Посты, Православие

Сказание о воеводе Дракуле

Жестокость и справедливость - первая русская беллетристика
2011-12-12 13:53:59

На алтарной преграде 15 века Христос стоит перед Понтием Пилатом – но своим обликом прокуратор напоминает вовсе не римлянина, а валашского господаря Влада III Дракулу. Вокруг этого более чем известного персонажа за несколько веков появилось столько легенд и малопривлекательных мифов, что увидеть за ними реального человека почти невозможно. И немногие знают, что и название древнейшего известного нам памятника русской художественной прозы связано с его именем.

Конечно, еще в Киевской Руси появлялись сочинения близкого жанра («Повесть об Акире Премудром», «Девгениево деяние»). Но они были посвящены либо святым (жития), либо известным историческим лицам, жившим в определенное, точно указанное время – то есть являлись не «романами», а биографиями (как правило, подобные произведения входили под соответствующими годами в более широкие исторические своды — летописи или хронографы).

В «Сказании ο Дракуле» речь шла ο реально существовавшем лице — православном «мунтьянском» (румынском) князе Владе, известном под прозвищем Цепеша и Дракулы. Прозвище Дракул (Дракон) Влад унаследовал от отца, состоявшего в элитном рыцарском ордене Дракона, созданном для борьбы с османской угрозой. Второе же прозвище «Цепеш» («Колосажатель», от рум. ţeapă [ця́пэ] — «кол») получил за жестокость в расправе с врагами и подданными, которых сажал на кол. Валашский господарь действительно был жестоким правителем – как и турецкие султаны, заложником при дворе которых он был в детстве, и другие европейские монархи этого времени.

Влад III стремился к централизации государственной власти, присвоенной знатными боярами, чтобы вести неравную борьбу с наступавшими османами. В 1461 году он отказался платить дань турецкому султану, а в следующем году благодаря отчаянной ночной атаке заставил отступить вторгнувшуюся в княжество 30-тысячную турецкую армию во главе с султаном Мехмедом II. В том же году из-за предательства венгерского короля Матьяша Корвина Влад был вынужден бежать в Венгрию, где был заключен под стражу по ложному обвинению в сотрудничестве с турками и просидел в тюрьме 12 лет. Чтобы выйти из каменного мешка, Владу пришлось принять католичество: возможно, поэтому позже его стали считать «вампиром», поскольку по представлениям православных валахов вероотступники превращались в упырей. Влад снова стал господарем в 1476, однако примерно через два месяца погиб в бою с турками недалеко от Бухареста.

Основой всех будущих легенд о небывалой кровожадности правителя стал текст, составленный неизвестным автором (предположительно, по приказу венгерского короля) и опубликованный в 1463 году в Германии. Именно там впервые встречаются описания казней и пыток, а также все истории злодеяний Дракулы. Однако многие историки сомневаются в подлинности этого текста, поскольку его главной целью было оправдание беззаконного ареста господаря Дракулы венгерским королем Матьяшем Хуньяди. По этой причине на немецких картинах 15 века Влад Дракула изображался в роли языческих царей-мучителей христиан - это был своего рода "черный пиар".

Русскому читателю ничего не было известно ο Владе Цепеше, и повесть не сообщала ему ни ο его подлинном имени, ни ο времени правления, ни ο точном местонахождением «Мунтьянской земли». Начиная с типично сказочного «зачина» («Бысть в Мунтьянской земли греческия веры христианин воевода Дракула...»), повесть не рассказывала, как Дракула стал «воеводой», и сразу переходила к одному из эпизодов его жизни (расправа над турецкими послами). Она целиком состояла из исторических «анекдотов» (в первоначальном смысле этого слова – интересная история) ο Дракуле.

Скорее всего, автором повести был русский посол в Венгрии и Молдавии —дьяк великого князя Ивана III Федор Курицын, возглавлявший в 1482—1484 гг. русское посольство к венгерскому королю Матвею Корвину и молдавскому господарю Стефану Великому. Истории, которые он положил в основу своей повести, записывали в те годы и другие иностранцы, побывавшие в придунайских землях: авторы анонимных немецких брошюр «О великом изверге Дракола Вайда», поэт-мейстерзингер Михаэль Бехайм и итальянский гуманист Антонио Бонфини, создавший «Венгерскую хронику».

Автор русского «Сказания ο Дракуле» живописал многочисленные жестокости Дракулы, но одновременно сообщал и ο справедливости воеводы, беспощадно каравшего всякое преступление, кто бы его ни совершил. Этим русская повесть отличалась от немецких рассказов ο Дракуле, где описывались только жестокости «великого изверга», и сходилась с «Хроникой» Бонфини, автор которой считал соединение жестокости и справедливости обязательным свойством государя. Так же считали и Никколо Макиавелли, автор знаменитого трактата «Государь» и младший современник Бонфини, и русский публицист 16 века Иван Пересветов.

Русское «Сказание о Дракуле» было не трактатом, а художественным произведением – читателю не предлагалось никакой морали в заключении. Он сам мог решить, осуждать ли жестокость Дракулы, считать ли (как Пересветов), что «без таковой грозы нельзя установить правду в царстве», или задуматься о том, оправдывает ли цель – царство справедливости – столь безжалостные средства.

Федор Панфилов

Иллюстрации:

1. Турецкие послы перед Владом Цепешем. Картина румынского художника Теодора Амана.

2. Христос перед Пилатом. Часть алтарного диптиха, сер. 15 века. Национальная галерея Словении, Любляна.

3, 5. Портреты Влада II Дракулы.

4. Влад Цепеш изображен как римский проконсул в Патрах, распинающий святого Андрея. Ок. 1470–1480, Вена.

6. Бран, замок Влада Дракулы в Трансильвании.

7. Изображение Дракулы на немецкой гравюре 1462 года.

Источники изображений: historicromance.files.wordpress.com, wikimedia.org

Читайте также:
исправить оишбку
Сухарева Башня
Рекомендуемые статьи
Рекламные статьи
Мы в Одноклассниках
Кириллица в Одноклассниках