Народы

Китайцы с какими фамилиями являются потомками русских казаков

2020-05-25 12:00:55

Ветрами судеб многие наши соотечественники оказались заброшены в самые разные уголки планеты: в Париже живут потомки белоэмигрантов, русская речь звучит во множестве городов Соединенных Штатов, православные старообрядцы сумели попасть на далекие берега Амазонки, и основали там весьма экзотическую колонию. В Китае, разумеется, русских тоже немало, однако наиболее интересной и колоритной диаспорой в Поднебесной являются так называемые албазинцы.

Албазинцы: история появления

В наше время мало что может выдать в этих немногочисленных жителях Китая их славянское происхождение. И это неудивительно, учитывая, что история этого небольшого народа началась еще в XVII веке. Начинается она с мужества и героизма, признания, драматизма и войны. Народ албазинцев родился под аккомпанемент ружейных выстрелов в 1685 году, когда китайская императорская армия обрушила мощь своих отрядов на небольшую приграничную российскую крепость Албазин, которая была защищена только быстрыми водами Амура и горсткой гордых казаков. Вступив в неравный бой с врагами, русские сумели нанести большой урон китайской армии и те из них, кому посчастливилось выбраться живыми из этой мясорубки, были взяты в плен и доставлены китайскому императору.

Последующие события в определенной мере похожи на сюжет американского боевика, однако все это сущая правда: китайский император Канси, осмотрев пленных, проникся огромным уважением к их мужеству и воинским дарованиям и предложил перейти к себе на службу. Примечательно, что те казаки, которые решили отказаться от просьбы китайского правителя, просто покинули императорский дворец и отправились восвояси, никто стал удерживать их силой и как-то карать за своеволие. Впрочем, окола ста казаков решили остаться на службе в Поднебесной и именно эти людям стали предками всех албазинцев. Им были представлены лучшие условия: всякий из них получил дом с земельным участком, для их религиозных нужд одну из буддийских пагод Пекина оперативно переделали в православный храм, им было положено солидное жалование с частыми премиями. Из всего этого видно, что казачья сотня, называемая китайцами словом «ло-ча», считалась элитным боевым подразделением.

Среди казачьих пленников — гостей китайского императора не оказалось женщин, поэтому новые солдаты Поднебесной начали массово брать в жены местных девушек. И в скором времени потомки гордых албазинских казаков начали стремительно ассимилироваться и вливаться в китайское сообщество. Буквально через несколько поколений большинство из них отказалось от православия и перешло в буддизм, внешний облик их стал почти неотличим от окружавших их китайцев, за ненадобностью стал быстро забываться русский язык. Единственное – они свято хранили дома как семейные реликвии вещи своих предков: казачьи шашки, иконы и нательные православные кресты.

Меж двумя императорами

Русские власти вспомнили об отошедших от православия потомках казаков только в XVIII веке, когда в Китае было решено создать Духовную миссию. Впрочем, насколько это решение было предпринято для того, чтобы вернуть в лоно церкви заплутавшую паству, а насколько для того, чтобы организовать в Китае развитую шпионскую сеть – вопрос открытый. Вероятно, оба эти решения непротиворечиво соседствовали друг с другом в умах российских вельмож.

По запискам русских православных священников албазинцы на тот момент представляли собой довольно жалкое зрелище. В частности, о них писали следующее: «они считали всякое занятие недостойным их, создав свой особый тип жителей Пекина как наследственно принадлежащих к императорской гвардии. Заносчивые в своем поведении, гордые своим привилегированным положением, не знающие, что им делать со своим свободным временем, они бродили по улицам, посещая чайные и гостиницы, рестораны и театры, и стали предаваться опиекурению».

Титаническими усилиями русской дипломатической миссии, албазинцев сумели вернуть в лоно православия в первой половине XIX века. Переход к вере предков вызвал у них большой интерес ко всему русскому: они стали заново учить язык, восстанавливать утраченные контакты с далекой Родиной своих предков. В период, последующий гражданской войне в России, албазинцы активно сотрудничали с бежавшими в Китай белоэмигрантами.

Большим ударом для этого небольшого, но интересно народа оказался приход к власти председателя Мао: в стране был принят курс на борьбу с инаковостью, православные церкви начали закрывать и немногочисленные албазинцы стали еще скорее растворяться во многомиллионном китайском большинстве.

Фамилии албазинцев

Всякий раз интересно наблюдать, как время меняет языки, постепенно, медленно и неуклонно внося свои правки и коррективы. С тем же упорством и неспешностью, как вода точит камень, время и культурная изоляция создают из начальных словесных форм очень странные производные. Время – скульптор слов, и это в полной мере отобразилось в фамилиях китайских казаков. Начать надо с того, что в китайском нет звука «р», поэтому с этой буквой сразу же пришлось распрощаться. И вообще, китайский язык тяготеет к сокращению слов, постепенному их укорачиванию, зачастую редуцируясь до одного первого слога. Поэтому фамилии, которые сейчас носят албазинцы, изменились до неузнаваемости. Яковлевы, например, мутировали в Яо, Дубинины – в Ду, Хабаровы – в Хэ. Из-за упомянутой выше нелюбви китайцев к букве «р», здорово пострадала русская фамилия «Романов», превратившись в «Ло».

Сложно сказать, какое количество людей в Китае считает себя албазинцами, вероятно, несколько сотен. И, возможно, только их чудные и ни на что другое не похожие фамилии скоро останутся единственной тонкой нитью, которая хоть как-то связывает их с далекой родиной их предков-казаков.

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий необходимо
Читайте также:
Рекомендуемые статьи