Будущее, Прошлое

Жёлтая опасность 100 лет назад

Почему в российской миграционной политике ничего не изменилось?

#Дальний Восток, #Миграция

Автор: Константин Маркелов  |  2014-09-16 15:51:15

Если посмотреть, как действовали в Российской Империи с тогдашними массовыми иммигрантами - китайцами на Дальнем Востоке, становится видно, что и принимавшиеся меры, и итоговые ошибки очень напоминают теперешние. «Неужели у России архаичная миграционная политика?», - возникает странный вопрос.

Законодательная недостаточность

Как таковой миграционной политики у России не было, все вопросы относительно иностранцев решались одним законом о пребывании иностранцев. В 1864 году Александр II утвердил мнение Государственного Совета «О сроке, в течение коего иностранцы могут проживать в России по своим национальным паспортам, а также выезжать из оной по сим паспортам». Каждый иностранный подданный должен был по прибытии в Россию иметь национальный паспорт с отметкой российского консула, по которому он имел право проживать в стране не более полугода, после этого иностранный подданный обязан был зарегистрироваться в местных административных органах и на основании национального паспорта и личного заявления получить вид (билет) на жительство. Эти нормы были выработаны по отношению к европейцам, и не могли быть применены ни де факто, ни де юре к китайцам.

Массы криминальных нелегалов

С китайцами все было очень непонятно. В то время это было связано с тем, что Дальний Восток был совсем мало заселен, и не было никаких проблем обосноваться на российской территории нелегально. Этому способствовала и экстерриториальность китайцев. По Пекинскому и предыдущим договорам с Китаем, когда Россия договорилась с империей Цин о границах (существенно в свою пользу), но согласилась оставить живших уже подданных империи на своих землях на условии их подчинения Китаю. Это немыслимо, вроде бы, и именно поэтому случилась манзовская война 1868 года (от слова «манзы» – так назывались китайцы, оставшиеся на российской территории). Пользуясь случаем и отличными условиями, в среду мирных китайских поселенцев стали активно внедряться и бандитские кланы - хунхузы. И вот, когда власти Приморской области решили ограничить промыслы манз - в первую очередь, очень выгодное старательство, китайцы убили несколько русских солдат, потом, перебравшись с острова Аскольд, сожгли и вырезали две деревни. Потом их порубили казаки, но осадок остался: китайские бандиты беспредельничали в регионе весь конец века.

прокудин_горский_3

А.Н Корф, Приамурский генерал-губернатор: «Китайцы, безусловно, признаются для края вредными в политическом и отчасти в экономическом отношении. Их можно лишь терпеть как неизбежное зло».

Билетная система

В конце 1880-ых годов были приняты «Правила о порядке выдачи китайским подданным русских билетов». Понаехавшим китайцам нужно было обязательно после месяца нахождения в России покупать у местных властей за 1р. 20 коп. покупать русский билет – это что-то среднее между современным патентом и видом на жительство. Позже билетная система ужесточилась, их нужно было получать непосредственно на границе за 10 рублей, был запрещен въезд в регион нетрудоспособным, ужесточена ответственность лиц, державших у себя в качестве жильцов, арендаторов, работников иностранцев без видов на жительство.

Попытка контролировать общины

Китайцы, которые почти не говорили по-русски, и не имели ничего с русскими общего, конечно, создавали замкнутые сообщества, где действовали собственные нормы вплоть до налогов и судов. Конечно, контролировать такие сообщества было сложно, если вообще возможно. Но вот, решили на их основе создать добровольно-принудительные общины с самоуправлением, подконтрольным местной администрации. С них спрашивали за порядок и прочее, но эффективность такой структуры была близкой к нулю, вызывала массу нареканий. Попытка включить самоуправление общин в российскую административно-управленческую систему закончилось тем, на их основе окончательно сформировались «государства в государстве», при этом уже на отчасти законных основаниях сосредоточившие в своих руках законодательные, административно-управленческие и другие функции.

Окказиональные репрессии

Нужно было также разбираться с зазейскими маньчжурами, которые также пользовались правами экстерриториальности. Но бюрократы в центре долго затягивали решение вопроса, пока из-за русско-японской войны проблема зазейских маньчжур не нашла своего почти окончательного решения. 1-3 июля 1900 года отряды ихэтуаней, достигшие Амура, обстреляли с китайского берега Благовещенск. В ответ 4 июля военный губернатор Амурской области К.Н. Грибский отдал приказ о выдворении китайцев, проживавших в городе и его окрестностях, за Амур. Выдворение превратилось в погромы, массовые избиения. За эти дни было выдворено, а большей частью уничтожено около 5 тыс. чел.

Сокрытие проблем

И тогда официальная статистика сильно расходилась с общественной. По бюрократическим данным, при росте абсолютной численности иммигрантов их удельный вес в составе населения региона вырос несущественно: в конце XIX в. при общей численности населения Амурской и Приморской областей 343,6 тыс. чел. иностранных подданных было 58 тыс. чел. или 17% населения, то на 1 января 1911 г. на той же территории проживало 810,1 тыс.чел., в том числе 137,2 тыс. иностранцев – все те же 17%. Однако независимые и уважаемые эксперты, такие как юрист С.Д. Меркулов, например, считали, что только китайцев в 1910 году в двух областях было 325 тыс. чел. Проблема «жёлтой опасности» широко обсуждалась в печати, обострилась же проблема очень просто – из-за усиления конкуренции на региональном рынке труда и исчерпанием удобных заселения земель плюс еще поражение в русско-японской войне.

прокудин_горский_1

Сумбурность нормативов и плохое правоприменение

Законодательство в области иммиграции никогда не успевало за проблемами, а главное, все их и невозможно было решить одним законом на всю империю. Например, 21 июня 1910 г. император Николай II утвердил принятый Государственной Думой «Закон об установлении в Приамурском генерал-губернаторстве и Забайкальской области Иркутского генерал-губернаторства некоторых ограничений для лиц, состоящих в иностранном подданстве». То есть, документ, явно направленный в первую очередь на китайцев. Там устанавливались финансовые вопросы нахождения иностранцев на Дальнем Востоке, а также запрещался наём иностранных подданных на работы, производимые «для надобностей казённого управления», сдачу им казённых подрядов и поставок, а также сдачу казённых земель для поселения и их аренду. Но это все, как и сейчас, относилось к законопослушным иммигрантам, а с нелегалами надо было бороться по-другому. Поэтому на региональном уровне продолжались попытки и самостоятельно решить эту проблему. Так, Приамурский генерал-губернатор 25 февраля 1911 г. издал обязательное для всех городов края постановление, запрещавшее иметь в качестве прислуги, низших служащих и домашних рабочих китайцев без «личных наёмных книжек». Ответственность за несоблюдение постановления возлагалась на работодателей; нарушителей подвергали «в административном порядке штрафу до 500 рублей или аресту до 3-х месяцев». Но как работает в России эта норма, довольно хорошо известно.

Данные взяты из статьи Татьяны Позняк, к.и.н., «Российская иммиграционная политика в отношении выходцев из Китая на Дальнем Востоке во второй половине XIX – начале XX в.» в «Известиях Восточного института».

Читайте также:
исправить оишбку
Летний музыкальный фестиваль в Кусково
Рекомендуемые статьи
Рекламные статьи
Мы в Одноклассниках
Кириллица в Одноклассниках