История

Какую выгоду Ватикан извлёк из монгольского нашествия

Автор: Ярослав Бутаков  |  2020-01-24 18:00:22

Странно, что до сих пор все историки рассматривают монгольские нашествия на Русь и Европу в 1230-1240-е годы как результат лишь миграционного движения в глубинах Центральной Азии.

Сложная средневековая геополитика

Государства Средневековья, несмотря на взаимную отдалённость, не чувствовали себя в изоляции. Наоборот, все стремились знать друг о друге как можно больше. Ещё в 6 веке регулярные отношения завязались между Тюркским каганатом в Центральной Азии и Византийской империей.

Следует выделить несколько важнейших геополитических реалий 13 века, без которых трудно понять истоки и значение монгольской экспансии.

Реалия первая. Великий шёлковый путь. Он шёл из Китая через Центральную Азию к морям Средиземноморского бассейна. Было несколько вариантов маршрута, но так или иначе, все великие державы того времени стремились контролировать участки этого пути.

Реалия вторая. Утверждение католичества в Константинополе. В 1204 году участники Четвёртого крестового похода вмешались в борьбу за власть в Византии. Константинополь был впервые взят огнём и мечом, и Византийская империя разделена между западноевропейскими феодалами. Преобладающее влияние на её землях получила Венеция, а в Константинополе утвердился патриарх, назначаемый Римским папой. Такой порядок продолжался до 1261 года, когда православная Византия, сохранившая часть владений вокруг Никеи, сумела взять реванш. Монгольские завоевания пришлись как раз на период латинского владычества в Константинополе.

Реалия третья. Борьба между германскими императорами и папским престолом за власть в богатой Италии. В 1220 году на императорский престол вступил Фридрих II Гогенштауфен. Это был один из образованнейших людей своего времени, свободный от религиозных предрассудков. Он покровительствовал арабским учёным, что стало поводом для римского папы Григория IX отлучить его (в 1239 году) от церкви – император якобы принял ислам! Фридрих II объединил под своей властью большую часть Италии. В самой Италии борьба между сторонниками Пап и императора приняла характер борьбы между партиями, соответственно, гвельфов и гибеллинов. Если монголы для кого-то представлялись врагами, то для других они, напротив, были союзниками.

Реалия четвёртая. Постоянная борьба внутри самой католической церкви между духовно-рыцарскими орденами. В ней одни призывали к себе на помощь Папу, другие – императора. Как раз в 1241 году шла война между тамплиерами и госпитальерами.

Реалия пятая. Монголы отправлялись завоёвывать только те страны, про которые имели достаточно информации. Ханы пытались завязать переписку с самыми отдалёнными государями. Так, известно послание Батыя к венгерскому королю Беле IV (1236 года), в котором хан сетует, что пишет королю уже в тридцатый раз (вероятно, несколько преувеличивая), но до сих пор не получил от него никакого ответа.

Так что монголы не свалились на Русь и Европу как снег на голову. Про них знали заранее. И наверняка кто-то уже думал использовать их в своих интересах.

Разобщённость Западной Европы

Монгольское нашествие затронуло многие страны Центральной Европы. Римский Папа Григорий IX, при котором это нашествие развернулось, был одним из самых примечательных людей, занимавших престол святого Петра. Он был сторонником жёсткой экспансии католицизма, так сказать, по всем направлениям – и вовне, и внутрь Европы. Достаточно отметить, что именно он учредил инквизицию, выдвинул догмат о неполноценности евреев и сделал попытку запретить Талмуд, снабдил шведского короля Эрика XI (в 1237 году) энцикликой о праве крестить «русских язычников», во исполнение которой в 1240 году и состоялся поход ярла Биргера, закончившийся поражением шведского войска от Александра Невского. Так вот, этот римский Папа ничего не предпринял, чтобы сплотить европейских государей на отражение монгольского нашествия.

Сделаться вождём европейского движения против монголов решил его политический оппонент Фридрих II. 20 июня 1241 года, когда монгольские орды вторглись в Венгрию и Польшу, император выступил с посланием ко всем европейским монархам, в котором взывал:

«Время пробудиться от сна, открыть глаза духовные и телесные! … По всему свету разносится весть о враге, который грозит гибелью всему христианству. Уже давно мы слышали о нем, но считали опасность отдаленною, когда между ним и нами находилось столько храбрых князей и народов. Но теперь, когда одни из этих князей погибли, а другие обращены в рабство, пришла наша очередь стать оплотом христианства против свирепого неприятеля».

Фридрих и его германские вассалы оказали некоторую помощь венграм, полякам и чехам, но отразить нашествие были не в силах. Кроме того, монголы весной 1242 года внезапно прекратили поход. Эта остановка монгольской экспансии является одной из загадок истории.

Стратегический союз папства и монголов

Позиция субъектов европейской политики в связи с монгольским нашествием не была последовательной. Магистр тамплиеров во Франции, вроде бы ориентировавшийся на Папу, призывал французского короля Людовика IX выступить в крестовый поход против монголов. В то же время Фридрих II сам увлёкся войной не с монголами, а Папой. Имперские войска в том же 1241 году выступили в поход на Рим.

Страдания таких стран, как Венгрия, Чехия, Польша (не говоря уже о Руси) не подвигли Западную Европу на совместный отпор монголам. Судя по состоянию Западной Европы в то время, она не была в состоянии сплотиться, если бы монголы вздумали продолжать завоевания.

Вправе ли мы предположить, зная все эти факты, что Ватикан заранее вошёл в сношения с монголами и даже предотвратил их дальнейший поход на Запад богатыми дарами?

Об этом может свидетельствовать практика интенсивных дипломатических контактов папского престола и ориентировавшихся на него государей с монгольскими ханами в дальнейшем. В 1245-1247 гг. с грамотами к папскими хану ездил легат Джованни дель Плано Карпини. В 1251-1253 гг. посольство в Каракорум совершил посол французского короля Людовика IX монах-францисканец Гийом де Рубрук. Но самым примечательным явлением новых геополитических реалий, сложившихся после монгольского завоевания, стало усиление Венеции, получившей широкий доступ к восточным рынкам. Как раз в 1262-1266 гг. в Монгольской державе находились резиденты Венеции братья Никколо и Маттео Поло, а с 1275 по 1291 год одним из главных советников при верховном хане Хубилае служил сын Никколо Поло – Марко.

За спиной Венеции стоял папский престол. Деятельность Венеции на Востоке широко использовалось Ватиканом для собственного обогащения и усиления влияния в Италии. С середины 13 века наступил упадок гибеллинов. В 1273 году Папа Григорий Х с удовольствием констатировал, что никто уже не знает, кто такие гибеллины.

Одновременно Ватикан пытался утвердить католицизм на просторах гигантской Монгольской державы, но почему эта экспансия потерпела неудачу – отдельная история.

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий необходимо
Читайте также:
Рекомендуемые статьи
Рекламные статьи