История

Русские, которые перешли на сторону Шамиля: что с ними стало

Автор: Орынганым Танатаров  |  2019-07-26 14:40:37

Вооруженное противостояние между Российской империей и национально-освободительным движением народов Северного Кавказа особенно обострилось с 1834 по 1859 годы, когда легендарный имам Шамиль сумел сплотить горцев и объединить их отряды в единую армию. Тогда на сторону полководца перешло немало русских. Это были пленные, переселенцы и перебежчики, которые поселились среди новых друзей.

Многонациональная армия

Историк Далхан Хожаев, погибший в 2000 году в звании бригадного генерала, описал войско имама Шамиля в своей книге «Чеченцы в Русско-Кавказской войне» (Грозный, 1998 год издания). Автор указал, что в подчинении у главы горцев находилось многочисленное и боеспособное военное формирование, состоявшее из кавалерии, пехоты и артиллерии. Общая численность войска вместе с ополчением составляла около 40 тысяч человек.

«За короткий срок Шамилем была создана такая сильная армия, что в сражениях с ней в течение двух десятков лет терпели поражения лучшие полководцы России. Тактика горцев, оружие, методы войны были взяты впоследствии на вооружение русской армией и внесли большой вклад в мировое военное искусство», – написал Д.А. Хожаев.

Наиболее опасными противниками в бою являлись муртазеки – профессиональные воины, проявлявшие исключительное мужество в боях. Они представляли собой гвардию армии Шамиля.

Пожалуй, главным достижением лидера Северо-Кавказского имамата было то, что ему удалось сплотить под своими знаменами представителей разных народов: аварцев, чеченцев, даргинцев, ингушей, кумыков, ногайцев, турок, осетин, черкесов, поляков, русских, украинцев...

По словам Д.А. Хожаева, русские несли тяготы службы наравне со всеми. Были они и в кавалерии, и в пехоте, и в составе артиллерийских команд. Особенно прославились своей отвагой казаки. До сих пор местные жители помнят уроженца станицы Наурской Якова (Дмитрия – по другим данным) Алпатова, который командовал диверсионным отрядом армии Шамиля. В честь этого казака было названо одно из чеченских селений.

Как отметил Д.А. Хожаев, многие русские солдаты и офицеры храбро сражались на стороне горцев, до конца сохранили верность полководцу.

20 тысяч русских

Известный историк и публицист Наима Нефляшева написала статью «Русские в имамате Шамиля», которая была опубликована электронным изданием «Кавказский узел» 22 июля 2012 года. В ней автор указала, что примерная численность подданных Российской империи, перешедших на сторону горцев, по данным исследователей, составляет 20 тысяч человек. Это были не только беглые военнослужащие и пленные, но и переселенцы, которые искали свободной жизни без притеснений, в том числе казаки и старообрядцы.

Описывая национально-освободительную войну народов Северного Кавказа, большинство историков придерживаются мнения, что это противостояние носило религиозный характер. Дескать, имам Шамиль вел борьбу против «неверных». Н.А. Нефляшева не согласна с данным утверждением. Она считает, что противостояние крепостнической России и вольных горцев основывалось на глубинных мировоззренческих противоречиях, и религия здесь не играла ключевой роли.

«За исключением специалистов, немногие знают, что государство Шамиля было многонациональным. В нем проживали представители 70 национальностей – почти всех народов Дагестана, Чечни, Кавказа, других регионов Российской империи, стран Западной Европы, Азии и Ближнего Востока», – утверждает исследовательница.

По указанию имама Шамиля в местах компактного проживания переселенцев были построены православные церкви, католический костел и старообрядческий скит.

«Наши чистосердечные друзья»

Краевед и писатель Булач Гаджиев в своей книге «Шамиль. От Гимр до Медины» (Махачкала, 1992 год издания) отметил, что руководитель Северо-Кавказского имамата не только лично заботился о пленных солдатах и перебежчиках, но и требовал такого же отношения к ним со стороны своих подчиненных.

Например, один из ближайших сподвижников, приходившийся имаму еще и зятем, Абдурахман Аль-Кумухи (Казикумухский) писал: «Высоко ценя знания ремесел, Шамиль сам лично испытывал беглых и пленных, к чему кто способен, и потом уже определял кого кузнецом, кого артиллеристом или механиком, более смышленым и надежным доверял даже заведование пороховыми заводами, шорнями, ремонтом конницы и прочее. Таких набралось у нас достаточно. Из них Шамиль образовал даже целое селение рядом с Ведено».

По словам Б.И. Гаджиева, сам лидер горцев называл русских перебежчиков и переселенцев «нашими чистосердечными друзьями», призывая своих сторонников оказывать им всестороннее содействие.

