История

Как наказывали институток

Автор: Ашхен Аванесова  |  2017-11-25 19:58:40

В дореволюционной России женскому образованию уделяли посредственное внимание, считая, что слабый пол создан для красоты, а не для развития интеллекта. Такая дискриминация продолжалась до 24 апреля 1764 года, когда поклонница передовых идей европейского просвещения Екатерина II, прислушавшись к предложению Бецкого, учредила первое в российской империи учебное заведение для женщин.

Его полное название звучало как «Императорское воспитательное общество благородных девиц», но вскоре оно изменилось на Смольный институт благородных девиц Санкт-Петербурга, хотя воспитанниц по-прежнему именовали институтками.

Смольный институт благородных девиц

Заложивший основу женского просвещения в российской империи Смольный институт благородных девиц, задумывался по образцу французского благотворительного Сен-Сирского института, где обучались дочери обедневшей дворянской знати и сироты, но в итоге он стал закрытым привилегированным пансионом для персон из аристократических семей.

Для того чтобы стать полезным членом общества, хорошей матерью, узнать секреты домоводства, повысить свой уровень знаний, то есть стать институткой девочка должна была покинуть отчий дом в возрасте 6 лет и в течение 12 лет грызть гранит науки.

При поступлении чада в институт родители подписывали необычную расписку, о том, что они до истечения срока обучения не будут требовать назад своих дочерей, соглашаются видеться с ними только по редким «приемным» дням и обязуются ежегодно оплачивать учебу.

Стать институткой могла юная дворянка из любого уголка России, которая в качестве приданного должна была взять с собой серебряные столовые приборы, 4 салфетки, 6 простыней и полотенец, а также по 12 пар чулок, рубашек и платков. С таким багажом девочку принимали в институтки, а выпускали гармонично воспитанную светскую даму.

Становление институтки

Переступив порог «школы», институтки облачались в форменные платья, цвет которых менялся по мере взросления воспитанницы. В младших классах девочки носили практичную, немаркую коричневую форму, которая олицетворяла собой близость к земле, а значит неотесанность и неряшливость.

Перейдя на среднюю ступень обучения институтки надевали темно-синюю одежду, и наконец, в выпускном году они облачались в белые платья, которые свидетельствовали не только об аккуратности, но и о достижении вершин женского образования.

Кстати девушек не перегружали учебой по таким областям знания как история, география, арифметика, физика, считая, что куда важнее, чтобы воспитанная барышня отменно танцевала, играла на фортепиано, умела держать осанку, знала теорию музыки, порядок сервировки стола, правила этикета и гостеприимства.

Не вдаваясь в тонкости наук, а лишь касаясь каких-то основных моментов, которые могли бы пригодиться воспитанницам в повседневной жизни, наставки были строги лишь в преподавании иностранных языков – ими институтки должны были владеть в совершенстве.

Еще одним столпом женского образования было нравственное становление институток, развитие в них подлинных добродетелей, человеколюбия, верности, отзывчивости, трудолюбия, скромности.

Будни институтки

Вся жизнь в институте благородных девиц была жестко регламентированной, любое отхождение от утвержденных правил каралось наказанием, которое почти всегда было публичным, поскольку унижение человека считалось одним из методов воспитания.

Исходя из этого, самой безобидной карой за непослушание было снятие с институтки передника или замена его на тиковый образец, который назывался «постыдным капотом». В таком одеянии девушка не могла есть за общим столом, ей полагалось место за «черным столом», у которого не было стульев, а значит обедать приходилось на ногах.

Куда страшнее было получить в качестве наказания неподвижное стояние в столовой во время трапезы одноклассниц, часто стоять приходилось на табурете, от чего душевное и физическое страдание лишь усугублялось. Находясь в помещении, где температура воздуха едва достигала 16-ти градусов, и не получив полагавшуюся пищу институтки могли запросто упасть в обморок, поскольку и без этого их рацион состоял из очень диетических порций. Именно поэтому институтки ассоциировались с субтильными малокровными дамочками с осиной талией и слабой нервной системой.

Исходя из поведения, все институтки делились на две когорты, которые на жаргоне воспитанниц назывались «парфетки» и «мовешки».

«Парфетки» (от французского слова «совершенная») были прилежными, послушными и кроткими ученицами, вызывавшими восхищение преподавателей, а «мовешки» (от французского слова «дурная) – проказницами, попирающими царствовавшие в заведении порядки.

Негласная иерархия

Несмотря на то, что все институтки имели равные права, тем не менее, у них существовала своя негласная иерархия, ступенями которой были социальный статус, успехи в учебе, а самое главное красота. Одаренная природой внешними данными прелестница имела целую свиту менее симпатичных подруг, которые именовались «адоратрисами», что можно перевести как обожательницы.

Чтобы доказать свою преданность королеве институтки-обожательницы могли съесть кусок мыла, выпить бутылочку уксуса, начертать на руке булавочкой вензель красавицы или тайком сбежать в церковь.

Воспитанницы младших классов, иными словами «кофушки», должны были беспрекословно подчиняться не только учителям и священникам, но и старшеклассницам.

Выпускной

Выпускной экзамен в институте благородных девиц, на котором институтки должны были продемонстрировать свои достижения за годы обучения, проходил под председательством императора, а также членов его семьи. По результатам публичных испытаний 6 первоклассных выпускниц курса награждались золотым вензелем Екатерины II, который называли «шифром» и носили на бело-золотом банте.

По окончании пансиона институтки могли устроиться фрейлинами при императорском дворе, стать гувернантками, перейти в ранг наставниц в родной альма-матер, предаться творчеству, заняться общественной деятельностью или выйти замуж и превратиться в прекрасную жену и мать.

Кстати, свою жизнь в роли институтки начинали такие известные особы как: химик Вера Попова, революционерка Мария Добролюбова, тайный агент Мария Захарченко-Шульц, первая российская дама-дипломат Дарья Ливен, пионер отечественного воздухоплавания Прасковья Гагарина, одна из редких женщин-офицеров София де Боде, оперная певица Надежда Забела.

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий необходимо
Рекомендуемые статьи
Рекламные статьи