Важное, История

Островная губерния: почему Россия не удержала архипелаг в Эгейском море

Автор: Тимур Сагдиев  |  2021-10-13 16:05:34

Покорение берегов Средиземноморья – «голубая мечта» внешней политики царской России, которая так и не осуществилась. Ближе всего к желанной цели подошла императрица Екатерина Великая, которая четыре года контролировала греческие острова Эгейского моря.

Захват Архипелага

В 1768 году началась первая в правление Екатерины русско-турецкая война, причём, зачинщиками конфликта выступили сами турки. Блистательную Порту возмутил инцидент на границе, когда русские войска, преследуя конфедератов в Польше, по ошибке сожгли местечко Балта на турецкой территории. Султан Мустафа III потребовал от императрицы очистить Польшу, а когда та отказалась, объявил России войну.

Из Кронштадта к берегам Турции выдвинулись две эскадры под командованием вице-адмирала Григория Спиридова и контр-адмирала Джона Эльфинстона. На кораблях находилось 2,5 тысячи человек десанта.

Преодолев трудности дальнего похода, русский флот достиг Эгейского моря в феврале 1770 года. Однако противник не спешил принимать бой, так что русским адмиралам пришлось разыскивать турецкие корабли. В конце концов два флота сошлись близ острова Хиос и города Чесма, бой продолжался с 24 по 26 июня 1770 года. В Чесменском сражении Турция лишилась 15 линейных кораблей и шести фрегатов, ещё два судна русские захватили невредимыми. В живой силе османы потеряли 11 тысяч моряков, а русские – лишь 650 человек. Поскольку у Турции не осталось флота в Эгейском море, под контроль России перешли 18 островов Кикладов, включая столь крупные, как Наксос, Андрос, Тинос, Парос и Милос.

Управление островами

Греческие подданные султана на островах с радостью восприняли приход единоверцев. Архиереи православной церкви во главе с Анфимом, митрополитом Паронаксинским, преподнесли командованию флота письмо, в котором препоручали свою паству под защиту «Самодержавнейшему Величеству» российской императрицы.

Пока на флоте оставался генерал-аншеф граф Алексей Орлов, судьбой островов распоряжался именно он. Но в конце 1770 года Орлов отбыл в Петербург, и власть перешла в руки Григория Спиридова. В январе 1771 года адмирал официально принял Киклады в подданство России. Новое владение получило название «Архипелагское великое княжество», и фактически превратилось в подобие российской губернии.

«Столицей» островного региона стала бухта Ауза (Науса) на острове Парос, где русские устроили сборный пункт флота. Со временем Ауза сделалась «вторым Кронштадтом» – новые власти отстроили здесь дома, казармы, госпиталь, судоремонтные мастерские.

Русские пытались опереться на прежних греческих наместников островов, назначенных турецкими властями. Стоить отметить, что моряки не слишком доверяли верноподданническим клятвам жителей Архипелага.

«Греки лжецы великие, редко сыскать можно, кто б правду мог говорить: сами мне признавались,что у них тот справедливым считается, когда девять слов солжёт, а десятое правду скажет», – писал в дневнике герой Чесменского сражения Степан Хметевский, капитан корабля «Три святителя».

Флотское командование стремилось организовать управление островами на основе идей Просвещения, столь дорогих сердцу русской императрицы. Была устроена перепись населения и радикально сокращены подати – теперь жители платили в четыре раза меньше налогов, чем при турках. Налог разрешалось платить товаром – камнем, древесиной, сельскохозяйственными животными, хлебом, вином. Однако для содержания русских моряков этих ресурсов всё-таки не хватало. Поэтому в целях улучшения снабжения русские нанимали греческих корсаров, которые грабили турецкие суда.

По инициативе генерал-адъютанта Павла Нестерова на Кикладах были введены элементы республиканского строя в виде самоуправления. Оригинальный политический проект подготовил и сам Спиридов. По примеру Венеции он предлагал сделать Архипелагское княжество республикой («архидукством»), во главе которого стоял выборный Сенат, имевший про трое депутатов от каждого острова. Острова имели «конституцию» – «Свод законов Архипелагской губернии». Но решения всё же принимали не греки, а русские – фактическим главой местной администрации («генеральным депутатом») Спиридов назначил уроженца Миконоса Антона Псаро. Помимо всего прочего Архипелаг получил и церковную самостоятельность от Константинопольского патриархата: по воле Орлова, присланного из Стамбула епископа посадили под стражу, а на островах был учреждён отдельный Синод.

Конец «русской Греции»

Подконтрольная России территория понемногу расширялась. К 18 островам Архипелага прибавилось ещё 13 островов. Русский флот заблокировал пролив Дарданеллы, десанты высаживались на острове Лемнос и даже в Сирии и Египте. Однако «Эгейский фронт» всё же оставался периферийным. Судьбу русско-турецкой войны решали сухопутные сражения в Крыму и на Дунае.

Адмирал Спиридов убеждал Екатерину в необходимости сохранить контроль над греческими островами и после подписания мирного договора. Теоретически Архипелаг мог использоваться как база флота и плацдарм для дальнейших войн. Однако Россия так и не решила проблему контроля над проливами, а снабжать Архипелагскую губернию с Балтийского моря было очень дорого.

Поэтому, заключив в 1774 году Кючук-Кайнарджийский мир, Екатерина сделала ставку на решение более насущных геополитических вопросов. Была провозглашена независимость Крыма от Стамбула, подготовившая окончательную аннексию полуострова Россией. После четырёх лет русского владычества вместе с императорским флотом на север ушли тысячи греков. В Крыму Екатерина выделила им землю для поселения, а в Петербурге для греческих детей учредила Гимназию чужестранных единоверцев. Ещё одним наследием Первой Архипелагской экспедиции стало пополнение коллекции Эрмитажа античными мраморными артефактами. Самым ценным из них считается так называемый «саркофаг Гомера», который был привезён русскими моряками с острова Андроса.

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий необходимо
Читайте также:
Рекомендуемые статьи