то время большинство функций гипофиза открыто не было. В-третьих, делать заключения об эндокринных нарушениях, в том числе и повлиявших на функции половой системы, только по изучению костной системы нельзя. А содержание гормонов в крови и моче, исследование тканей и другие показательные тесты посмертно провести невозможно. Тем более – по останкам скелета, которому не одна сотня лет.

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий необходимо
Читайте также:
Рекомендуемые статьи