История

«Указ об оплате уродов и монстров»: сколько Петр I платил из казны за животных и человеческих мутантов

2021-01-23 10:00:36

Кунсткамера в Санкт-Петербурге (основана в 1714 году) – полное современное название «Музей антропологии и этнографии имени Петра Великого Российской академии наук» является первым музеем в России. Кроме того, Кунсткамера входит в пятерку старейших музеев мира, и является первым в мире публичным музеем, пополнением и сбережением коллекций которого занималось государство, а не частные лица.

Начало экспозиции Кунсткамеры было положено в том числе и указами Петра о приобретении различных «уродов и монстров». Зачем же нужны были первому Российскому императору телята о двух головах и младенцы с врожденной патологией развития?

Коллекции Себы и Рюйша

Во время своих путешествий в Европу Петр познакомился в Голландии с коллекциями Альберта Себы и Фредерика Рюйша.

Конец XVII - начало XVIII столетий не случайно называют эпохой Просвещения. В результате географических открытий, успехов в естественных науках перед европейцами открылся целый новый мир – далекие земли, новые народы, диковинные животные. Ученые начали узнавать законы природы, вторгаясь не только в недра земли, но и в само человеческое тело, постигая его строение и функционирование. Среди образованных людей возникает мода на коллекции – собрание диковин и древностей.

Одной из самых знаменитых коллекций, вызывавших всеобщий интерес, было собрание амстердамского аптекаря Альберта Себы. В его, как тогда говорили, «кабинете» можно было увидеть чучела животных и птиц, привезенные с далеких континентов. Петр приобрел у Себы его «кабинет» за 15 тысяч гульденов, и на двух кораблях переправил собрание в Санкт-Петербург. Вскоре уже русские посетители смогли изумляться, рассматривая зверя, похожего на еловую шишку (панголин), жабу, которая «из своей спины щенят рожает» (суринамская пипа), зверя «броней крытого» (броненосец), а также крокодилов, различных змей и ящериц, колибри.

Другое приобретение русского царя – коллекция голландского врача и анатома Фредерика Рюйша. Анатомия в ту пору делала первые шаги. Формалина, позволяющего сохранить анатомические препараты, еще не придумали, фотографии тоже, разумеется, не было. Анатом, вскрывая тело, должен был работать в большой спешке, зарисовывая то, что он увидел. Ошибки при таком методе исследований были неизбежны. Рюйш разработал методику, позволяющую без формалина сохранять препараты на длительное время. Это был настоящий прорыв в науке, давший возможность спокойно и без спешки изучать строение внутренних органов, тканей человека. Были в собрании Рюйша и препарированные тела, органы различных «уродцев» — детей, рожденных с патологиями. Петр, как известно, живо интересовался медициной и анатомией, и коллекция Рюйша произвела на него сильнейшее впечатление. Он купил ее за 30 тысяч гульденов. По оценкам специалистов современной Кунсткамеры, эта сумма на современные деньги превышает один миллион долларов.

Оба эти собрания – Себы и Рюйша – легли в основу экспозиции первого в России музея.

Указы «О приносе родившихся уродов»

Но Петр не был бы Петром, если бы остановился на приобретении этих двух знаменитых собраний. В 1704 году он издал указ о том, чтобы доставлять в центры губерний, а оттуда – в Петербург различных «уродов и монстров». По всей видимости, указ не сильно подействовал на необразованного российского обывателя, и в 1718 году был издан второй «Именный указ», получивший длинное название «О приносе родившихся уродов, также найденных необыкновенных вещей во всех городах к Губернаторам и Коммендантам, о даче за принос оных награждения и о штрафе за утайку».

Указ интересен не только тем, что дает, по сути, первое в истории нашей страны распоряжение о сохранении «человечьих, скотских, звериных и птичьих уродов» и таких артефактов, как «каменья необыкновенные, кости человеческия или скотския», «старыя подписи на каменьях» и «прочее все, что зело старо и необыкновенно». В тексте указа помимо этих распоряжений имеется мощное просветительское начало. Не ограничиваясь простым приказом, Петр считает необходимым разъяснить несознательным подданным, что они неправы, чая (считая), «что такие уроды родятся от действа диавольскаго, чрез ведовство и порчу: чему быть невозможно, ибо един Творец всея твари Бог, а не диавол, которому ни над каким созданием власти нет». Далее даются вполне естественнонаучные объяснения причин, по которым рождаются «монстры»: «от повреждения внутренняго, также от страха и мнения матерняго во время бремени, как тому многие есть примеры, чего испужается мать, такие знаки на дитяти бывают; также когда ушибется, или больна будет, и прочее».

Имеется в указе информация и о том, что первые поступления в коллекцию уже есть: «а именно: два младенца, каждый о двух головах, два, которые срослись телами». Но этого, очевидно, недостаточно! «Однакож в таком великом Государстве может более быть» — безапелляционно заявляет государь.

«И им за то будет давана плата»

Сколько же, согласно указу, должны были получить доставившие «урод»?

За «человеческую уроду» полагалось 10 рублей, за звериную и скотскую – по 5, а за птичью – 3. Если же «урода» оказывалась живой, то за нее сулили 100 рублей (за человека) и по 15 и 7 рублей за животное или птицу соответственно. Существовала приписка «ежели гораздо чудное, то дадут и более».

Надо сказать, деньги в целом недурные. Для сравнения: полковник русской армии получал в то время 300 рублей в месяц, прапорщик — 50 рублей, рядовой солдат – 11. Писарю полагалось 40 рублей.

Предусматривал указ и наказание за утайку «монстров и урод» — «штрафу брать вдесятеро против платежа за оныя».

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий необходимо
Читайте также:
Рекомендуемые статьи