Традиция

Сколько раз православным разрешено венчаться

2021-06-26 14:49:43

На самом деле почти всегда инициатором развода был мужчина, хотя по правилам оба супруга имели право расторгнуть брак. Истории известно много примеров, когда мужья избавлялись от супруги, чаще всего отправляя ее в монастырь. Вспомним хотя бы Василия III, отца Ивана Грозного. 20 лет он прожил в мире и согласии с Соломонией Сабуровой, а потом насильно заточил ее в монастырь.

Стоглав не указ!

Впервые четкое нормирование допустимого количества браков для православных христиан было зафиксировано в Стоглаве 1551 года. Священники ни при каких обстоятельствах не могли вступать в повторный брак. Дьячки и пономари, а также обычные миряне жениться повторно могли, но не более трех раз. В главах 23-24 Стоглава третий брак назывался «законопреступлением». Четвертый – нечестием.

За второй и последующие браки Церковь наказывала. За второй – двухгодичной церковной епитимьей. За третий – пятилетней. За четвертый – недопущением в церковь на 4 года и отказом в причастии на 10 лет. Наказание могли смягчить в силу объективных причин: при раскаянии, отсутствии детей от первых браков, за малолетний возраст.

Но установленные Церковью правила на практике не соблюдались. Митрополит Иона в своих посланиях духовенству и населению Вятской земли в 1452 и 1456 гг. писал, что многие христиане живут с женами невенчанными, «а иные венчаются, но незаконно»: четвертым-пятым «совокуплением», а иные – шестым, седьмым (и до десятого).

Неоднократно фиксировались случаи, когда священники венчали в церкви и с молитвами пятый брак. А некоторые люди умудрялись жениться по 6-7 раз. Хрестоматийным можно считать пример Ивана Грозного, который в 1560 году после смерти первый жены Анастасии женился еще 6 раз. Французский солдат Жак Маржерет писал, что «у этого Ивана Васильевича было семь жён» – и это «противоречит их религии, не позволяющей жениться более 3 раз». Четвертый брак Грозного Церковный собор с горем пополам признал, написав в Соборной грамоте от 1572 года, что каждый рискнувший «сотворити подобное» (жениться в четвертый раз) будет предан анафеме. На пятый, шестой и седьмой брак царь разрешения у Церкви уже не брал. Только соблюдал непродолжительную церковную епитимью.

Разженитьбы нет

В народе говорили: «Женитьба есть, а разженитьбы нет». Как пишет в статье «Брак и семья в средневековой России» О. Огородникова, для благочестивого прихожанина брак был возможен единожды в жизни. Первая свадьба считалась «законом». Второй брак расценивался как «снисхождение к человеческой слабости», третий – допускался только «по нужде». На второй и последующие браки требовалось получить специальное разрешение, которое выдавалось лишь при наличии веских причин.

До начала XVIII века к таким причинам относился добровольный уход в монашество, неплодие (то есть невозможность одного из супругов к зачатию потомства), прелюбодеяние, жестокое обращение. Аннулировать брак Церковь могла по причине крайней бедности супругов, не способных прокормить ни себя, ни детей, а также из-за преступления против государственности, зазорного поведения, пропажи без вести, в том числе по причине службы в дальних краях или «увода жены в плен». Причиной для развода становились также «зазорная болезнь» и случаи, когда жена знала о готовящемся убийстве мужа, но не донесла ему об этом.

Только вот единой практики расторжения брака по конкретной причине в стране не сложилось. Например, из-за длительного отсутствия мужа/жены церковь могла дать разрешение на повторный брак, а могла и отказать. Так, Синод в 1728 году отказал в аннулировании брака Семену Лаптеву, проживавшему в московской Конюшенной слободе. Бегство жены признали недостаточным основанием и обязали просителя «искать супругу». А в следующем году в подобной же ситуации тот же Синод почему-то разрешил некоему плотнику Евлампиеву жениться во второй раз.

Разводные письма

Церковь неустанно приводила слова Апостола Павла: «Соединен с женой? Не ищи развода». Цитировала Иисуса Христа, говорившего о том, что разводящийся с женой сам совершает грех любодеяния и дает жене повод прелюбодействовать. Стоит отметить, что для знатных мужчин развод не становился проблемой. Вплоть до XVII века достаточно было найти основания для развода, получить благословение духовника, а затем написать жене «разводное письмо», заверить его у священника – и всё: брак считался аннулированным.

При разводе простых смертных у Церкви возникали сложности. Во-первых, часто невозможно было установить истинную причину и выявить реальные обстоятельства, позволяющие аннулировать брак. Во-вторых, опасаясь волокиты и разбирательств, в народе стали практиковать так называемые «самовольные разводы». Приходские священники за определенную плату оформляли «разводные письма» чуть ли не всем желающим. Эта бумага становилась доказательством того, что человек не состоит в браке. При этом вторая половина зачастую оказывалась даже не в курсе смены статуса. «Самовольных» венчали в церкви без документов, но новый брак записывали в церковную книгу, поэтому он считался законным. Так, при живых женах женились дед и прадед Пушкина. «Самовольно» развелся с первой женой и Петр Великой.

Синод неоднократно предпринимал попытки запретить выдачу «разводных писем» (1730, 1767 гг.), но, как известно, запреты русского человека редко останавливали.

При живой жене

Как отмечает в статье «Секуляризация» брачно-семейных отношений в XVIII веке» П. Полянский, у Церкви не получилось искоренить «древний порок» многомужества. Речь, конечно, не идет об одновременном сожительстве с двумя-тремя женами (мужьями). Была распространена практика, когда в последующий брак вступали без расторжения предыдущего.

Особенно много дел по обвинению православных христиан в этом преступлении рассматривалось Синодом в XVIII веке. В 1729 году киевский архиерей Варлаам неоднократно писал о многочисленных случаях «оставления первой-второй законной жены» и «дерзости принять следующую беззаконную». О подобных «непотребствах и преступлениях» сообщал в Синод и тобольский митрополит Сильвестр в 1752 году.

Свинское житие

Четвертый брак Церковь официально запрещала, памятуя, что Григорий Богослов называл его «свинским житием». Но на практике и знатные особы, и простые подданные игнорировали этот запрет. Так, сохранились записи астраханского епископа от 1741 года, в которых он описывает своё следствие в отношении донских казаков, переселившихся в Царицын. «Среди них, – писал епископ, – многие состояли в беззаконных браках. Одни одновременно имели по две жены, другие – состояли в четвертом браке».

Впрочем, практика показывает, что священнослужители нередко закрывали глаза на «свинское житие». Если для священников Сибири установить статус переселенцев действительно было сложно (многие переходили с одного места на другое, предоставляя ложные сведения), то у духовенства Центральной России подобной проблемы не возникало. Возникает мысль о пособничестве священника, когда всплывает такой пример. В с. Мценское Орловской губернии в 1757 году женщина обвенчалась повторно при живом муже в той же церкви, где выходила замуж в первый раз. И обряд проводил тот же священник.

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий необходимо
Читайте также:
Рекомендуемые статьи