Традиция

Плетка: из чего на Руси делали инструмент для наказания жен

Автор: Орынганым Танатарова  |  2020-03-15 13:10:05

История развития социальных отношений в человеческом обществе неразрывно связана с применением различных предметов и инструментов, предназначенных для телесных наказаний. На протяжении многих веков на Руси плетками стегали не только преступников, провинившихся крестьян и различных бунтовщиков, но и физически слабых членов семьи – детей и жен. При этом внешний вид этого орудия воздействия и материалы, используемые для его изготовления, не изменялись в течение долгого времени.

Необходимая вещь

Толковый словарь русского языка С. И. Ожегова содержит такое определение: «Плеть – это туго перевитые веревки или ремни, прикрепленные к рукоятке, служащие для подстегивания животных, в старину для телесных наказаний».

Примечательно, что лишь в 1863 году битье плетьми было отменено императором Александром II Николаевичем, опять-таки не для всех. Ссыльных, каторжан, сидельцев военных тюрем продолжали стегать за различные провинности вплоть до падения монархии.

Изначально задуманная как орудие труда пастухов и погонщиков скота плетка оказалась востребованным инструментом в руках палачей, тюремных надзирателей и служителей закона. "Домострой" советовал мужчине «учить» свою жену с помощью именно плетки, потому что это орудие наказания причиняет здоровью женщины меньше вреда, чем железная палка или, например, кнут.

Семейное насилие

Доктор филологических наук Андрей Ястребов в своей книге «Боже, спаси русских!» (2011 г.) отмечал, что на Руси побои, наносимые жене мужем, считались нормальным, обыденным делом. Об этом свидетельствует свадебный ритуал, когда жених получал в дар от отца невесты плетку, служившую символом власти мужчины над женщиной. Новобрачный обычно прятал орудие для послушания в сапог или закладывал за кушак.

«Специально в назидание для жены на стене висела плеть, которая называлась "дурак". Нередко глава семейства таскал жену за волосы, раздевал донага и сек "дураком" до крови – это называлось "учить жену". Иногда вместо плети использовались розги, и жену секли, как маленького ребенка. А иногда дубиной били. Всяко бывало», – писал А. Л. Ястребов.

Во времена "Домостроя" семейное насилие воспринималось как нравственная обязанность хозяина дома. Некоторые иностранцы, посещавшие Русь в XIV-XVI веках, подчеркивали, что местные женщины в силу особенностей их характера не представляют себе семейной жизни без регулярных побоев, служащих доказательством любви мужа. По крайней мере, подобные пассажи встречаются в трудах австрийского дипломата Сигизмунда фон Герберштейна (1486-1566 гг.) и некоторых других путешественников.

Вероятно, иностранцы делали подобные выводы из рассказов своих русских собеседников-собутыльников, а также из переведенных им пословиц типа: «Бьет – значит любит», «Люби жену, как душу, тряси ее, как грушу» и «Чем больше жену бьешь, тем щи вкуснее».

Из шелковых нитей

В русском фольклоре часто упоминается шелковая плетка. То есть орудие наказания, ударная часть которого изготовлена из прочных шелковых нитей, скрученных в жгутики и переплетенных между собой.

Например, в народной песне «Тут-то нам попити, ишшо погуляти...» есть такие строки:

«Шёлковая плетка не на месте висела,

Не на месте висела, не на месте висела,

Всю ночь просвистела,

Всю ночь просвистела на моё тело бело».

Шелк на Руси был в ходу еще до принятия христианства. Купцы возили его не только из стран Азии, но и из Византии, куда ткань попадала морским путем. Торговые поставки ценного материала, из которого не только шилась одежда, были хорошо налажены. Интересно, что и жители Китая с древних времен пользовались шелковыми плетками.

Поскольку орудие поучения было принято вешать на стену в назидание супруге, чаще всего для его изготовления использовали относительно дорогой материал, который богато смотрелся и свидетельствовал о достатке семьи. Разумеется, пастухи и конные всадники применяли другие плетки, более практичные, а шелковые предназначались в первую очередь для воспитательных целей.

Кандидат филологических наук Светлана Кидямкина в статье «Лингвокультурологический анализ текстов семейных песен» (журнал «Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: Русский и иностранные языки и методика их преподавания», № 1 за 2010 г.) обращала внимание читателей на то, что тягостное положение замужней женщины на Руси находило свое отражение в фольклоре.

Так, в песне «Выдала меня матушка далече замуж...» родительница спрашивает свою дочь:

«Где твое девалось белое тело,

Где твой девался алый румянец?»

И получает такой ответ:

«Белое тело – на шелковой плетке,

Алый румянец – на правой на ручке:

Плеткой ударит – тела убавит,

В щеку ударит – румянцу не станет».

Шелковые плетки, несмотря на свою исключительную прочность и долговечность, все же в силу своей гибкости менее опасны для жизни и здоровья жертвы, чем орудия наказания, сплетенные из тонких ремешков сыромятной кожи. Правда, все зависит от силы ударов, их количества и тех частей тела женщины, по которым наносятся побои.

Другие материалы

Наиболее распространенным материалом для клеток была кожа. Причем иногда между сыромятными ремешками вплетались кусочки железа или тонкая проволока – для увеличения силы удара.

Самой известной разновидностью такого орудия является казачья нагайка, которая в бою превращалась в настоящее оружие. Опытный воин был способен нагайкой буквально выбить из седла своего противника. Порой к концу плетки прикреплялся небольшой металлический груз, придававший ей некоторое сходство с кистенем.

Еще один материал, служивший для изготовления плеток, это пенька. Иными словами, грубое лубяное волокно, получаемое из стеблей конопли. Благодаря высокой прочности данного материала на Руси из него часто делали веревки, канаты и не только. Деревенские пастухи плели самодельные плетки из пеньки, поскольку она дешево стоила и всегда была под рукой.

Ещё одним вариантом подобной плетки для телесных наказаний была так называемая кошка-девятихвостка, получившая свое прозвище из-за того, что оставляла на коже жертвы параллельные отметины, напоминающие кошачьи царапины. Треххвостая «кошка» на Руси иногда заменяла кнут.

Если кожаные плетки использовались для кары за преступления, мотивации лошадей и понукания крупного рогатого скота, то пеньковая девятихвостка - для поучения матросов на флоте: там пеньковые канаты были более распространены, чем кожа.

Для "воспитания жены" такие инструменты вряд ли применялись, поскольку они могли вполне покалечить женщину, что по тому же "Домострою" жестоко каралось. В конце-концов, ведь эта книга являлась не "орудием угнетения", а сводом наставлений для семейной жизни, со своим понятием справедливости, пусть и достаточно своеобразным, но естественным для того времени.

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий необходимо
Читайте также:
Рекомендуемые статьи
Рекламные статьи