Традиция

Какими именами негласно запрещено было называть будущих русских царей

Автор: Марианна Марговская  |  2020-05-16 17:35:32

Еще во времена Рюриковичей в родовой традиции правящей династии сложилась последовательная система наречения княжеских, а затем и царских отпрысков, и выбор имени на всем протяжении их 600-летнего правления был неотделимо связан с правами на власть, утверждая устойчивость и долговечность правящего рода. Те же правила сохраняла и следующая династия Романовых. Однако некоторые династические имена, прежде переходившие из поколения в поколение, в какой-то момент попадали под негласный запрет.

Принципы отбора

Если в деревне в порядке вещей было крестить детей по святцам, то в царской династии имя выбиралось обычно не из круга ближайших ко дню рождения святых, а из генеалогических и династических соображений – в честь успешного прародителя или по той же схеме, что и в предыдущем поколении монаршей фамилии. Так первый из династии Романовых, царь Михаил Федорович нарекал чад по именам своих дядьев и теток, а его сын Алексей Михайлович выбрал детям имена среди тех, что были в ходу у предыдущего поколения. По тому же принципу называл детей Иван V и, поначалу, Петр Великий (правда, последнему пришлось со временем расширить круг имен, поскольку имевшихся уже не хватало). А Николай I назвал своих детей так же, как и его отец Павел I. После него традиция давать старшим детям имена дедов и отцов поддерживалась последующими поколениями венценосцев.

Несчастливая преемственность

Поначалу династия Романовых вводит в свой именослов некоторые имена, принятые у Рюриковичей, видимо, с целью подчеркнуть преемственность правящего рода. При этом под негласный запрет попадают те имена Рюриковичей, которые считались «языческими» и относились к дохристианской эпохе: Олег, Игорь, Владимир, Всеволод, Вячеслав, Ростислав и т.д. Также в разряд табу попадают «проклятые» имена царей периода смуты – Бориса Годунова и последнего из рода Рюриковичей — Василия Шуйского. Зато Алексей Михайлович называет трех своих сыновей самыми, что ни на есть, царскими именами: Иоанн, Дмитрий, Федор. Однако затем все три имени исчезают как «несчастливые». Так имя Федор, которое носил слабоумный сын Ивана Грозного, номинально царствовавший при фактическом правителе Борисе Годунове, а после него – малолетний Федор Годунов, продержавшийся на престоле всего два месяца, не приносит счастья и царю Федору Алексеевичу. Как и Федор Иоаннович, он оказывается хил здоровьем и не оставляет после себя наследника. Имя попадает в «черный список» и снова однократно встретится в роду Романовых только в самом конце XIX века. Бедовым оказывается и имя Дмитрий. Подобно младшему сыну Ивана Грозного, царевичу Дмитрию, погибшему в Угличе при невыясненных обстоятельствах, в раннем детстве умирает и царевич Дмитрий Алексеевич. Детей царствующих монархов так больше не нарекут никогда. Наконец, исчезает и столь распространенное среди монарших особ рода Рюриковичей имя Иоанн, будто ставшее «заговоренным» после злодеяний, учиненных Иваном Грозным во второй половине его царствования. Единокровный брат Петра Великого, Иоанн Алексеевич, некоторое время номинально восседавший рядом с ним на престоле, оказывается так слаб здоровьем, что уже в возрасте 27 лет иностранные послы описывают его почти ослепшим, разбитым параличом старцем, после чего, два года спустя он отходит в мир иной. Еще более страшная судьба постигает Иоанна Антоновича, сына Анны Леопольдовны, внучки Иоанна V. Иоанн Антонович формально царствовал первый год своей жизни, а затем страдал в одиночном заточении до 23-летнего возраста, когда и был убит тюремной охраной. После него имя вычеркивается у Романовых до 1886 года.

Исчезающие имена новой династии

После Петра I именослов династии Романовых значительно обновился. Имя великого реформатора наследуют его потомки, в частности, оно переходит к его внуку Петру II, в малолетстве сменившему на престоле императрицу Екатерину I. Но не проходит и трех лет, как царственный отрок умирает от оспы в возрасте 14 лет. А после гибели свернутого супругой с престола Петра III это имя пополняет перечень негласно запрещенных и вновь будет дано только единожды в 1864 году одному из внуков Николая I, великому князю Петру Николаевичу. После Петра Великого надолго исчезает и прежде расхожее имя Алексей. Оно попадает в негласный список «нехороших» после того, как в камере Петропавловской крепости под страшными пытками, учиненными его же отцом, умирает царевич-заговорщик Алексей Петрович. С тех пор имя Алексей своему четвертому сыну впервые даст Александр II, а назвать так наследника решится только Николай II, тем самым лишь подтвердив, что род Романовых избегал этого имени не зря.

Новый перечень царственных имен, преимущественно латинского и греческого происхождения (Александр, Николай, Константин), дает своим потомкам Екатерина Великая. Однако «проклятое» имя появляется и среди них. Имя Павел, введенное в обиход Петром I как семантически парное его собственному, навсегда вычеркивается после несчастной участи, постигшей убитого заговорщиками сына Екатерины, императора Павла I.

Женская доля

Свой список «несчастливых» имен в роду Романовых был и среди представительниц прекрасного пола. Так после низложения Петром I заговорщицы царевны Софьи, окончившей свои дни в Новодевичьем монастыре, ее имя исчезает у Романовых аж до 1898 года. По той же причине список «нехороших» пополняет и имя Евдокия – из-за сосланной в монастырь первой жены Петра I, Евдокии Лопухиной. Исчезли из рода Романовых после XVII века и другие женские имена – Марфа (иноческое имя матери царя Михаила Романова), Прасковья, Пелагея, Феодосия. Но их уже едва ли можно отнести к разряду «несчастливых». Скорее их избегали, считая устаревшими, да и вообще, славянские имена в роду Романовых, которые с момента воцарения Петра III, как известно, стали уже Гольштейн-Готторп-Романовыми, были не в чести.

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий необходимо
Читайте также:
Рекомендуемые статьи
Рекламные статьи