Прошлое

Кавказские «тайные изыскания»: каких горцев русские привлекали для этого

Автор: Арсен Абдурахманов  |  2019-05-15 16:45:12

Большую часть XIX века на Кавказе шли военные действия, участниками которых были Россия, Турция, Иран и многочисленные горские народы, населявшие сам Кавказ. Поэтому изучение Кавказа с точки зрения географии было осложнено. Со вступлением Российской Империи в Кавказскую войну географические знания о крае стали жизненно необходимы.

Подробных карт горной местности просто не существовало. Без знаний горных цепей, рек, ущелий, расположения горных аулов русское командование было вынужденно двигаться медленнее, чем могло. Поэтому географическое исследование Кавказа шло попутно с завоеванием и подчинением местного населения посредством отправки военных экспедиций, во время которых русские войска несли немалые потери. Знание местным населением родных гор и незнание русскими местности превращались в преимущество для горцев. Для того, чтобы лишить горцев этого преимущества, командование Кавказским корпусом предприняло «тайные изыскания», т. е. разведку местности русскими офицерами в сопровождении вызывавших доверие проводников. К такой военно-разведывательной деятельности стали прибегать с 30-х годов XIX века, так как обычные военные экспедиции, требовавшие больших человеческих и материальных затрат, порой приносили жалкие результаты.

Первым стоит упомянуть поручика Георгия Васильевича Новицкого. После присоединения в 1829 году восточного побережья Черного моря ему и еще нескольким офицерам было поручено изучить «все Закубанье, Большая и Малая Кабарда и местность на восточном берегу Черного моря, между Гагрой и Анапой, населенная племенами адиге (адыгейцы) и абадзе (абхазы)». Новицкий должен был собирать информацию о местных народах, об их численности, обороноспособности, религии, их управлении, народных богатствах, местоположении рек, горных цепей, путей сообщения, особенно удобных для военных действий и т. д. Весной 1829 года Г. В. Новицкий собрал сведения от местных проводников о дорогах Закубанья. Однако офицер не мог быть уверен в безошибочности данной информации, а потому решился самостоятельно исследовать земли горцев. Местное население, относящееся враждебно к вторжению Российской империи, легко бы распознало русского офицера, путешествующего по их землям. Поэтому, чтобы не быть узнанным и схваченным, Новицкий принял ряд мер. Накануне секретного предприятия он обрил голову и отпустил бороду, оделся по-черкесски и выучил несколько горских выражений, необходимых при встрече. Чтобы не разговаривать с местным населением, Георгий Васильевич выдавал себя за слугу своего проводника Аббата Убыха или даже его пленника. Горский обычай гласил — не разговаривать с прислугой, тем более с невольником, в присутствии почетного гостя. Но даже все эти предосторожности не всегда помогали. В одном из горских аулов Новицкого разоблачили по выпуклости изгиба большого пальца ноги, свидетельствующего о частом ношении сапог. Если бы не покровительство проводника, Новицкий неминуемо погиб или попал бы в плен. Слухи о русском разведчике быстро распространились в горах, поэтому дальнейшие исследования истоков Кубани были приостановлены. Новицкий едва не попал в руки шапсугов, искавших его. Вернувшись в гарнизон, он был встречен фразой Ивана Федоровича Паскевича: «Как тебя Бог пронес?», который командовал Отдельным Кавказским корпусом.

После И. Ф. Паскевича Кавказским корпусом командовал Григорий Владимирович Розен. По его указанию также были предприняты разведывательные операции. Для разведки дорог в Сванетию был отправлен штабс-капитан Иван Владимирович Шаховский в сопровождении мингрельских князей. Шаховский отмечает, что за 8 дней они преодолели около 100 верст пешком по пересеченной лесистой местности. На обратном пути Шаховский преодолел земли карачаевцев и урсупиев. Результатом его разведки стал этнографический отчет о Сванетии и Кабарде, где он предложил привлечь кабардинцев и карачаевцев на сторону России.

