Важное, История

Зубцы Кремлевской стены: почему на самом деле они имеют форму «ласточкина хвоста»

Автор: Орынганым Танатарова  |  2021-07-24 18:59:00

Московский Кремль – один из главных символов российской власти. И каждая его деталь имеет особое значение. Вот и хорошо всем заметные зубцы на стене неспроста выполнены в форме «ласточкиного хвоста». Примечательно, что официальная резиденция правителей России позаимствовала данный архитектурный элемент у средневековых замков и крепостей итальянских гибеллинов – противников папства.

Итальянский стиль

Вряд ли найдется человек, который не видел двурогие зубцы (мерлоны) на Кремлевской стене. Их высота в разных местах колеблется от 2 до 2,5 м, а общее количество равно 1045.

Специалисты отмечают, что итальянские зодчие, руководившие возведением данного объекта, при устройстве зубцов, без сомнения, взяли за основу архитектурные каноны своей страны. Об этом доктор исторических наук Константин Носов написал в статье «Итальянцы и "итальянизмы" в русском военном зодчестве великого княжества Московского (последняя треть XV – первая половина XVI в.), которая вышла в «Военно-историческом журнале» (№ 3 за 2020 г.).

Как известно, Московский Кремль был построен во времена Ивана III Васильевича. С 1485 г. над его возведением, сменяя друг друга, трудились итальянцы (фрязи), оставшиеся в русской истории под именами: Антон Фрязин, Марк Фрязин, Петр Фрязин и Алевиз Фрязин. Они привнесли в русскую архитектуру множество новых конструктивных элементов, характерных для Западной Европы.

Поскольку в XVI-XVII вв. все крепости в нашей стране возводились по образцу Московского Кремля, то в самых разных городах России при осмотре памятников старины можно увидеть опускные решетки-герсы, подъемные мосты, навесные бойницы (машикули), пушечные амбразуры и водопропускные арки. Но самым известным «итальянизмом» в русском военном зодчестве К.С. Носов и ряд других исследователей считают именно зубцы, напоминающие по форме хвост ласточки.

Историки часто ссылаются на письмо, адресованное миланскому герцогу Лодовико иль Моро секретарем его канцелярии Гуальтеро Сервуло. В этом документе от 19 ноября 1496 г. со ссылкой на Алевиза Фрязина (Алоизио да Карезано) говорится, что царь Иван III «… хочет, чтобы ему сделали замок наподобие этого, что в Милане». Речь идет о Кастело Сфорцеско – резиденции герцогов из династии Сфорца.

Действительно, специалисты нашли немало общего между этими памятниками архитектуры. Впрочем, аналогичные мерлоны можно увидеть на многих средневековых замках. Например, они есть в Виченце, Сан-Мартино, Вероне, Турине, Парме и других городах, где у власти находились гибеллины.

Воля монарха

Доктор социологических наук Владимир Кочетков считает, что каждый архитектурный элемент Московского Кремля имеет особое значение. Об этом исследователь написал в статье «Международно-политический символизм архитектуры правительственных зданий», которая опубликована в «Вестнике Московского университета» (№ 1 за 2015 г.). Поэтому сходство зубцов Кремля и гибеллинских замков не может быть случайным.

По мнению В.В. Кочеткова, архитектура правительственных зданий всегда отражает «… характер власти и властных отношений в том или ином государстве, способствует прочтению культурного кода различных обществ и пониманию их норм, обычаев и традиций».

С данной точкой зрения согласна кандидат исторических наук Татьяна Матасова. В своей книге «Софья Палеолог» (М., 2016 г.) исследовательница отметила, что политические и культурные связи с Миланом сыграли заметную роль в становлении Русского государства. И даже в самом характере власти отмечается совпадение, ведь миланский герцог, как и Иван III, являлся единоличным правителем, получившим свое положение в обществе по наследственному праву.

Вообще, почти вся история средневековой Италии прошла под знаком борьбы двух политических группировок: гвельфов и гибеллинов. И если первые выступали за усиление влияния Римского папы, то вторые ратовали за светский характер власти. И Иван III не мог об этом не знать.

«Замечено также, что нередко гвельфские убеждения были близки государствам с республиканской формой правления, тогда как гибеллинские воззрения поощрялись в государствах монархического типа», – написала Т.А. Матасова.

То есть, зубцы на Кремлевской стене – это послание миру о единоличной власти русского царя, распространяющейся на все сферы жизни страны.

