История

Зачем Николай II ввёл в России «сухой закон» и к чему это привело

2021-01-28 10:00:43

17 (30) июля 1914 года был обнародован императорский указ о запрете продажи водки. Тем самым было положено начало комплексу мероприятий, известных как «сухой закон» в Российской империи.

«Сухой закон» в России и других странах

В начале ХХ века полемика по поводу принудительного ограничения потребления спиртных напитков охватила многие страны. Самые радикальные противники «спаивания народа» требовали полного запрета продажи и изготовления спиртного – «сухого закона». Алкоголизм считался бичом индустриального общества, мешающим рабочим поднять своё благосостояние. Больше всего сторонников «сухого закона» было в США. Там уже с конца XIX века «сухой закон» начали вводить у себя многие штаты. В 1920 году «сухой закон» был принят в качестве поправки к конституции США и стал федеральным законом (до его отмены в 1933 году). Уже в 1919 году «сухой закон» был введён в независимой Финляндии. В этих странах «сухой закон» был полным и абсолютным, то есть предусматривал уголовное наказание не только за торговлю спиртным, которая приравнивалась к контрабанде, но и за домашнее изготовление и употребление алкогольных напитков.

В отличие от них, в Российской империи «сухой закон» был мягче. Его провозглашение объяснялось начавшейся мобилизацией в преддверии войны с Германией. Русским воинам подобало идти в бой за веру, царя и Отечество трезвыми, считал Николай II. Затем, когда началась война, «сухой закон» был продлён на всё время войны.

По указу 17 (30) июля 1914 года запрещалась только казённая торговля водкой и другим крепким алкоголем. Дальнейшими указами постепенно были введены запреты также на частную торговлю крепкими напитками, на продажу вина крепостью выше 16 градусов и пива крепостью выше 3,7 градуса. То есть спиртное не запрещалось полностью. Из оборота исключались только напитки, которые легче всего вызывают алкогольную зависимость. Наказания за домашнее изготовление и потребление спиртного не предусматривалось.

Мечта Николая II

В начале ХХ века многие писатели, публицисты и врачи России выступали за государственные меры по принуждению населения к трезвости, приводя ужасавшие их современников цифры потребления спиртного и числа алкозависимых россиян. С увеличением пьянства связывали и происходивший тогда бурный рост бытовой преступности, особенно в городах. Что примечательно: в движении за всеобщую трезвость соединялись люди различных политических убеждений – и монархисты, и либералы, и социалисты.

Николай II, сам будучи воздержанным в потреблении спиртного, разделял подобные настроения. Его мечтой, как он сам признавался, было «запретить навсегда в России всякую торговлю водкой, как казённую, так и частную». Сделать это было трудно. Проведённая министром финансов Сергеем Витте в 1890-х годах реформа, сделавшая торговлю водкой казённой монополией, поставила государство в зависимость от неё. В 1913 году винная монополия принесла 26% доходов в госбюджет.

Министр финансов (с 1906 года) и председатель Совета Министров (с 1911 года) Владимир Коковцев был, наоборот, горячим сторонником винной монополии. Будучи специалистом, он видел, что государство не сможет за короткий срок покрыть дефицит бюджета из-за введения «сухого закона». Взгляды императора и премьер-министра неминуемо должны быть прийти в противоречие и закончиться отставкой премьера.

Неприятие государем мнения специалистов

28 января (10 февраля) 1914 года Николай II принял Коковцева с очередным докладом и ничего ему не сказал, однако уже вечером того же дня направил ему письмо с рескриптом об увольнении. Сделано это было в обычной манере Николая II, всегда раздражавшей сановников, имевших с ним дело. Мотивы отставки, высказанные в письме императора, были надуманными и неискренними. Царь утверждал, что «соединение в одном лице должности председателя Совета Министров с должностью министра финансов или министра внутренних дел неправильно и неудобно». Но если бы это было только так, то он мог оставить Коковцева на одном из двух постов, между тем, он увольнял его с обоих.

Далее, император утверждал, что «быстрый ход внутренней жизни и поразительный подъём экономических сил страны требуют принятия решительных и серьёзнейших мер, с чем может справиться только свежий человек». Как будто Коковцев слабо способствовал развитию России в предыдущие годы! Ведь этот подъём был и его заслугой! Кроме того, «свежим человеком», заменившим 60-летнего Коковцева на посту председателя Совета Министров, оказался… 74-летний Иван Горемыкин!

Хотя отставка стала для Коковцева неожиданным ударом, он не обиделся на императора, будучи его верным слугой. Впоследствии в эмиграции Коковцев даже возглавил «Союз верных памяти императора Николая II».

Одно из роковых решений накануне 1917 года

Почти все историки нашего времени приходят к выводу, что введение «сухого закона», сократившего доходы казны на четверть, в условиях Мировой войны было роковой ошибкой Николая II – одной из тех, что привели к жесточайшему социально-экономическому кризису 1916 года и революции 1917 года. Денег в госбюджете катастрофически не хватало, при этом России необходимо было срочно наращивать производство вооружения и его закупки за границей.

Сложнее оценить психологические последствия принятия «сухого закона». Хотя практически вся российская печать, независимо от политического направления, приветствовала эту меру, отношение к ней в народе не было однозначным. Историк Владимир Булдаков считает, что лишение народа привычного наркотика способствовало распространению мыслей о социальном переустройстве и разожгло массовую политическую активность населения.

«Сухой закон» явственно высветил социальное неравенство в России, также раздражавшее простой народ. Одним из психологических изъянов первых указов о «сухом законе» было отсутствие запрета на частную торговлю спиртным. В ресторанах, куда вход обычным рабочим и крестьянам был заказан по мотивам социальной сегрегации (туда допускались только «баре»), первые месяцы после объявления «сухого закона» открыто и бойко шли кутежи с водкой, коньяком, ромом и другими крепкими напитками, между тем как «чернь» угрюмо проходила мимо заколоченных «казённых винных лавок». Не унялись кутилы из элитных классов и после того, как был введён запрет на продажу алкоголя и в ресторанах. Спиртное там начали разливать в посуду, предназначенную для чая. И недаром в 1917 году «винные погромы», то есть разграбления пролетариатом, солдатами и матросами винных погребов стали одной из самых обычных форм социального протеста.

«Сухой закон» распространился и на фронт. Если позднее, в Великую Отечественную войну, солдатам выдавали «наркомовские сто грамм», то в Первую Мировую войну водочная порция не полагалась. Отсутствие «разогрева» тоже могло способствовать снижению боевого духа солдат царской армии, распространению у них нежелания воевать, вкупе с теми же навязчивыми мыслями о несправедливости существующего общественного устройства.

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий необходимо
Читайте также:
Рекомендуемые статьи