История

Почему Гольштейн-Готторпы оттёрли с русского престола Брауншвейгов

Автор: Ярослав Бутаков  |  2019-08-09 21:53:00

Последним русским царём по прямой линии Романовых оказался Пётр II – внук Петра I, сын царевича Алексея. Династическая ситуация оказалась крайне запутанной. Она осложнялась тем, что по указу Петра Великого от 1722 года император сам назначал себе преемника, а юный Пётр II такого завещания оставить не успел.

Начало Брауншвейг-Романовых

Из потомства Петра Великого оставались в живых его дочь и малолетний внук. Дочь, Елизавета, проживала в России. Внук – сын Анны Петровны и гольштинского герцога Карла Фридриха – в Гольштинии. Оба не рассматривались в качестве наследников престола.

Но у Петра I был старший брат – царь Иоанн V, скончавшийся в 1696 году. Сыновей у него не было, зато в это время ещё жили три его дочери. Младшая, Прасковья, считалась уже не царского достоинства, так как была замужем неравным браком за князем Дмитрием-Мамоновым. Впрочем, в 1730 году она уже овдовела, а через год и умерла. Старшая, Екатерина, была герцогиней Мекленбург-Шверинской, а средняя, Анна, вдовой герцогиней Курляндской.

Вопрос о престолонаследии оказался в руках немногочисленной группы высшей знати, организованной при Екатерине I в Верховный Тайный Совет. В 1730 году четверо из восьми его членов были князья Долгоруковы, ещё двое – князья Голицыны. Также в него входили граф Андрей Остерман и граф Гаврила Головкин.

Посовещавшись, «верховники» решили пригласить на русский престол Анну Курляндскую. Кандидатура Екатерины была хуже. Хотя Екатерина проживала в России, но её воцарение могло повлечь попытки вмешательства в русские дела её мужа, герцога Мекленбург-Шверинского Леопольда, с которым она формально не развелась. При этом «верховники» попытались ограничить власть царицы. Однако Анна, по прибытии в Россию, обнаружила, что дворянство ждёт от неё самодержавного правления, а не соблюдения конституции.

Анна Иоанновна не имела детей и не забыла о правах потомков младшей сестры. Она заботилась о воспитании своей племянницы Анны Леопольдовны, а в 1739 году выдала её замуж за герцога Брауншвейг-Люнебургского Антона Ульриха. В 1740 году у молодой четы родился сын Иоанн. Так было положено начало Брауншвейгской ветви династии Романовых.

Воцарение Брауншвейгов

В том же году Анна Иоанновна занемогла и умерла. Её завещание составлено было, несомненно, из личной симпатии. Императором всероссийским объявлялся двухмесячный ребёнок Иоанн VI Антонович. Но умирающая императрица назначила регентом не его мать Анну Леопольдовну и не её мужа, а своего фаворита, ставшего ненавистным всей России за десять предшествовавших лет, Эрнста Бирона.

Антон Ульрих был возмущён предсмертной волей императрицы. Но из-за личной робости он не сделал решительного шага, который мог быть поддержан сановниками и гвардией, открыто выражавшими ему своё сочувствие. Бирон заставил его уйти в отставку с офицерских должностей и, таким образом, обезопасил себя с его стороны.

Но недовольство Бироном очень скоро прорвалось наружу. Неизвестно, собирался ли Бирон совсем избавиться от Брауншвейгского семейства, но слухи об этом подвигли Анну Леопольдовну на смелые действия. Будучи, в отличие от мужа, не робкого десятка, внучка Иоанна V вошла в сговор с фельдмаршалом Христофором Минихом. Правление Бирона продлилось всего десять дней. Анна Леопольдовна была провозглашена регентшей при своём малолетнем сыне. Герцог Брауншвейгский получил максимально мыслимые в его положении почести – был в 26 лет назначен генералиссимусом всех российских войск.

Свержение Брауншвейгов

Очень многим в русской аристократии казалось несправедливым это воцарение, по сути, иноземной династии, под эгидой правнука бесцветного царя Иоанна V по женской линии. В это время жила и здравствовала дочь Петра Великого. Она, в силу самого своего происхождения, стала знаменем национальной оппозиции разным Биронам и Минихам.

«Озлобление на немцев расшевелило национальное чувство, – писал В.О. Ключевский, – эта новая струя в политическом возбуждении постепенно поворачивает умы в сторону дочери Петра. Идучи от присяги императору-ребёнку, солдаты-гвардейцы толковали о цесаревне Елизавете. Один капрал в этот день говорил своим товарищам: “А не обидно ли? Вот чего император Пётр I в Российской империи заслужил: коронованного отца дочь государыня-цесаревна отставлена”... Так был подготовлен ночной гвардейский переворот 25 ноября 1741 г., который возвёл на престол дочь Петра I».

Конец потомства Иоанна V Алексеевича

Елизавете в решающей степени помогло прямое происхождение от великого государя. Но, поскольку законных детей у новой императрицы быть не могло, снова возник вопрос о престолонаследии. Учитывая поворот общественного мнения в сторону потомков Петра, Елизавета решила обеспечить трон за своим племянником, сыном гольштинского герцога Петером Ульрихом. Его в возрасте 13 лет инкогнито вывез в Россию по поручению царицы барон Николай Корф.

Российский престол был обеспечен за Гольштейн-Готторпами по мужской линии. Судьба же свергнутых Брауншвейг-Романовых была печальна. Семья Антона Ульриха, после нескольких перемен мест ссылки под стражею, была заключена в частном доме в Холмогорах. Ещё во время царствования Иоанна VI у герцога Брауншвейгского и Анны Леопольдовны родилась дочь, а в ссылке родились ещё трое детей. Всем им, кроме Иоанна VI, была суждена долгая, но безрадостная жизнь.

Свергнутого императора, когда он подрос, Елизавета Петровна, для своей безопасности, приказала заточить в Шлиссельбургскую крепость. Есть легенда, что Пётр III, по своём воцарении, посетил царственного узника и даже собирался его освободить. Иоанн VI, хотя его и пытались всячески изолировать, знал о своём происхождении и о своих правах. Екатерина II, через два года после захвата власти, спровоцировала заговор с целью освобождения Иоанна VI, во время исполнения которого царственный узник был убит стражей.

Анна Леопольдовна умерла в ссылке в 1746 году. Антону Ульриху Екатерина II предложила одному, без детей, вернуться на родину, но тот отказался и умер в Холмогорах в 1774 году. Наконец, в 1780 году Екатерина II освободила четверых детей герцога (дочери Екатерине было 39 лет, а младшему из сыновей, Алексею, 34 года) и выслала их в Данию. В Дании они были помещены фактически под домашним арестом, им запрещались браки. Впрочем, прожив всю жизнь в России, они не знали другого языка, кроме русского. Екатерина Антоновна прожила из них дольше всех, скончавшись в 1807 году. Потомков они не оставили.

Возникает вопрос: если бы Брауншвейг-Романовы, потомки царя Иоанна V Алексеевича, а не потомки Петра I, смогли удержать за собой корону, славословила бы русская историография Петра Великого так сильно, как она это делала весь 19 век?..

Читайте также:
Правда ли
Задать вопрос
Рекомендуемые статьи
Сухарева Башня
Рекламные статьи
Мы в Одноклассниках
Кириллица в Одноклассниках