История

Как Англия помогла Романовым справиться со Смутой

Автор: Ярослав Бутаков  |  2019-05-29 18:29:06

Со второй половины XVI столетия Россия стала важным торговым партнёром Англии. Лондонская Московская компания негоциантов получила большие привилегии от русских царей, Ивана Грозного и Фёдора Ивановича, и рассматривала Россию как плацдарм для проникновения на Восток: в Персию, Индию и Китай.

Англия и Смутное время

Английский резидент Джон Мейрик, с юности служивший агентом Московской компании в России, в 1601 году получил от царя Бориса Годунова новые привилегии для лондонских негоциантов. «Борис дал новую жалованную грамоту англичанам для свободной беспошлинной торговли в России», – сообщает по этому поводу Карамзин.

Однако вскоре началась Смута, и Англии пришлось прилагать усилия, чтобы спасти свой бизнес в России.

Новые правители России, надеясь каждый на своё долгое царствование, были заинтересованы в продолжении тесных связей с Англией. Лжедмитрий I, едва воцарившись в Москве (июнь 1605), приказал задержать английского посла Томаса Смита, уже выехавшего из Москвы с посланиями царя Бориса. Самозванец вручил Смиту для передачи королю Якову I свои грамоты, вместо Борисовых, в которых обещал дать английским купцам «новые выгоды в торговле» (Н. М. Карамзин).

Однако Лжедмитрий I усидел на троне меньше года, и Джону Мейрику пришлось добиваться подтверждения привилегий Московской компании от нового царя Василия Шуйского. Смута на Руси углублялась, объявился второй Лжедмитрий, страна была расколота гражданской войной. Московская компания терпела большие убытки.

Попытка установить английский протекторат над Россией

Англия оказалась единственной иностранной державой, заинтересованной в установлении в России стабильной и дружественной власти. Поэтому Англии не могло понравиться воцарение на Москве польского королевича Владислава, призванного русского боярами на трон в 1610 году. Англичане боялись, что Владислав станет оказывать покровительство католикам, прежде всего – французам, также искавшим возможности для крупной коммерции в России, и затворит двери в страну английским купцам как протестантам.

Склады Московской компании в северных городах России затоварились, торговля встала. Некоторые знатные роды и купечество Северной Руси были связаны торговыми интересами с Англией и тоже несли немалый ущерб от Смуты в центральных областях. Они стали подмогой Второму Ополчению князя Дмитрия Пожарского. Сохранилось письмо Пожарского Григорию Татищеву, воеводе на Ваге, назначенному туда ещё Шуйским, посланное из Ярославля летом 1612 года. В нём князь просил оказать денежную помощь. Неизвестен ответ Татищева и реакция английских купцов, однако по документам известно, что дворяне, участвовавшие в Ополчении, вскоре начали получать хорошее жалованье.

Встречаются известия и о прибытии летом 1612 года через Архангельск в Ярославль небольшого (150 человек) военного отряда англичан, якобы посланного королём Яковом I на помощь Пожарскому. Но если он и был, то князь отправил его назад. Действительно, помощь была слишком ничтожна, а использование иностранцев могло навредить делу Ополчения.

Тем временем в Англии созрело решение предложить терзаемой смутами России прямое покровительство английской короны. С соответствующей грамотой, как сообщает историк Дмитрий Лисейцев, летом 1613 года в Архангельск прибыл знакомый нам Джон Мейрик. Историк утверждает, что это был его собственный проект, предложенный королю Якову.

В современных публикациях часто встречаются утверждения, что за избранием Михаила Романова в цари на Земском соборе 1613 года стояла «рука Лондона», и что новый царь стал чуть ли не «английской марионеткой», а Россия – «английской колонией». Однако никакими достоверными свидетельствами закулисного влияния Англии на воцарение внука Никиты Романовича Захарьина-Юрьева – старинного недруга англичан при Иване Грозном – историки не располагают.

Признание новой династии и дипломатическое посредничество

В Архангельске Мейрик встретил направлявшегося в Англию русского посла, Алексея Зюзина, с извещением о восшествии на престол царя Михаила Романова и расширении английским купцам их прежних привилегий. Появился шанс на стабильность в России. Между тем, было ясно, что русские уже обожглись на попытках призвать иностранных монархов и не потерпят более над собой власти чужеземцев.

Согласно Сергею Соловьёву («История России с древнейших времён»), Зюзин «должен был… непременно уговаривать, чтоб король помощь учинил казною и товарами и пушечными запасами тысяч на сто рублей, по самой последней мере на 80 000 или на 70 000, а по самой нужде на 50 000». Ещё не зная о результатах его переговоров, в Москве приняли Джона Мейрика (по Соловьёву, это произошло в 1614 году). Ведший с ним беседу князь Иван Куракин добивался обещания об оказании Англией не только денежной помощи России, но и военной – против Швеции. Мейрик отвечал уклончиво.

Главной пользой, которую принёс в этот период Мейрик англо-русским отношениям и новой русской династии, стало посредничество в переговорах со Швецией. Шведы, ссылаясь на приглашение новгородцами шведского принца Филиппа, стремились отторгнуть Новгородскую землю от Русского государства. Благодаря во многом активной дипломатии Мейрика, Россия отделалась территориальными уступками в устье Невы и на побережье Финского залива. «Возвращение Новгорода и избавление от шведской войны делали нечувствительной потерю нескольких городов», – так пишет о том Соловьёв.

Мутная история с займом

В 1617 году в Англию были посланы дворянин Степан Волынский и дьяк Марк Поздеев с аналогичным наказом: занять у Англии по максимуму до 200 тысяч рублей и никак не меньше 40 тысяч. Это могло быть вызвано тем, что Россия не получила денег прежде, но это могло быть и требованием нового займа.

Вследствие этих просьб в 1618 году (по Соловьёву – в 1619-м) в Архангельск прибыл английский посол Дюдлей Дикс с монетами на сумму 100 тысяч рублей. Однако, узнав об осаде Москвы польскими войсками, поспешил ретироваться. При этом он оставил казну на берегу, и она была расхищена. Когда в 1620 году Мейрик снова приехал в Москву, ему заявили, что получили из обещанных денег только 20 тысяч рублей, которые русское правительство обещало вернуть без процентов через год. Сколько на самом деле денег Россия в тот период получила из Англии – неизвестно в точности.

Но и в 1618 году финансовая помощь для России была не поздней и не лишней, так как только тогда окончилась Смута отражением очередного польского нашествия на Москву.

Читайте также:
Правда ли
Задать вопрос
Рекомендуемые статьи
Сухарева Башня
Рекламные статьи
Мы в Одноклассниках
Кириллица в Одноклассниках