Важное, История

«Эпизод морского боя»: почему эта картина немецкого живописца обошлась России по цене как военный корабль

Автор: Орынганым Танатарова  |  2022-08-02 13:36:06

В конце мая 1772 г. в районе тосканского порта Ливорно был уничтожен русский фрегат «Святая Варвара». Военный корабль, участвовавший во многих операциях отечественного флота, взорвался и сгорел на глазах у толпы зевак. Причем, погубили фрегат не враги. «Святая Варвара» стала жертвой искусства. Так русские в очередной раз поразили европейцев.

Украшение Петергофа

Тысячи туристов, ежедневно посещающих достопримечательности северной столицы, с интересом рассматривают Большой дворец в Петергофе. Там, прямо перед Тронным залом можно увидеть 12 впечатляющих полотен, изображающих морские батальные сцены. Все эти картины были написаны германским живописцем Якобом Филиппом Хаккертом в 1771-1772 гг. по заказу императрицы Екатерины II Алексеевны.

Авторы книги «100 знаменитых памятников архитектуры» (Харьков, 2008 г.) Юрий Пернатьев и Елена Васильева сообщили читателям, что зал, в котором располагаются полотна внушительных размеров, называется Чесменским. Такое наименование он получил в честь легендарной победы русского флота над турецкими военно-морскими силами.
26 июня (7 июля – по новому стилю) 1770 г. в стратегически важной бухте Чесма, расположенной между островом Хиос и западной оконечностью Анатолии, участники Первой Архипелагской Экспедиции под командованием графа Алексея Орлова разгромили турецкую военную эскадру. Эта победа позволила русскому флоту блокировать Дарданеллы и серьезно осложнить туркам судоходство в Эгейском море.
Кстати, 7 июля официально отмечается в современной России как День воинской славы, такое принципиальное значение имело Чесменское сражение.

Маринистика в России

Разумеется, столь важную викторию было необходимо увековечить. Как бы мы сказали сейчас, государственный заказ на написание картин, посвященных Чесменскому сражению и Первой Архипелагской Экспедиции в целом, получил известный германский пейзажист Якоб Филипп Хаккерт.

Вообще, маринистика как жанр изобразительного искусства стала известна в России еще в начале XVIII в. Первые пейзажи, изображающие морские акватории, были привезены в нашу страну по указанию Петра I. Резиденции государя-императора украшали преимущественно полотна западных мастеров. Об этом старший научный сотрудник Центрального военно-морского музея (г. Санкт-Петербург) Мария Олейник написала в статье «Визуальная репрезентация морской тематики в художественной культуре России XVIII-XIX вв.», которая вышла в журнале «Идеи и идеалы» (№ 2-2, т. 14, 2022 г.).

По мнению исследовательницы, маринистика рассматривалась руководством Российской империи не только как чистое искусство, но и как форма визуальной репрезентации тех или иных событий. Так что полотна, относящиеся к данному художественному жанру, имели политическое и даже пропагандистское значение. Ведь эти картины должны были продемонстрировать обществу мощь активно развивающегося русского флота.
Поскольку отечественная живопись в эпоху правления Екатерины II не пользовалась таким пиететом как западная, а Иван Айвазовский тогда еще не родился, то госзаказ достался известному немецкому художнику.

Контракт на картины

Во второй половине XVIII в. Якоб Филипп Хаккерт был весьма популярным живописцем. Этот искусный пейзажист и гравер, видный представитель неоклассицизма выполнял заказы монарших домов Европы и богатейших людей своего времени. Среди поклонников его творчества были известные деятели искусства, аристократы, представители просвещенной общественности.
Германский историк Клаус Шарф в своей книге «Екатерина II, Германия и немцы» (М., 2015 г.) написал, что российское руководство предприняло попытку пригласить Якоба Филиппа в Санкт-Петербург, но художник, работавший тогда в Италии, отказался менять место жительства. Поэтому зимой 1770-1771 гг. русская военная эскадра встала на якорь в порту Ливорно. А контракт с пейзажистом, первоначально предполагавший написание шести полотен, по поручению Екатерины II подписал Иван Шувалов, исполнявший тогда ряд дипломатических миссий в Европе.

Темы произведений были оговорены с автором заранее, впоследствии заказ был расширен до 12 картин. От Хаккерта, в первую очередь, требовалась документальная точность в изображении реальных батальных сцен. А с этим, как раз, возникли проблемы. Будучи человеком искусства, немецкий живописец, как и многие гражданские лица, никогда не видел морских сражений. Он полагался лишь на рассказы непосредственных участников Первой Архипелагской Экспедиции, которые консультировали Якоба Филиппа.

Гибель «Святой Варвары»

Но в начале 1772 г., когда часть работы была завершена, оценить качество картин взялся граф А. Г. Орлов. Военачальник, который был награжден орденом Святого Георгия и правом добавить к своей фамилии гордый эпитет «Чесменский» за одержанную им победу, был заинтересован в том, чтобы полотна Хаккерта имели историческую достоверность. Увиденное расстроило русского графа. Картина, которая изображала сожжение турецкого флота в Чесменской бухте и должна была стать центральной среди заказанных полотен, не соответствовала реальности.
В ответ на недовольство представителя заказчика художник ответил, что он просто никогда не видел горящего корабля и не представляет, как такой пожар на воде выглядит на самом деле. И что же сделал А.Г. Орлов? Нет, он не стал детально описывать художнику то, что необходимо изобразить на картине, русский граф решил поступить со свойственным ему размахом – взорвать и поджечь настоящий боевой корабль. И его выбор пал на 60-пушечный фрегат «Святая Варвара», побывавший уже не в одном сражении.
На то, чтобы получить высочайшее соизволение Екатерины II, понадобилось время. И с разрешения тосканского герцога Леопольда в конце мая 1772 г. неподалеку от порта Ливорно завершился боевой путь «Святой Варвары». По приказу А. Г. Орлова старый фрегат набили порохом и обстреляли с других кораблей русского флота. Раздался взрыв, и судно эффектно загорелось. Пожар вызвал большой интерес среди собравшихся на берегу зевак.
Несомненно, среди наблюдавших за уничтожением хоть и старого, но все же, действующего фрегата была и команда «Святой Варвары». Вряд ли капитан, офицеры и матросы оставались спокойными, глядя как горит корабль, вместе с которым они побывали не в одной битве. Но что можно было сделать?

Пожар ради искусства

И все же, «Святая Варвара» была уничтожена не напрасно. «Пожар во имя искусства» так впечатлил немецкого живописца, что он не только немедленно внес исправления в свою картину, но и успешно завершил работу над остальными полотнами. И к назначенному сроку все 12 произведений были готовы к отправке в Петербург. Картины полностью устроили Орлова и других высокопоставленных русских государственных деятелей.
«В Германии память об этом событии сохранилась главным образом благодаря биографии Хаккерта, написанной Гете на основе собственноручных заметок художника. В 1807 году, после смерти Хаккерта, знаменитый поэт опубликовал короткие фрагменты в газете, освещавшей культурную жизнь, а в 1811 году – и книгу о художнике», – написал немецкий историк Клаус Шарф.
А летом 1772 г. во всех салонах просвещенной Европы только и разговоров было, что об этих «странных русских», которые ради написания какой-то картины уничтожили собственный боевой фрегат.

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий необходимо
Читайте также:
Рекомендуемые статьи