Суеверия

Почему славяне боялись детей, рожденных в Святки

Автор: Майя Новик  |  2020-01-31 12:39:42

В отличие от христиан, которое почитали дни после Рождества Христова святыми, крестьяне-язычники, наоборот, были уверены, что в период до Крещения Господня на землю слетается всякая нечисть: дивы, вампиры, злобные демоны, а из мира мертвых в мир живых проникают не всегда добрые души предков.

Поэтому время после Рождества, когда на земле царствовал хаос, южные славяне называли: мръсните дни (нечистые дни), мръсницы (мресницы), некръстнии дни, или даже поганы дни, глуховы или вампировы дни.

Самым страшным демоном, который мог посетить грешника, считали вонкашното, что буквально означало "злой дух с чужбины". В Болгарии, например, нечисть, бродящую в это время по улицам сёл, называли «однатвòрните», т.е. чужаки, находящиеся за пределами дома и двора. Всем событиям, которые происходили между праздниками придавали мистическое значение.

В Святки появлялись мресники и караканджорче

Лингвист Мария Китанова в статье «Дети с особым статусом в болгарской традиционной семье» указывает, что если ребенок появлялся на свет в Святки, то к нему относились настороженно, так как среди южных славян бытовало мнение, что это может иметь негативные последствия.

Согласно верованиям язычников, человек, приходя на эту землю, как бы переходил из мира мертвых, неживших, в мир живых. В это время роженице и всем в семье следовало быть особенно осторожными, чтобы вместе с младенцем на этот свет не проник злобный дух. Именно поэтому у славян роды были обставлены странными обычаями: во время них следовало кричать, громко разговаривать и стучать в железо, чтобы отпугнуть чертей, а мужчины должны были громко окликать соседей.

Святочные дети в народе наделялись необычными способностями. Считалось, что они могут видеть духов, предков и злобных демонов и сами каким-то образом с ними связаны. На западе Болгарии таких детей именовали караканджорче, от караканджоле – злобного духа (слово, скорее всего, турецкого происхождения); на севере - мресниками, а в Родопах - поганчами (погаными, языческими). В Силистринской области лингвисты зафиксировали еще одно название - «самодива», что переводится как «некое существо, живущее далеко от людей, на границе миров». Персидский корень «дев», обозначающий дьявола, подчеркивал темную сущность ребенка и его духовное одиночество. В современном болгарском языке слово «див» до сих пор означает «дикий». Под Родопами, например, сохранились сказания о диких женщинах (диви жени), которые живут в лесу и обладают сверхъестественными способностями.

Дети-оборотни и дети вампиров

Детей, рожденных в святки, и найденышей, часто связывали с упырями–вампирами, чье прозвание происходило от протославянского слова «opirь»; или с огромными одноглазыми великанами – цацоглавцами, которые жили в горных пещерах и ели сырое мясо.

В некоторых местах верили, что мресники – это оборотни-верколаки (волкодлаки), они могут оборачиваться волками или собаками, а после смерти превращаются в чертей. В иерархии нечисти они стоят выше вампиров и подчиняются волчьему пастуху — Куцулану.

Утверждали также, что на Святки на свет появляются дети, зачатые от вампира, имеющего облик человека, – плътеникъта.

По легендам южных славян, души грешников, не попавшие в мир иной, снова обретали плоть и становились «уплътява се». Через три года они превращались в красивых молодых мужчин, селились среди людей и выбирали себе профессию либо брадобрея, либо мясника, либо торговца. Распознать их возможно было, лишь порезав их ножом, или каким-нибудь острым предметом, – они быстро умирали от пореза.

Поскольку от живых их отличить было нельзя, они часто женились и заводили семью. Детям, рожденным от вампиров, приписывали особые свойства – способность видеть и убивать демонов. Именовали их укостени вампири, вамирàр, вампирджия, или глоджак, гложак (от слова «глог», означающего боярышник: вампиров убивали колом из боярышника). Называли таких детей и святочерами (от слов «святой» – свѧтъ, svętъ, svętъjъ и «чер» – черный).

Дети змея

Если отец ребенка был неизвестен, и женщина не говорила его имени, ее могли заподозрить в том, что она спуталась со змеем-горянином, который жил в горах, в пещерах. Подобных детей звали змейче, змехче. Они бывали изжелта-смуглы лицом, необщительны и неряшливы. Если женщина перехаживала срок - вынашивала не 9, а 11 месяцев - это тоже свидетельствовало о ее связи со змеем. Если мать умирала во время родов еще до фактического появления ребенка на свет, то его нарекали насире, посмърче, посмъртниче. А всех, кто рождался с особенностями, рудиментами – с перепонками между пальцев, хвостом и т.д., также причисляли к отродьям змея. И им, например, запрещалось принимать участие в калядках, быть ряжеными, так как это могло привести к несчастью.

Иногда же, наоборот, детьми змея считали красивых и сильных молодых людей. Герой южно-славянского эпоса королевич Марко был сыном змея, которого воспитала приемная мать – самодива.

Ребенка, который рождался с уродством, называли халком, халче – от имени греческого мифологического существа Хала, которое несло людям бедствия и катастрофы. Таких детей очень боялись, верили, что они принесут деревне горе, поэтому суеверные крестьяне убивали их, а родителей обвиняли в плотских утехах во время поста.

Чтобы будущие дети были здоровыми, южные славяне воздерживались от исполнения супружеских обязанностей до праздника Крещения Господня.

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий необходимо
Читайте также:
Рекомендуемые статьи
Рекламные статьи