Против католиков

Некоторые специалисты видят в форме зубцов Кремлевской стены своеобразный антикатолический манифест. В частности, такую версию доктор филологических наук Евгений Жаринов и кандидат философских наук Станислав Жаринов высказали в совместной книге «От Гомера до Данте. Лекции о зарубежной литературе» (М., 2018 г.).

Ни для кого не секрет, что в XV в. религиозное противостояние между католиками и православными только усиливалось. И гибеллинские зубцы должны были продемонстрировать иностранным послам, что в Москве вовсе не чтут Римского папу.

«Перед миланскими зодчими в 1480 году встал важный политический вопрос: какой формы следует делать зубцы стен и башен – прямые или ласточкиным хвостом? Дело в том, что у итальянских гвельфов были замки с прямоугольными зубцами, у гибеллинов – ласточкиным хвостом. Поразмыслив, зодчие сочли, что великий князь Московский уж точно не за папу», – написали Е.В. Жаринов и С.Е. Жаринов.

Вопрос о форме зубцов в конце XV в., и впрямь, был политическим. Даже само слово «гибеллины», как считается, произошло от латинского варианта названия замка династии Штауфенов – Гаубелинг. Так что «ласточкин хвост» имел большое значение. Помимо всего прочего, он символизировал светский характер власти в государстве.

Для успешной обороны

Московский Кремль – не только официальная резиденция правителей России, но и крепость – оплот государственной власти. Поэтому строительство этого памятника архитектуры велось в полном соответствии с последними достижениями фортификационного искусства. Стены Кремля должны были не только внушительно выглядеть, но и на самом деле быть неприступными, чтобы произвести должное впечатление как на простой люд, так и на иностранных послов.

Доктор исторических наук Павел Раппопорт в книге «Древние русские крепости» (М., 1965 г.) отметил, что во второй половине XV в. артиллерия заметно усовершенствовалась, что повлияло на тактику ведения боевых действий. Военно-инженерная наука потребовала укрепить стены городских цитаделей и оборудовать их так, чтобы в случае чего можно было успешно обороняться.

Видимо, Иван III допускал возможность длительной осады Московского Кремля вражескими войсками. Одним из элементов, позволяющих помочь защитникам столицы, и были зубцы в форме «ласточкиного хвоста», поскольку они давали возможность обстреливать супостата, оставаясь в укрытии.

«Вместо широких прямоугольных зубцов стены Московского Кремля венчались узкими двурогими зубцами в форме так называемого ласточкина хвоста. Стрельба с верха городских стен велась либо через промежутки между зубцами, либо через узкие бойницы в самих зубцах», – рассказал читателям своей книги П.А. Раппопорт.

Двуглавый орел

Многие специалисты также считают, что двурогие зубцы, словно «смотрящие» в противоположные стороны, обозначают двуглавого орла, которого и сегодня можно увидеть на гербе России. Именно при Иване III этот символ появился на царской печати. Тогда же, в конце XV в., среди столичной аристократии возникла концепция «Москва – Третий Рим».

В европейской геральдике орел всегда был знаком верховной власти. Появление гордой двуглавой птицы на печати русского царя часто связывают с его женитьбой на византийской принцессе Зое (Софье) Палеолог, состоявшейся в 1472 г. Ведь орел являлся династическим символом второй супруги Ивана III.

Известно, что на императорском жезле Юлия Цезаря в свое время также красовался этот знак, поскольку мифология связывала данную птицу с верховным богом Юпитером. Именно двуглавый хищник с распростертыми крыльями был государственной эмблемой Священной Римской империи.

То есть, форма зубцов Кремля – это утверждение, что Москва является правопреемницей Рима. Пусть даже и через Византию.

Двузубец Рюриковичей

Удивительным образом с геральдической темой двуглавого орла перекликается один из первых символов власти на Руси – двузубец. Писатель Михаил Серяков в книге «Рюрик и мистика истинной власти» (М., 2016 г.) подчеркнул, что этот простой по своей форме знак являлся родовой эмблемой правителей Древней Руси.

Некоторые исследователи даже предполагают, что двузубец Рюриковичей представлял собой схематическое изображение летящей хищной птицы. Данный знак часто чеканился на боевом оружии с магической целью – сделать обладателя клинка или кистеня непобедимым.

Не исключено, что и зубцы Кремлевской стены исполняют роль своеобразного оберега, защищающего цитадель русских правителей от различных супостатов.

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий необходимо
Читайте также:
Рекомендуемые статьи