Стоит отметить деятельность штабс-капитана Федора Федоровича Торнау. Его путешествие было гораздо опаснее, так как шло по территории враждебных России горцев. Свой путь Ф. Ф. Торнау, представляясь кабардинцем, начал в 1835 году в Абхазии. В своих мемуарах он писал, что местность, по которой он шел, была густо заселена различными племенами горцев, что оказалось выдумкой. Торнау вновь пересек Кавказский хребет, в этот раз став чеченцем Гасаном. На этом пути ему помогал ногайский князь Тембулат Карамурзин, который бежал от российского преследования, но решил загладить свою вину, оказав услугу русскому офицеру. На этом этапе был исследован участок побережья Черного моря в районе Сочи до мыса Адлер. В 1836 году Торнау решил снова искать пути к Черноморскому побережью, но в этот раз он был предан своими проводниками и схвачен. За офицера потребовали крупный выкуп. В плену Федор Торнау пробыл 2 года, откуда был вызволен стараниями своего старого проводника князя Карамурзина и генерала Г. Х. Засса.

В то время как Торнау изучал западные области Кавказа, разведкой восточных территорий, где проживали лезгины, занимался поручик Григорий Сергеевич Гордеев. Однако разведка Гордеева была не столь результативна, как у Торнау. Под предлогом помощи Анцухскому и Капучинскому приставам он был отправлен в сопровождении шести лезгин во внутренние области современного Дагестана. Увы, дальше главной Капучинской деревни Калаки Гордеев не продвинулся. Местные жители хоть и приняли офицера, попросту не пустили его дальше, несмотря на уговоры лезгинских проводников.

Розен не терял энтузиазма продолжить разведку Дагестана. В 1836 году для этого был назначен полковник Федор Иванович Гене, обладавший практическими знаниями топографических съемок и хорошо знавший характер и обычаи дагестанских горцев. Помочь полковнику Гене должен был Нуцал-хан Казикумыхский, с которым они дружили. Но случилось непредвиденное — Нуцал-хан неожиданно умер, заставив Гене действовать на свой страх и риск. Для этого Федор Иванович нанял проводников и оделся как лезгин, после чего он смог проникнуть в Нагорный Дагестан. Какое-то время экспедиция продвигалась успешно, но в селе Чох Гене был узнан, схвачен и приговорен к смерти. Только благодаря помощи своего проводника и кунака Ибрагима ночью ему удалось бежать. В результате Гене составил карту Нагорного Дагестана на основе своих наблюдений и расспросных сведений.

Печально сложилась участь Августа Ивановича Бергенгейма, которому были назначены разведка земель вольных андийских обществ. Бергенгейму назначили уважаемых проводников, которые могли бы заступиться за него в дороге, после чего он был отправлен 19 августа 1838 года в Тифлис якобы с донесением. Но уже 22 августа Кавказский корпус получил печальные новости. А. И. Бергенгейм был разоблачен не как простой курьер, а военный инженер, изучавший местные дороги. После чего был схвачен и убит со всеми проводниками.

Поручик Г. С. Гордеев, упомянутый ранее, тоже был схвачен и убит во время своего задания по разведке. Смерти А. И. Бергенгейма и Г. С. Гордеева принудили прекратить тайные разведывательные операции и вернуться к разведке посредством военных экспедиций. Благодаря тайным рекогносцировкам российское командование получило ценные сведения о внутренних областях Кавказа, местном населении, удобных путях продвижения и т. д. Во время такой военно-разведывательной деятельности офицеры русской армии рисковали своей жизнью, но все равно подробно и ответственно излагали в своих описаниях важную информацию.

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий необходимо
Читайте также:
Рекомендуемые статьи
Сухарева Башня
Рекламные статьи
Мы в Одноклассниках
Кириллица в Одноклассниках