Узнав о том, что имам Шамиль охотно принимает в свою армию русских, не причисляя их к рабам, солдаты стали в массовом порядке перебегать на сторону противника. Мотивы у всех были разные: одни романтично сочувствовали национально-освободительной борьбе гордых горцев; другие бежали от суровой муштры и тягот службы в русской армии; третьи надеялись обрести личную свободу вдали от крепостнических порядков; а кто-то скрывался от правосудия.

Дарго и Ведено

Как известно, до 1845 года резиденция имама Шамиля располагалась в чеченском селении Дарго. Там, судя по свидетельствам очевидцев, проживали около 400 русских солдат, многие из которых переженились на горянках. После захвата Дарго войсками графа М.С. Воронцова, своеобразной столицей Северо-Кавказского имамата стало селение Ведено, куда перебралась ставка Шамиля.

В книге историка Шапи Казиева «Имам Шамиль», которая впервые была опубликована в Москве в 2001 году и впоследствии несколько раз переиздавалась, подробно рассказано о том, как была обустроена жизнь в Ведено.

«С другой стороны столицы, рядом с древним курганом, располагалась «русская слобода» с церковью для православных, костелом для поляков-католиков и молитвенным домом раскольничьей общины. Со временем здесь образовалась целая деревня с избами, где жили беглые солдаты. Там же был устроен «пушечный двор», где отливались орудия и ядра», – написал Ш.М. Казиев.

Численность русских солдат в Ведено составляла около 700 человек. Некоторые из них становились мусульманами под влиянием новых друзей и родственников, другие оставались православными. Имам Шамиль требовал от своих приближенных веротерпимости, осуждал насильственное обращение пленных в ислам.

Интересно, что среди перебежчиков было немало поляков, которые попали на Кавказ по политическим мотивам: за желание освободить свою страну от власти и влияния Российской империи. Некоторые были сосланы в каменоломни и на строительство крепостей, других насильственно «забрили» в армию. Поляки видели в горцах товарищей по борьбе с царизмом и крепостничеством.

Имам Шамиль принимал всех, он выделял переселенцам землю, принимал в свою армию солдат и офицеров, позволял мастеровым людям создавать артели. Производство пушек и пороха в имамате было налажено, во многом, благодаря русским специалистам-перебежчикам. Они же составляли основу артиллерийских частей армии Шамиля.

Разные судьбы

В середине XIX века на Северный Кавказ хлынул настоящий поток крестьян из средней полосы России, услышавших о вольной жизни в имамате. Крепостные прибывали целыми группами по нескольку семей. На все обращения помещиков с требованием вернуть им беглецов имам Шамиль отвечал отказом. Он считал, что люди не стали бы покидать родные места, если бы им хорошо жилось у бывших хозяев.

«Были здесь и раскольники, и старообрядцы, и молокане. Были мужики и казаки», – отметил историк Ш.М. Казиев.

Судьбы этих людей сложились по-разному. Кто-то вернулся на родину после разгрома армии Шамиля, доказав властям, что попал в плен не по своей воле, а кто-то женился и остался среди горцев, приняв ислам. Многие переселенцы полностью ассимилировались. В дагестанских и чеченских селах сейчас живут потомки этих людей. Считается, что горцы со светлыми глазами и рыжеватыми волосами, которые довольно часто встречаются на Северном Кавказе, вполне могут иметь смешанное происхождение.

Особенно много переселенцев и военных перебежчиков поселилось в окрестностях Ведено, где по указанию имама Шамиля была обустроена целая «русская слобода». Не случайно уроженцев этих земель сами чеченцы называют потомками смешанных браков. В частности, один из руководителей непризнанной Чеченской Республики Ичкерия Шамиль Басаев (1965-2006 гг.) родился на хуторе Дышне-Ведено Веденского района.

Историк Б.И. Гаджиев написал, что русские солдаты, вернувшиеся на родину после разгрома армии имама Шамиля, с теплотой вспоминали свою службу под началом легендарного полководца. А некоторые из них навещали лидера горцев, когда он жил в Калуге под надзором военной охраны, чтобы выразить ему свое почтение и рассказать о своем житье-бытье.

А вот судьбы горцев, попавших в плен к русским, благополучно не складывались никогда. Этих людей власти Российской империи обычно ссылали в Сибирь или на Камчатку, где они почти не приживались.

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий необходимо
Читайте также:
Рекомендуемые статьи
Сухарева Башня
Рекламные статьи
Мы в Одноклассниках
Кириллица в Одноклассниках