Суеверия

Почему славяне не хоронили детей на кладбищах

Автор: Майя Новик  |  2020-04-12 15:49:02

В древней Руси в дохристианское, а частично и в христианское время детей до семи лет хоронили не на родовых кладбищах, а вне их – на перекрестках и развилках дорог, под кучей хвороста, на болоте, на гумне, под забором. Младенцев часто закапывали в огородах, под углом дома, под порогом или в подполе. По одной из версий, это происходило потому, что по представлениям древних славян они еще «не доросли» до взрослых, то есть до «настоящих» людей, и потому не могли покоиться на родовом кладбище.

В книге «Суеверия и предрассудки крестьян Воронежской губернии. Хрестоматия» указывается, что отношение к умершим детям у славян было своеобразным: считалось, что они, «застигнутые внезапной смертью» и умершие во внеурочное время превращаются в русалок и поселяются в болотах и реках. В самом начале лета они якобы бегают по посевам, хлопают в ладоши и кричат: «Ух, ух, соломенный дух! Мене мати породила, в ямку положила».

Все правда

Обычай хоронить детей вне кладбища, о котором стало известно больше по предположениям советских археологов, получил подтверждение в экспедициях 2014—2017 годов «Фольклорная несказочная проза Северного Прикамья» в Пермском крае.

Как пишет лингвист Светлана Юрьевна Королева в статье «Детские захоронения вне общего кладбища: (практики и нарративы Северного Прикамья)» детей русские и пермяки вплоть до середины XX века хоронили в огородах и в садах, на обочинах дорог, на межах, на берегах рек и даже в домашнем подполе.

Этот обычай практиковался до XVIII века, когда похороны детей стали строже регламентироваться властями.

У подолян детей было принято хоронить «под любимым деревом» или даже просто в поле.

В Юрлинском районе Пермского края у юрлинцев – этнической группы русского народа, обособленно живущего среди коми-пермяков, для детей существовали особые кладбища, которые располагались прямо в поселениях. В отличие от «взрослых», общих кладбищ они считались «неопасными» и по ним можно было ходить по вечерам и ночью.

В деревне Шадрина младенцев и детей, родившихся мертвыми или раньше срока, хоронили позади огородов.

Одна из пожилых жительниц Щадрина рассказывала, что в ее семье умер двухмесячный братик, и мать тут же приняла решение похоронить его за огородом.

Но возраст похороненных рядом с домом детей мог быть и больше: до 6—7 лет, что вполне соответствовало древним славянским обычаям.

Этнографы считают, что и встарь, и в XX веке смерть ребенка в крестьянской среде могла быть событием слишком незначительным, чтобы ради него отрываться от полевых работ, от которых зависело выживание всей семьи, и ехать куда-то далеко, только чтобы похоронить его.

Любопытно, что у многих крестьянок посещение детских могил было обязательным перед определенными работами. Например, на могилку к умершему ребенку ходили перед тем, как отправлялись на заготовку березовых веников, что явно свидетельствовало об архаике этой традиции.

А в гольбче у них могильник

В деревне Усть-Пышья вплоть до 2014 года, то есть до вымирания поселения, женщины после посещения общего кладбища ходили на польское кладбище, то есть на кладбище чужаков, вывезенных сюда во время войны, с края от которого было и детское кладбище деревенских жителей.

Зимой, когда в мороз ехать на кладбище было далеко, а долбить мерзлую землю – проблематично, детей хоронили в подполье – «в гольбче».

В поселке Усть-Пышья этнографы встретили мужчину, который не мог спать в «материнском» доме и по ночам уходил к другу. Он объяснял это тем, что по ночам в подполье слышатся какие-то звуки, вроде «кошки замяукали», и нервы у него не выдерживают. Выяснилось, что мужчина знал, что там, в подполе, похоронены дети. Его родители были выходцами с Украины и потому хоронили умерших младенцев в доме.

В подполье (в голбце) и на обочинах дорог прикапывали мертворожденных младенцев. Бывало и так, что новорожденных детей везли в больницу, но не довозили и хоронили в пути – у дороги.

Подобные случаи захоронения младенцев в подполе были зафиксированы в деревне Дубровка, где жили в основном старообрядцы. Под домами хоронили умерших некрещеных младенцев, мертворожденных и детей, которые родились раньше срока.

Сплошной криминал

Но были и другие захоронения – тайные. К ним прибегали в том случае, если смерть детей носила криминальный или полукриминальный характер. Очевидно, что в древности подобные могилы были более «легальными».

Например, в одной семье в войну женщина родила трех близнецов. Она так испугалась, что вернувшийся с войны муж бросит ее из-за того, что «ртов много», и двух детей они с повитухой закопали заживо «в голбец» то есть в подполье, а одного оставили.

Чаще убивали незаконнорожденных, «нагулянных» детей, – об этом в статье «Инфантицид и солдатки» пишет преподаватель из Нижнего Тагила Анастасия Николаевна Варехина. Чтобы избавиться «от позора», крестьянки убивали новорожденных или прибегали к каким-нибудь приемам, чтобы вызвать выкидыш. В этом случае убитых закапывали где придется.

Например, в «Пермских губернских ведомостях» в 1870 году была заметка, сообщавшая, что в Красноуфимском уезде незамужняя «девица» закопала ребенка под полом бани.

Подобное захоронение было найдено в Камышлове, в погребе некоей вдовы, которая родила ребенка, а затем он умер.

Однако и «легальные» и «нелегальные» захоронения детей вне кладбищ были в ходу только в те времена, когда рождаемость была высокой, и такой же высокой была и детская смертность.

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий необходимо
Читайте также:
Рекомендуемые статьи
Рекламные статьи